Программа «десталинизации» как вид «консциентальной» войны против России
28 0 0

Программа «десталинизации» как вид «консциентальной» войны против России

Ещё Наполеон Бонапарт говорил, что десять газет могут принести больше вреда, чем целая армия. В РФ существует масса как государственных, так и частных СМИ, выражающих, на наш взгляд, интересы геополитических соперников России.

Предложения Совета по развитию гражданского общества и правам человека об учреждении общенациональной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» представляются скоординированной информационно-ударной операцией по окончательному демонтажу Ялтинско-Потсдамской системы в интересах «нового миропорядка» за счёт России. Это, как говорится, - «стратегическая» цель. А в качестве «тактической» задачи может быть рассмотрено превращение России в своеобразного «кризисного донора» для ряда «постсоветских» государств. Восемь государств (!) уже выдвинули Российской Федерации финансовые претензии за «советскую оккупацию» на сумму, превышающую хранящийся на Западе Стабилизационный фонд РФ. Дело за малым - за признанием российскими властями некой «вины» СССР...

Такое «признание» сразу даст юридическую базу для того, чтобы «вчинить иск России» в международном суде. После такого «покаяния» размещаемые в разваливающейся «зоне евро» международные арбитражные структуры могут запросто «удовлетворить» требования и ослабить тем самым нагрузку на «евродоноров» по поддержанию разваливающихся «евроэкономик». Дело в том, что еврозона сейчас пребывает (и будет еще находиться примерно до 2017 г.) в крайне неустойчивом состоянии. Португалия практически переживает дефолт. Быстро приближается к дефолту Испания, а в спину ее подталкивают Венгрия, Греция, Ирландия. Возникают опасения по поводу Кипра, Польши и государств Прибалтики. Если рухнет Испания, МВФ будет поддерживать Европу до определенного, но невысокого предела, ибо ослабление евро означает усиление доллара. Германия будет поддерживать ЕС наиболее последовательно, но – также до предела своих возможностей. В этих условиях «покаяние» России станет «подарком» для Европы. Иначе говоря, для России «входной билет» в «европейскую цивилизацию» может оказаться весьма недешёвым. А «борцы за права человека», конечно, забывают сказать, что «платить по счетам» придётся (как всегда) простому народу, у которого экспроприируют средства в пользу «жертв» советского «тоталитарного режима».

Российский генералиссимус граф А.В.Суворов более двухсот лет назад в «Науке побеждать» говорил: «Каждый солдат должен понимать свой манёвр». Именно непонимание большинством россиян манёвров нашей (усердно служащей «транснациональному сообществу») так называемой «интеллектуальной элиты» во многом объясняет те проблемы и негативные явления, с которыми сталкивается российское общество вот уже более четверти века, начиная с «нового мышления» М.С. Горбачёва.

* * *

Информационно-психологическая война, ведущаяся против России, представляет собой комплексную технологию изменения «картины мира» противоположной стороной в заданном направлении. Под «противоположной стороной» следует понимать как отдельных лиц (или группу лиц), принимающих решения на различном уровне, так и отдельные группы людей или массовое сознание народа в целом. Конечную цель информационно-психологической войны очень чётко сформулировал американский исследователь Джон Стейн в книге "Информационная война": «Целью такой войны является разум, особенно разум тех, кто принимает ключевые решения по поводу войны и мира…"

Информационно-психологическая война инициирует столкновение двух моделей мира – старой и новой, из которых одна, навязываемая противником, постепенно начинает доминировать над существующей. Это в первую очередь война когнитивная, ибо она оказывает влияние на процессы принятия решений человеком, его структуру рассуждений.

Особенностью информационно-психологической войны является то, что она базируется на коммуникативных процессах: коммуникация - основа информационно-психологической войны. В рамках стратегических коммуникаций определяется, какая информация и как должна быть проявлена, а в рамках тактических – где и когда.

Как отмечают специалисты, у информационно-психологического воздействия есть ряд принципиальных особенностей.

Во-первых, информационно-психологические войны ведутся, как правило, на чужой территории, когда без ограничений пересекаются границы, осуществляется проникновение в разум противника.

Во-вторых, информационно-психологическая война ведется так, что не оставляет видимых следов. Объекту воздействия кажется, что это он сам принимает решение, на самом же деле он оказывается ведомым другими.

В-третьих, информационно-психологическая война очень выгодна для ее инициаторов, поскольку относительно небольшой объем входной информации приводит к максимально значимому результату, например к формированию нужного общественного мнения.

В-четвертых, для информационно-психологической войны характерна определенная "мимикрия" под объект воздействия (информация - для информационных структур, те или иные факты – для воздействия на систему рассуждений человека).

В-пятых, один и тот же факт в условиях информационно-психологической войны может с легкостью получать разные интерпретации, вплоть до диаметрально противоположных.

В-шестых, информационное воздействие в принципе всегда является переводом с одной «картины мира» на другую.

Одной из особенностей информационного пространства для ведения информационно-психологической войны является его так называемая "публичность": любые действия проводятся с целью влияния на "публику" и находят свое отражение в той или иной части информационного поля.

Высшей формой информационно-психологической войны является так называемая "консциентальная" война (от латинского conscientia– сознание). Термин был введен в научный оборот доктором психологических наук Юрием Вячеславовичем Громыко в середине 90-х годов ХХ века. Под консциентальной войной понимается «согласованная по целям, задачам, месту и времени система информационно-пропагандистских и психологических мер, проводимых с применением средств массовой информации, культуры, искусства и других средств в течение длительного времени по тщательно разработанному сценарию». Объектом поражения и уничтожения в консциентальной войне являются определенные типы сознания: в результате такой войны определенные типы сознаний должны быть уничтожены, перестать существовать, их просто не должно быть. А носители этих сознаний (тот или иной народ), наоборот, могут быть сохранены: при условии, что они откажутся от форм сознания – предметов поражения и разрушения.

Консциентальная война, таким образом, - это комплексная форма воздействия на народ и государство в целом.

Основная функция «консциентального оружия» состоит в том, чтобы разложить и уничтожить народ страны-мишени, который в этом случае перестаёт существовать как народ, распадаясь на индивидов – «граждан мира» или иные аморфные группы.

Специалисты выделяют следующие особенности присущие «консциентальной войне».

Первое. Война на поражение сознания не может быть успешно осуществлена в условиях обычной регулярной крупномасштабной войны. В период наивысшего напряжения государства для достижения победы над врагом происходит тотальная концентрация всех материальных и духовных сил общества, поэтому требования к организации сознания в военное время являются достаточно жесткими, и самоопределение людей с точки зрения противостояния противоборствующих государств не вызывает вопросов. Любая попытка отдельных лиц или групп выйти за рамки заданного тотальной войной стереотипа "свой - чужой" воспринимается как коллаборационизм, а сами они объявляются «пятой колонной» со всеми вытекающими из законов военного времени последствиями.

Второе. Максимальный эффект от применения «консциентального оружия» достигается как раз в условиях формального мира и так называемых локальных войн и конфликтов. В условиях мира или малых войн большинство населения страны не осознает тот глобальный стратегический сценарий, в рамках которого государство участвует в противоборстве геополитических сил на мировой арене для достижения своих национальных интересов. Поэтому у населения не выработано отношение к данному сценарию и практическим шагам государства по его претворению в жизнь. В этом случае действия отдельных лиц государства или групп граждан, выходящие за рамки данного глобального сценария, могут восприниматься в обществе как свободное личное поведение или "самовыражение" в рамках существующей свободы слова, а не как целенаправленные действия, связанные с уничтожением у них определенной формы сознания и заменой ее другой, искусственно формируемой противником, формой. Появление лиц с "замещенным" сознанием в высших органах государственного и военного управления (так называемых «агентов влияния») при иерархической централизованной структуре системы управления может привести к катастрофическим последствиям.

Последним и самым ярким примером применения «консциентального оружия» против России служит, на наш взгляд, выдвижение программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

В предложениях открыто говорится, что «первой и главной целью программы является модернизация сознания российского общества через признание трагедии народа времен тоталитарного режима».

Искусственно созданное в России на протяжении последних 20 лет «отчуждение народа от элиты» предлагается преодолевать не за счет экономических преобразований в интересах этого самого народа, а путём «полного признания российской катастрофы XX века, жертв и последствий тоталитарного режима, правившего на территории СССР на протяжении большей части этого века».

Чувство ответственного хозяина страны предлагается возродить не путём национализации основных жизнеобеспечивающих отраслей промышленности, загубленных «эффективными менеджерами», а «вскрывая – не только для внешнего мира, но и для самих себя – правду о том, что наш народ «сделал сам с собой» в XX веке».

Укрепление объединительных тенденций на территории бывшего СССР и, возможно, бывшего «соцлагеря» предлагается осуществлять не за счёт воссоздания искусственно разорванных макроэкономических связей и налаживания новых, а «через осознание общности трагического прошлого».

Нас призывают признать, что «вся Россия – «большая Катынь», и «начать оказывать знаки уважения жертвам тоталитарного режима», вместо того, чтобы консолидировать общество и шаг за шагом всем вместе выходить из тяжелейшего экономического кризиса, в который Россия оказалась ввергнута горе-реформаторами путём искусственной интеграции национальной экономики в общемировую, подконтрольную Соединённым Штатам Америки.

Вместо строительства социального жилья нам предлагают «провести массовую установку обелисков и иных знаков памяти как в местах захоронения жертв тоталитарного режима, так и в городах и селениях, где их арестовывали и откуда их вывозили».

А самое главное - нам предлагают пересмотреть «нормативно-правовые акты, изданные в условиях «тоталитарного режима» с целью признания их недействующими полностью или частично. При этом «решение суда о признании нормативного правового акта недействующим повлечёт за собой утрату силы не только этого нормативного правового акта, но и других, основанных на нем нормативных правовых актов». А это – уже прямой путь к признанию «преступными» многих нормативных актов СССР, особенно предвоенного периода, и приравнивание советского строя к гитлеровскому режиму, чего в последнее время очень добивается ряд стран в Евросоюзе. Такой пересмотр нормативно-правовых актов приведёт к фактической денонсации всей системы Ялтинско-Потсдамских соглашений 1945 г. о переустройстве послевоенного мира и откроет путь для предъявления России как правопреемнице СССР материальных и территориальных претензий.

О долгосрочности намерений по изменению сознания россиян свидетельствует желание авторов программы «создать современные курсы отечественной истории для средней школы, свободные от старых и новых мифологем, поощрять и поддерживать научные исследования по отечественной истории, для чего облегчить доступ исследователей к архивным материалам, стимулировать и повсеместно развивать музейную работу, направленную на освещение трагических страниц советской истории».

Если своевременно не дать оценку данному документу с позиций «консциентальной войны» против Российской Федерации, то действия членов рабочей группы по «исторической памяти» из состава упомянутого Совета могут быть восприняты в обществе как свободное личное поведение или "самовыражение" в рамках существующей свободы слова, а не как целенаправленные действия, связанные с уничтожением у членов данной группы одной формы сознания и заменой ее другой, искусственно формируемой.

Метки: Россия  СССР  Сталин 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.