Мифология геноцида, «черкесский вопрос» и планы Саакашвили
19 0 0

Мифология геноцида, «черкесский вопрос» и планы Саакашвили

Потерпев сокрушительное поражение в войне августа 2008 года, грузинские стратеги берут реванш на поле «боёв за историю». 20 мая 2011 года парламент Грузии практически единогласно принял резолюцию о признании геноцида черкесского народа Российской империей…

В документе говорится, что "во время войны на Кавказе в 1763-1864 годах… со стороны политического и военного руководства России заранее была запланирована и осуществлена этническая чистка черкесских территорий". Называется максимальная цифра потерь (точную и даже приблизительную цифру не назовет ни один  серьёзный историк) – 90 процентов представителей адыгских (черкесских) народов и племен, уничтоженных в ходе боевых действий или изгнанных со своих земель.

По мнению разработчиков резолюции, геноцид черкесов не завершился с завершением боевых действий: "на эти территории целенаправленно было осуществлено заселение других этнических групп". Грузинские парламентарии скромно умалчивают, что этими "другими" были грузины, точнее, западногрузинские народности, прежде всего мигрелы. Последние более всего и выиграли от "этнической чистки". В свое время это дало повод известному русскому публицисту А.С. Суворину с горечью заключить, что русской военной победой воспользовались грузины, которые активно (и вовсе не из-под палки) захватывали опустевшие после войны и начавшегося махаджирства (мухаджирства) земли абхазов и в меньшей степени -  адыгов. Что касается Абхазии, то важным следствием махаджирства стали образование значительного массива пустующих земель и их массовая колонизация, главным образом со стороны соседнего мигрельского населения, приведшая к изменению этнодемографической ситуации в Стране души. Характерны высказывания Якоба Гогебашвили в газете «Тифлисский вестник» за 1877 год. На протяжении нескольких месяцев Гогебашвили доказывал, что лучшей заменой абхазам могут стать мигрелы. В частности, в его статье «Кем заселить Абхазию» давался развернутый план колонизации края.

Неконтролируемое заселение Абхазии мигрельским населением оказалось настолько бурным, что это насторожило власти. Поток переселенцев был ограничен, но процесс продолжался. Так, если в 1886 г. численность грузин в Абхазии составляла 4 тыс. человек, то в 1897 г. – уже 25,8 тыс.

Хорошо известно также о масштабном участии самих грузин в Кавказской войне на стороне Российской империи. Грузинская элита дала русской Кавказской армии многих вождей и офицеров, вспомним хотя бы легендарного князя Цицианова. Помимо Отдельного Кавказского корпуса, чей офицерский состав был во многом укомплектован грузинскими дворянами, против горцев Северного Кавказа (народов и племен адыгской группы, лезгин [собирательное грузинское наименование горцев Дагестана], чеченцев) воевали многочисленные формирования грузинской милиции. О боевых качествах грузинского дворянства, четко избравшего одну из сторон – российскую, – той войны с похвалой отзывался первый наместник Кавказа А.П. Ермолов...

Эти и многие другие факты не нашли отражения в резолюции парламента. Нынешнее руководство Грузии, и их«попутчики» из числа наиболее непримиримых в отношении России функционеров черкесского движения не ставят задачу восстановить историческую истину. Каждая из сторон преследует свои политические цели. Цели радикального крыла черкесского движения – добиться от российского политического руководства признания "геноцида черкесов" с последующим получением значительного финансирования и территориальными приобретениями (например, на пути создания единого адыго-черкесского субъекта в составе Российской Федерации). Над созданием мифологии геноцида работают и некоторые государственные институты, получающие финансирование из республиканских (а значит, и федерального) бюджетов. Официальная позиция  Москвы в столь важном научно-политическом вопросе куда менее артикулирована.

Как и в любом явлении подобного рода, в так называемом черкесском движении имеются свои романтики, искренне верящие в цели движения, и циники-функционеры. Не все, точнее, далеко не все установки черкесского движения продиктованы антироссийскими установками.  Народы адыгской языковой группы находятся в неблагоприятном демографическом положении. Нарастает отчуждение от традиционных этнокультурных кодексов поведения и забвение этнической культуры, о чем свидетельствуют результаты социологических замеров и о чем бьют тревогу люди, искренне болеющие за свой народ. Примерно в таком же положении находятся и русские, и большинство народов Российской Федерации, и в этом отношении проблемы адыгских народов являются проблемами общероссийскими. При этом относительная малочисленность адыгов повышает означенные демографические и социокультурные риски.

На наш взгляд очевидно, что по аналогии с русским черкесский крест лежит не в политической плоскости. Политизация "черкесского вопроса"  действительно препятствует задачам демографического и культурного возрождения народов адыгской группы, за что ратуют наиболее реалистично мыслящие представители черкесской общественности. В этой связи решение грузинского парламента является настоящим "медвежьим подарком" для адыгских народов России. Как гласит пословица, обжегшись на молоке, дуют на воду. Недоверие  (и вполне оправданное) федерального руководства будут вызывать любые инициативы черкесского движения, в том числе не имеющие политической подоплеки. Объективное научное изучение трагических событий времен Кавказской войны и махаджирства, и так запаздывавшее (на чем сыграли грузинские стратеги), рискует быть погребенным под пеплом политизированных споров. Вероятно, повышенное внимание вызовет научная и околонаучная деятельность республиканских гуманитарных институтов, штампующих за счёт госбюджета учебники, пропитанные духом этнонационализма.

Резюмируем: резолюция грузинского парламента противоречит реальным интересам адыгских народов России, но отвечает интересам функционеров черкесского движения в России и за рубежом, а также части гуманитарной интеллигенции в республиках Северного Кавказа, для которой изучение вопросов "геноцида" стало профессией и бизнесом.

Какой же цели добивается этим актом исторической недобросовестности и политической тенденциозности Тбилиси?

На наш взгляд, это попытка отыграться за позорное и досадное поражение в развязанной Саакашвили войне в Южной Осетии в августе 2008 года. Жажду реванша сдерживает страх повторения краха, который на сей раз будет крахом не только военной машины, но всего режима политической власти Саакашвили. Поэтому против России применяется "оружие слабых" – терроризм, переписывание истории, информационно-пропагандистские акции.

Попытки определить события 150-летней давности как геноцид имеют политический подтекст и вызваны стремлением геополитических противников России руками Грузии (точнее, ее марионеточного президента) «замутить» Кавказ и, в частности, сорвать Олимпиаду 2014 года в Сочи.  Вместе с тем здесь просматривается и другой, стратегически более значимый контекст. Выполняя политический заказ по инициированию "черкесского холокоста", грузинские стратеги рассчитывают привязать к себе симпатии адыгских народов России, а затем и всех северокавказцев. Вновь реализуется проект создания общекавказской федерации или, выражаясь словами А.Д. Сахарова, "маленькая империя". Центром последней будет, разумеется, Тбилиси. С этой точки зрения признание геноцида черкесов - важная ступень реализации северокавказской стратегии Саакашвили. Не исключено, что грузинские парламентарии удивят мир признанием еще не одного "геноцида", чем окончательно нивелируют это понятие.

Вопрос: смогут ли они добиться поддержки если не адыго-черкесского мира, то хотя бы черкесского движения? При положительном ответе на этот вопрос в Тбилиси могут рассчитывать на создание модели единого Кавказа, объединенного вокруг Грузии.

Реакция представителей черкесского движения на резолюцию грузинского парламента была неоднозначной. Большинство "профессиональных" адыгов поддержали резолюцию.  Другие поставили ее под сомнение, ибо всем ясно, что принят документ не в интересах адыгов, а в интересах правящего режима Грузии с целью создать для России новые политические проблемы.

Некоторые из черкесских активистов воевали против Грузии в Абхазии в начале 1990-х годов. В памяти слишком свежи события августа 2008 года, когда только российские войска спасли родственную адыгам Абхазию от тотального уничтожения грузинскими милитаристами. Принимать "подарок" из рук врага, коим для адыго-абхазского мира остается унитаристская Грузия, означает предавать Абхазию и память погибших бойцов-добровольцев той войны начала 90-х. Подобным образом высказался председатель «Хасэ» Кабаридно-Балкарской республики Ибрагим Яганов. Отвечая на вопрос корреспондента «Радио Свобода» о том, почему он не стал принимать участие в первом "черкесском" форуме, организованном в Тбилиси в марте 2010 года, он заявил: «Я воевал в Абхазии, и мне, откровенно говоря, очень неудобно перед своими товарищами, особенно перед памятью погибших. Думаю, что для этой темы место было выбрано довольно неудачно. И я по моральным принципам никак не мог туда поехать. (...) до того, как Грузия признает Абхазию, у нас никаких отношений с Грузией быть не может». Полагаем, что со временем в черкесском движении возобладает подобная точка зрения.

Признавая Саакашвили, едва не учинившего тотальное уничтожение абхазов в 2008 году, своим тактическим союзником, активисты черкесского движения не строят иллюзий о движущих мотивах признания "геноцида". Противоречия между адыго-абхазским и северокавказским миром, с одной стороны, и грузинскими царствами и княжествами складывались веками. А в ХХ и начале XXI века эти противоречия получили развитие в форме геноцида южных осетин и абхазов, и они вскоре  дадут о себе знать. К тому же резолюция грузинского парламента ставит перед собой цель расколоть единство адыго-абхазского мира: в заявлениях грузинских политиков проводится настолько же антироссийская, насколько антиабхазская линия, что замечают лидеры черкесского движения, для которых неизбежно встанет вопрос выбора союзников    -   Абхазии или Грузии. Вероятно, незначительная маргинальная часть черкесских активистов вопреки всякой логике и чувству кровного родства выберет Тбилиси. В целом же попытки Грузии завоевать симпатии адыгских народов методами политического пиара слишком самонадеянны. Так же иллюзорна и самообманчива роль объединителя всего Кавказа вокруг Грузии. Грузия и сегодня разрывается в тисках унитаризма, поскольку на протяжении всей своей истории существовала как фактическая федерация регионов. Попытка выступать в имперской роли по отношению к северокавказским народам, которые никогда не были подконтрольны Грузии и экономика которых была построена на набеговой системе, станет началом конца исторического существования грузинского народа.

Однако подлинные авторы проекта "геноцида черкесов" и других антироссийских акций Грузии так же мало задумываются об интересах грузинского народа, как и об интересах адыгов. Есть основания полагать, что главным организатором "черкесского проекта" в его современном звучании является Пол Гобл - ведущий эксперт аналитического центра STRATFOR, этого «теневого ЦРУ»Пол Гобл известен многими операциями на постсоветском пространстве, в том числе  на Южном Кавказе. Проскальзывали сообщения и о его участии в мартовском форуме 2010 г. с темой доклада “The Buried Crimes of the North Caucasus” ("Забытые преступлениях на Северном Кавказе").

Резолюция грузинского парламента, вызывашая столько шума в кругах черкесского движения, не в последнюю очередь является, как уже сказано,попыткой создать для России дополнительные проблемы в преддверии Олимпиады-2014 в Сочи. В известной мере, но лишь в известной, попытка удалась. Однако на более отдаленную перспективу будет увеличиваться негативный эффект этого решения для самой Грузии.

При отсутствии действенных шагов в сторону признания независимой Абхазии и обещаний "разобраться" с "мятежными" территориями будут нарастать объективные противоречия между нынешними тактическими союзниками  –   официальным Тбилиси и частью черкесского движения. Обвинения в адрес самой Грузии в политике этногеноцида могут выдвинуть и, вероятно, выдвинут, используя созданный ею политико-правовой прецедент, южные осетины, абхазы и некоторые национальные меньшинства, населяющие "маленькую империю". Тбилиси переоценил свои силы. Не исключено, впрочем, что точку в авантюристической политике Саакашвили поставит сам народ Грузии на улицах Тбилиси и Батуми...

______________________________

Эдуард Анатольевич ПОПОВ - руководитель Черноморско-Каспийского информационно-аналитического центра Российского института стратегических исследований.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.