О судьбе «сукиных сынов» Империи
70

О судьбе «сукиных сынов» Империи

Франклину Делано Рузвельту приписываются слова, сказанные то ли о никарагуанском диктаторе Сомосе (старшем), то ли о доминиканском тиране Трухильо: «Может, он и сукин сын, но это наш сукин сын». Ставка в международных делах на подручных данной категории давно стала для Соединённых Штатов традиционной…Рамки сотрудничества определяются с циничным прагматизмом. Очередному «сукину сыну» гарантируется пребывание во власти, но с условием беспрекословного обслуживания геостратегических интересов Империи, участия в подрывных операциях против «недружественных» ей режимов и политических лидеров, обеспечения имперских интересов в «подопечной» стране.

Спецслужбы США располагают обильным компроматом на Альваро Урибе Велеса, предпоследнего президента Колумбии. В разведывательном анализе «Характеристика главарей наркомафии Колумбии», который был рассекречен Пентагоном в 1991 году, Урибе проходит под № 82: «Колумбийский политик и сенатор, обеспечивающий позиции Медельинского наркокартеля на высоком правительственном уровне. Был причастен к наркооперациям на территории Соединённых Штатов. Его отца убили в Колумбии за связи с наркотрафикантами. Урибе весьма близок к (наркобарону) Пабло Эскобару Гавирии. Участвовал в его избирательной кампании». В марте 1984 года колумбийские власти провели операцию по захвату нарколаборатории Эскобара, конфисковали 14 тонн кокаина и несколько самолётов и вертолётов. Среди них - вертолёт Hughes 500, принадлежавший семье Урибе. Каких-либо претензий к Альваро тогда предъявлено не было. Более того, его назначили на должность руководителя гражданской авиацией. Именно он давал разрешения на использование взлётно-посадочных полос и полевых аэродромов нарко-компаньонам. Вот где следует искать истоки финансового благополучия Урибе и членов его клана.

Два президентских срока – с 2002 по 2010 гг. – Урибе ревностно исполнял обязанности марионетки Вашингтона, противодействуя тем интеграционным процессам в регионе, которые не предусматривали участия в них Соединённых Штатов. С особым упорством Урибе вредил блоку ALBA – Боливарианскому альянсу для народов Латинской Америки. Взаимоотношения колумбийского президента с Уго Чавесом, Рафаэлем Корреа, Эво Моралесом, Даниэлем Ортегой, Фиделем и Раулем Кастро приобретали всё большую остроту и конфликтность. Предлогом для разжигания конфронтации в регионе являлось якобы имеющееся «тайное сотрудничество» стран ALBA с колумбийскими партизанскими группировками FARC-ELN. Урибе требовал от латиноамериканцев признать их вслед за США «террористическими организациями», поддержать курс колумбийского руководства на интенсификацию внутренней войны и полный разгром повстанцев.

Призывы лидеров ALBA к налаживанию мирного диалога между противоборствующими сторонами Урибе игнорировал. Только силовые методы, никаких встречных шагов! Он дал «добро» на предложение Пентагона и ЦРУ «ликвидировать» временный штабной лагерь FARC в труднодоступной приграничной зоне Эквадора. Операция была осуществлена самолетами ВВС США и группой колумбийских коммандос. Среди десятков партизан погиб команданте Рауль Рейес, уполномоченный FARC по процессу мирного урегулирования. Администрация Буша получила запланированный результат: ситуация в регионе достигла критической точки, угроза вооружённого конфликта между Колумбией, Эквадором и Венесуэлой стала реальной как никогда ранее. Боевые части, в том числе танковые, получили приказы о выдвижении для защиты границ. Перспектива локальной войны между «sudacas», как пренебрежительно называют южноамериканцев дипломаты и военные США, рассматривалась ястребами в Вашингтоне в качестве приемлемого варианта по “развязыванию узлов” в отношениях с “популистскими режимами”. С первыми же выстрелами на колумбийско-эквадорской и колумбийско-венесуэльской границе получил бы оправдание курс Пентагона на создание военных баз в Колумбии и других странах Южной Америки и Карибского бассейна, открылись бы возможности для прямого вмешательства в горячий конфликт, в том числе для захвата нефтяных месторождений в Венесуэле и Эквадоре.

Разоблачения WikiLeaks не коснулись секретных документов Пентагона и ЦРУ, в которых затрагивалась проблематика назревающего вооружённого конфликта, перспективных сценариев действий сторон и вариантов нагнетания конфронтации. Эти взрывоопасные материалы вряд ли будут открыты в ближайшее десятилетие. Однако непосредственные участники тех событий с колумбийской стороны рано или поздно могут стать свидетелями на процессе о несостоявшейся войне, подстрекательской роли американских военных представителей в Колумбии и, соответственно, - закулисных манёврах Урибе, который упорно провоцировал Эквадор и Венесуэлу на развязывание боевых действий. В «активе» Урибе немало других мероприятий, направленных на подрыв стабильности и правопорядка в «популистских» странах. С его ведома повсюду, где есть крупные колонии колумбийских беженцев, были созданы резидентуры тайной полиции DAS, занимавшиеся не только слежкой, но и, в соответствии с доктриной Буша о борьбе с терроризмом, «физической нейтрализацией» наиболее опасных «экстремистов». Не напрасно в Вашингтоне и Боготе уровень взаимодействия спецслужб в период правления Урибе признавали беспрецедентно эффективным.

Самая многочисленная колония колумбийцев находится в Венесуэле. Не менее 4-х миллионов человек обосновалось в Боливарианской республике, спасаясь от правительственных репрессий за «связи с партизанами», карательных акций наркокартелей и ультраправых вооружённых группировок. Этой ситуацией пользуются американские и колумбийские спецслужбы, засылая в Венесуэлу отряды «парамилитарес». Их задача – дестабилизация приграничных штатов, экономическая диверсия (контрабанда бензина и продуктов питания), похищение людей с целью выкупа. На этом фоне разворачивается перманентная пропагандистская кампания: Чавес не в состоянии справиться с разгулом преступности. Именно по «каналам DAS» Урибе известили о подготовке рейда отряда «парамилитарес» в сто с лишним человек для нападения на президентский дворец Мирафлорес и убийства Чавеса. Колумбийские боевики должны были использовать венесуэльскую форму и вооружение, чтобы имитировать стихийное восстание военных, недовольных «коммунистической политикой» Чавеса. Урибе не возражал: может быть, именно на этот раз удастся добиться успеха.

План провалился, боевики были арестованы в окрестностях Каракаса накануне атаки. Урибе поспешил организовать встречу с венесуэльским президентом, чтобы свалить всю вину за инцидент на «ультраправые элементы» в государственных силовых структурах. Чавес не стал обострять проблему, сделал вид, что поверил объяснениям колумбийца, который, по сводкам венесуэльской разведки, не раз говорил в ближайшем окружении, что «сумеет избавить Латинскую Америку от диктатора».

Урибе не смог «обеспечить» своё переизбрание на пост президента в третий раз. Конституционный суд Колумбии проявил принципиальность. Иное решение было невозможным. Стали всплывать факты преступлений режима Урибе: могилы с тысячами жертв, расправы с колумбийцами, которых выдавали за партизан, убийства оппозиционеров, профсоюзных, крестьянских и студенческих активистов, журналистов, представителей индейских организаций. Подобная практика использовалась американцами в период борьбы с партизанскими движениями в Латинской Америке в 50-80-х годах. Урибе без колебаний взял её на вооружение. В перспективе крайне негативные последствия для экс-президента может также иметь расследование, которое ведётся в отношении незаконных «прослушек» членов парламента, прокурорских работников, судей, журналистов. Урибе отрицает, что давал распоряжения подобного рода. Однако арест его личного секретаря Бернардо Морено, бегство из страны бывшего директора DAS Марии дель Пилар Уртадо в Панаму, где она получила политическое убежище, указывают на другое: “прослушки” заказывались из дворца Нариньо.

Правительство США оценило услуги своего «сукиного сына»: по окончании президентского срока он получил место преподавателя в одном из университетов США и дипломатическое прикрытие сотрудника ООН.

Новый президент Хуан Мануэль Сантос, который был министром обороны в правительстве Урибе, отказался от (явного) продолжения курса на конфронтацию со странами-членами ALBA. Сантос встретился с Чавесом, подписал документы о нормализации отношений и сотрудничестве в различных сферах, в том числе обеспечению безопасности. Этот шаг был воспринят Урибе как «предательство» и сдача завоёванных под его руководством позиций в борьбе с «популистами» и «бандитами FARC-ELN». С неприкрытым раздражением Урибе воспринял расследование случаев коррупции в его правление и связей своих сыновей с главарями наркомафии. В ответ - через Twitter – он весьма критично отозвался о Сантосе. Под интернет-раздачу Урибе попали многие латиноамериканские политики, в том числе бразилец Лула Инасио да Силва: «Он критиковал Чавеса, когда тот отсутствовал, но дрожал перед ним, когда тот был рядом».

Колумбийские политологи отмечают признаки «психоза» в поведении Урибе, который «публично атакует Чавеса при любой возможности». И это при наличии договорённости Сантоса с Чавесом о том, что последний будет воздерживаться от критических высказываний в адрес экс-президента. Венесуэлец держит слово, и для Сантоса постоянные нападки Урибе на Чавеса становятся всё большей проблемой. Не прекращается вмешательство Урибе в другие вопросы внутренней и внешней политики Колумбии, что чревато обострением междоусобных конфликтов в правящих кругах.

Должность преподавателя в североамериканском университете оказалась чисто формальной. Студенты, особенно из Латинской Америки, отвергли Урибе: правду о преступной траектории экс-президента не скроешь. Вот и приходится ему выступать в исключительно «дружественных» аудиториях США, Европы, Центральной и Южной Америки, где можно позлословить о Чавесе и других «президентах-популистах». Пропагандистская активность Урибе открыто поощряется Вашингтоном. Замечено, что экс-президент старается не задерживаться на одном месте подолгу. Он постоянно в пути, словно заметает следы. Американская охрана не смыкает глаз: высока возможность мести партизан за гибель команданте Рейеса.

Даже имением в Уберримо Урибе управляет по телефону. Боится, потому что знает: у фарковцев повсюду свои люди. По этой же причине экс-президент провёл в общей сложности не более недели в своём доме, расположенном на территории полицейского комплекса на севере Боготы. Хотя комплекс считается неприступным, Урибе предпочитает не испытывать судьбу. Враги повсюду. Даже на ЦРУ нельзя полностью положиться. Судьба панамского президента Норьеги – постоянное напоминание о двуличии гринго. В чём-то тот провинился и получил, несмотря на прошлые заслуги, долгий срок в американской тюрьме. А ведь многие считали Норьегу любимым сукиным сыном Империи…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: США  Колумбия 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.