«Капитализм катастроф»
20 0 0

«Капитализм катастроф»

Война – выгодное дело. Особенно если у противника много ценных ресурсов и его вооруженные силы не в состоянии эти ресурсы отстоять. Тогда все затраты победителя окупаются с лихвой. Профессор Мишель Хоссудовский в недавней статье, посвященной социально-экономическим достижениям Ливии при Каддафи и агрессии НАТО против этой страны, помимо впечатляющей статистики приводит такой факт: НАТО работает в тесном взаимодействии с Международным валютным фондом и Всемирным банком, а также рядом аналитических центров в Вашингтоне. Соответственно, программы «реконструкции», разрабатываемые Всемирным банком и МВФ, координируются с военными планами США и НАТО (1).

 Падение Ливии – это и перестройка неоимпериалистической политики в Африке, и передел концессий по добыче природных ресурсов, и демонстрация силы, и создание нового очага нестабильности как повода к наращиванию военного присутствия в регионе, и особая роль «постконфликтного периода», когда на первый план выдвигается восстановление разрушенной инфраструктуры.

Традиционно преодолением последствий войн и разрушений занималась ООН, но после того, как эта работа показала себя сверхприбыльной, её прибрали к рукам американцы. В 2004 г. правительство США создало новую структуру экономического захвата – Управление реконструкции и стабилизации (Office of the Coordinator for Reconstruction and Stabilization) (2), которое возглавил тогда бывший посол США на Украине Карлос Паскуаль. Работая в тесном взаимодействии с Советом по национальной разведке США (3), Управление должно было выработать планы восстановления 25 стран, после того как в них произойдут разрушительные конфликты или природные бедствия...

Работа Управления связана не только с восстановительными работами, но и с гуманитарными программами – в духе заявленной Х. Клинтон необходимости применения «умной силы» (smartpower). Нынешний глава Управления Роберт Лофтис, он же старший советник Центра стратегических и международных исследований (в число сотрудников которого входят Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер, Уильям Коэн, Джеймс Шлезингер, Джеймс Вулси…), заявил в начале 2011 года о намерении США «поддерживать развитие полиэтнической демократии в Кыргызстане». Это сигнал. По словам Р.Лофтиса, его команда имеет чёткое представление о том, что послужило причиной конфликта на юге Кыргызстана (4). В этой стране американская агентура, собранная под крышей «Корпуса гражданского реагирования», активно действует под видом проведения гражданского и электорального мониторинга с середины 2010 года (5). Два другие основные объекта, которыми занималось в 2010 году Управление реконструкции и стабилизации, – это Афганистан и Судан. Думаю, не ошибёмся, если предположим, что разделение Судана на два государства произошло по планам данного Управления. Американцы и не скрывают своих заслуг в организации референдума о признании независимости Южного Судана (6).

Еще одна вашингтонская структура, которая активно действует в развивающихся странах, – American Enterprise Institute, одна из старейших организаций неоконов.

Что касается восстановительных работ, то наиболее яркие примеры выгодной реконструкции (но не для самих «реконструируемых» стран) – это Ирак и Афганистан. Там только Halliburton, многие акционеры которой были членами администрации Буша, получила 10 млрд. долл. под контракты на поставки и строительные работы, а американская фирма Bearing Point (7) может гордиться тем, что её доходы в этих странах «выросли за пять лет в четыре раза».

Феномен, с которым мы имеем дело, получил название «капитализма катастроф». По мнению экспертов, он впервые обнаружил себя в октябре 1998 г., когда ураган «Митч» пронесся над Центральной Америкой и унес жизни более девяти тысяч человек. Затем этот регион захватила такая же ураганная приватизация. В Гондурасе были приватизированы воздушные и морские порты, шоссе, государственная электрическая компания. Быстро изменили законодательство - упростили покупку и продажу недвижимости иностранцами. В Гватемале на продажу была выставлена телефонная компания, в Никарагуа заявили о планах продажи нефтяного сектора.

«Разрушенные страны привлекательны для Всемирного банка по простой причине: они послушны. После катастроф правительства этих стран обычно делают все, что от них требуют, лишь бы получить финансовую помощь, даже если она будет значить огромные долги и травматические политические реформы», – пишет известный критик западной системы Наоми Кляйн в книге «The Rise of Disaster Capitalism».

Осознавая беспомощность пострадавших от конфликта или катаклизма стран, Всемирный банк и МВФ предоставляют помощь не в виде грантов, а в виде займов на определённых условиях, принятие которых делает то или иное государство государством с «ограниченным суверенитетом». В Афганистане с помощью отработанных приёмов ограничения суверенитета удалось приватизировать сектор здравоохранения – средства поступали на счета «доверенных» НПО, которые выбирали нужных им иностранных подрядчиков. В Ираке отремонтированные корпорацией Bechtel водопроводные системы довольно быстро вышли из строя. В Шри-Ланке, где 600 тысяч пострадавших от цунами остались прозябать во времянках, основные средства быстро растаяли в карманах немногих привилегированных особ.

По мнению Н.Кляйн, сейчас в мире существует «параллельное правительство», состоящее из представителей консалтинговых фирм, инженерных компаний, крупных НПО, агентств помощи ООН и международных финансовых организаций, которые заняты «геополитическим инжинирингом».

К этому необходимо добавить и военную составляющую, о чём пишет М.Хоссудовский. В коллективном исследовании Civilian Surge, изданном в 2009 г. Национальным университетом обороны США, на основе статистических данных, анализа политических рисков и т.п. разработаны схемы вторжения в разные страны, дипломатично именуемые «комплексными операциями» (8). На 2009 год объектами «комплексных операций», а затем «стабилизации и реконструкции» представлялись не только Сирия, Северная Корея, Ирак, Иран и Афганистан, т.е. «классические» страны-изгои в понимании Вашингтона, но и Индонезия, Куба, даже Украина (видимо, подразумевался конфликт с Россией). Для каждой из этих стран уже просчитано необходимое количество оккупационных войск, предусмотрены различные варианты использования условно гражданских структур и т.д.

Так что «мягкое воздействие» вашингтонской дипломатии на страны-партнеры, характеризуемое предоставлением финансовой помощи и фотографиями с мест событий, запечатлевающими радость аборигенов, может быстро смениться на жесткую силу с применением экономических санкций, блокады и боевых вылетов ВВС США и НАТО. В этом, собственно, и состоит доктрина Обамы. Ведь smartpower – лишь приложение к военной силе.

В заготовках вашингтонских аналитических центров есть и сценарии конфликтов в Российской Федерации. Случись такое, можно не сомневаться - «параллельное правительство» с готовностью возьмётся за «реконструкцию и стабилизацию» необъятных российских просторов.

____________________________

(1) Chossudovsky, Michel. Destroying a Country's Standard of Living: What Libya Had Achieved, What has been Destroyed. Global Research, September 20, 2011. http://globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=26686

(2) http://www.state.gov/s/crs/

(3) Савин Л.В. К геополитике. Сумы, 2011.

(4) http://www.paruskg.info/2011/02/01/39123

(5) http://www.civilianresponsecorps.gov/newsroom/169223.htm

(6) http://www.civilianresponsecorps.gov/newsroom/168618.htm

(7) Эта фирма специализировалась на оказании общественных, коммерческих и финансовых услуг, часто связанных со спекуляциями. В 2008 г. она входила в сотню фирм, занимающихся оборонными контрактами. Однако в 2009 г. из-за экономического кризиса ее постигло банкротство, и она была реструктурирована.

(8) См. Civilian Surge. Key to Complex Operations. Washington. NDU Press, 2009.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.