Зыбкие перспективы Восточного партнёрства
82

Зыбкие перспективы Восточного партнёрства

В Польше завершил работу саммит стран-участниц Восточного партнёрства (ВП). Как известно, проект был представлен в 2008 году на заседании Совета ЕС по общим вопросам и внешним связям Министерством иностранных дел Польши при участии Швеции и рассчитан на шесть постсоветских государств – Украину, Белоруссию, Молдавию, Армению, Азербайджан и Грузию. Варшава заинтересована в интеграции этих государств в евро-атлантические структуры (особенно Киева, Минска и Кишинёва, учитывая их географическую близость к Польше). Но поскольку об их членстве в ЕС речи пока быть не может, в рамках ВП предлагается укрепить стратегическое сотрудничество с указанными странами.

Главная новость саммита - декларацию, осуждающую ситуацию с соблюдением прав человека в Белоруссии, подписали только главы государств и правительств стран Евросоюза. Представители постсоветских республик ставить свою подпись под документом отказались. Выработать общую позицию по белорусскому вопросу участникам саммита так и не удалось. Однако польские эксперты из официального лагеря призывают не усматривать в данном происшествии признаков окончательного провала самого проекта «Восточного партнёрства», поскольку внимание к саммиту со стороны Брюсселя свидетельствует о том, что сегодняшняя Европа мыслит «по-польски», а отношения Польши с Германией, признанным лидером объединённой Европы, являются достаточно конструктивными. Принимая у себя саммит «Восточного партнёрства», Польша, которая занимает на данный момент пост председателя Евросоюза, пытается говорить не от себя, а от имени всей Европы. Брюссель уже заявил о намерении выделить на реализацию «Восточного партнёрства» 600 млн. евро до 2013 г. Но этой суммы для шестёрки новичков явно маловато. Даже если её объём будет увеличен почти до 2 млрд. евро к 2014 г. (о чём говорится в декларации саммита), это не так уж много.

То, что постсоветские государства не подписали декларацию о нарушении прав человека в Белоруссии, не должно удивлять. Было бы удивительно, если бы они, напротив, согласились бы её подписать. Ведь у каждого из них есть на то свои причины.

Ход последних президентских выборов в Азербайджане, по результатам которых гонку выиграл действующий президент Ильхам Алиев, вызвал нарекания со стороны наблюдателей от ОБСЕ. Однако у Баку всегда есть для Запада «сладкая конфетка» - нефть и газ. Поэтому И. Алиев и после упрёков в недемократичности продолжает вести диалог с Брюсселем и Вашингтоном весьма раскованно. Подпиши он осуждающую Минск декларацию, и в ней, словно в зеркале, отразились бы некоторые события прошедших в 2008 г. президентских выборов в Азербайджане, говорящие не в пользу действующего президента.

Ещё менее поводов осуждать Белоруссию у грузинского лидера Михаила Саакашвили. Минск так и не признал независимость Абхазии и Южной Осетии, а контакты по линии Минск - Тбилиси гораздо более сбалансированные, чем по линии Тбилиси - Москва. Грузинская оппозиция вещает на весь мир о диктаторских замашках «главного кавказского демократа», так что М. Саакашвили было тактически и стратегически невыгодно пенять А. Лукашенко за его действия против оппозиции. Похожие соображения удержали от подписания декларации также Армению и Молдавию.

В отличие от своих коллег, глава украинского государства Виктор Янукович серьёзных проблем с международным сообществом не имеет, так как все международные организации признали его победу на президентских выборах в 2010 г., но ставить свою подпись под документом, осуждающим Белоруссию, он всё же не стал. Объединённая Европа обеспокоилась судьбой украинской оппозиционерки Юлии Тимошенко и её ближайшего окружения. Брюсселю не выгодно, чтобы политический ландшафт Украины выглядел предельно однообразно. Пестрота политических сил и наличие у них разнонаправленных интересов представляют европейцам куда больше возможностей влиять на ситуацию в стране, делая ставки на разные политические фигуры. Поэтому В. Януковичу удалось достичь на этом саммите больше, чем другим его коллегам. Киев заверили, что к концу этого года переговоры об Ассоциации между Украиной и ЕС будут завершены, что введение безвизового режима не будет зависеть от политических решений, а произойдёт после выполнения некоторых технических условий. Таким образом, Брюссель сделал шаг назад от правозащитной риторики и готов простить Виктору Януковичу многое, лишь бы удержать его в орбите своего влияния.

Главными трудностями на пути реализации проекта «Восточного партнёрства» являются следующие:

1. Между политико-экономическими стандартами ЕС и постсоветских стран-участниц проекта пролегает значительная дистанция, что превращает объятое программой пространство в эклектичное и мозаичное образование, едва ли поддающееся выравниванию. Общего политического пространства у стран ЕС и постсоветских государств «Восточного партнёрства» никогда не существовало, очень неодинаков их экономический потенциал, разную направленность имеют геополитические устремления. Кто-то из постсоветских «восточных партнёров» предпочитает отстраниться от масштабных мероприятий в рамках проекта и сотрудничает с Брюсселем в индивидуальном порядке. Самый яркий пример – руководство Украины, частным образом пробивающее себе выход на европейский рынок.

2. Проект «Восточного партнёрства» как не пользовался, так и не пользуется всеобщей поддержкой в Евросоюзе. Ряд ключевых стран ЕС настроен на сотрудничество с Москвой (в первую очередь, Германия, Италия, Франция), и заботы Польши по обеспечению стратегической глубины на своих восточных границах им неинтересны. Наибольшую активность в реализации проекта проявляет Берлин. Причина – стремление немцев нейтрализовать французский проект Средиземноморского союза. В случае успеха проекта Франция могла бы стать в Средиземноморье лидером, а впоследствии выдвинуться на ключевые позиции в целом в Европе. Германия, не будучи средиземноморским государством, не может претендовать на непосредственное участие в Средиземноморском союзе и вынуждена признать роль Парижа как посредника континентальной Европы с Европой средиземноморской, а также с североафриканскими и ближневосточными странами. Поэтому участие в программе «Восточного партнёрства» позволяет Берлину не быть отодвинутым на дипломатические «задворки» и оставаться в положении лидера. Поэтому, с одной стороны, полным ходом продвигаются совместные немецко-российские экономические проекты, с другой – канцлер Германии Ангела Меркель призывает к ещё большей изоляции Белоруссии. Однако против этого выступает Литва, которая считает более перспективным не отчуждение, а привлечение Минска к реализации совместных с ЕС программ в экономической сфере, так как Вильнюс и Минск продолжают плодотворное экономическое сотрудничество, несмотря на грозные одёргивания со стороны евробюрократии. Президент Литвы Даля Грибаускайте выразила сожаление об отсутствии на саммите белорусской делегации (по вине Евросоюза). Минск отказался от участия из-за явно антибелорусского характера данного демократического действа, и Брюссель не нашёл ничего лучше, как пригласить в Варшавую представителей прозападной белорусской оппозиции.

3. Наиболее ярые на сегодняшний день приверженцы антироссийской политики Запада из числа постсоветских «восточных партнёров» – Тбилиси и Кишинёв – находятся в непростом финансовом и политическом положении. На саммите звучали обещания взяться за создание углублённой зоны свободной торговли с Молдавией и Грузией, но пока обе страны борются с бедностью (безуспешно) и пытаются нейтрализовать действия собственной оппозиции (иногда силой, как в Грузии). Грузинские власти ко всему толком ещё не пришли в себя после неудавшегося блицкрига 2008 г. Поэтому в ближайшее время Грузии суждено оставаться на заднем плане «Восточного партнёрства», и всё внимание Европы достанется Молдавии. Добавим также остро конфликтные отношения между Арменией и Азербайджаном - и получим полную картину реальной обстановки в странах-участницах проекта.

Важно понимать, что проект «Восточное партнёрство» – это воплощение восточного измерения политики ЕС, в фокусе которой находятся страны со стратегически важным географическим положением. За красноречивыми фразами о правах человека и процессах демократизации Восточной Европы и постсоветского пространства скрываются геополитические интересы. Проект нацелен, на самом деле, на разрыв многовековых культурно-исторических связей стран-участниц с Россией и на вовлечение их в орбиту влияния коллективного Запада с последующей милитаризацией этого пространства. Инициатором движения в этом направлении с готовностью выступит Польша.

Варшавский саммит, безусловно, не был провальным, но не стал он и прорывным в восточной политике Европы, несмотря на старания Варшавы. Для придания проекту «Восточного партнёрства» второго дыхания его авторам понадобился бы недвусмысленный и привлекательный во всех отношениях стратегический план сотрудничества с постсоветскими государствами. Это подразумевает пересмотр партнёрских отношений с некоторыми странами-участницами проекта, создание определённых экономических преференций для наиболее активных участников и, главное, смысловую эволюцию идеи единой Европы. А этого пока нет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.