«Солдаты халифата» в Казахстане
80

«Солдаты халифата» в Казахстане

Ожидающую 20-летие своей независимости Республику Казахстан сотрясла серия террористических атак, последствия и зараза которых продолжают ощущаться по сегодняшний день.

Не успел Нурсултан Назарбаев на встрече в Москве поднять тему терроризма, как в столице Казахстана подняли по тревоге все службы в связи с сигналом о «заминированном» здании Генеральной прокуратуры республики. Этот сигнал оказался терроризмом телефонным, но до него всё было очень серьезно…

Джихад шагает по Казахстану?

Для человека, который знаком с обстановкой в Казахстане и может определить по внешним признакам (борода, короткие штаны и т.д.) сторонников радикальных направлений ислама, начавшаяся череда кровавых вылазок местных и приезжих «воинов джихада» неожиданностью не стала. «Первой ласточкой» можно считать неудавшуюся попытку взорвать ещё в 2005 г. акимат города Атырау (бывший Гурьев) принявшим ислам жителем Чимкента Андреем Мироновым. Тогда бандита арестовали и о нем быстро забыли...

 Весной 2011 года в центре Алма-Аты шел настоящий бой с группой террористов, в результате которого было ранено 11 бойцов спецназа. Тогда двое террористов были убиты, а еще двое, оставшихся в живых, и их сообщник оказались на скамье подсудимых — процесс по этому делу начался 22 ноября.

17 мая 2011 года шахид-смертник Рахимжан Макатов взорвал себя возле здания департамента Комитета национальной безопасности города Актобе (Актюбинск) с призывом не трогать мусульман.

24 мая следующий взрыв произошел возле здания Комитета национальной безопасности (КНБ) в самой столице Астане. Погибли три человека.

1 июля в Актюбинской области началась полномасштабная «десятидневная война». Названия поселков  Шубарши и Кенкияк стали известны всему миру. Поводом к войне стало задержание Талгата Шаканова, сторонника «чистого ислама». При аресте у него нашли оружие и экстремистскую литературу. Возмущённая местная община салафитов объявила охоту на полицейских и зверски убила их на глазах всего поселка. (Салафиты - течение радикального ислама, импортированного из Саудовской Аравии и активно распространяемого в различных регионах Казахстана, чаще всего социально неблагополучных. Помимо догматического отрицания всех нововведений цивилизации в сфере мусульманской религии и призывов вернуться к раннему исламу это течение чуть ли не открыто проповедует убийство всех неверных. К  «неверным» причисляются не только представители иных религий или атеисты, но и любые другие мусульмане, не разделяющие взглядов салафитов).

Убийцы-исламисты ушли в схроны на реке Эмбе. Посланная туда властями «на авось» группа спецназа, попала в засаду и была расстреляна в упор. Только тогда «верхи» поняли, что дело принимает серьёзный оборот и бросили на уничтожение экстремистов полк (!) внутренних войск с привлечением спецотряда «Сункар», тяжелой техники и вертолетов и самолета. Операцией командовал лично замминистра внутренних дел А. Аубакиров. 

Тогда большинство боевиков-салафитов были убиты, а выживших осудили на долгие сроки (двоим дали пожизненное заключение). И затем историю замяли…

Осенней активизации террористов предшествовали оперативные действия казахстанских спецслужб. 2 сентября информационное агентство Caspio News сообщило, что в Атырау число арестованных по подозрению в подготовке террористических актов на территории Атырауской области и в других регионах Казахстана  возросло до 14 человек.

И вот буквально через два месяца, 31 октября в 9 часов утра, недалеко от зданий акимата Атырауской области и городской прокуратуры прогремели взрывы. Одно из взрывных устройств привел в действие смертник, которым оказался 23-летний житель города Атырау Султангалиев Бауржан (http://news.mail.ru/inworld/kazakhstan/society/)

В течение недели были арестованы Алимжан Сагенов, Мирхат Калкаманов и Мейрамбек Усамбеков, которые признались в подготовке и совершении террористических актов. В результате следственно-розыскных мероприятий было обнаружено еще два готовых к взрыву устройства.

Ответственность за теракты взяла на себя террористическая группировка «Джунд-аль-Халифат» («Солдаты халифата»), созданная летом 2011 года гражданами Казахстана Ринатом Хабидоллой, Урынбасаром Мунатовым и Дамиром Зналиевым в целях развязывания джихада на территории Республики Казахстан. Новоявленные басмачи скрываются в афганской «зоне племен» и еще до взрывов «засветились» в  Интернете своими призывами  развернуть в Казахстане «войну за веру».

«Джунд-аль-Халифат» формировалась под воздействием идей ваххабизма (джихадизма), прямого действия и проповедей убитого на Северном Кавказе Саида Бурятского. В Казахстане ориентировочно насчитывают до 10 мелких групп, причисляющих себя к данному направлению. Последователи джихадизма изучали минно-взрывное дело, самостоятельно собрали 5 взрывных устройств, компоненты для которых приобретались на рынках и в аптеках. Первоначальные акции группа решила организовывать по запугиванию граждан и правоохранительных служб. Планы террористов спутал случай, когда произошел самоподрыв Султангалиева.

Не успели казахстанские КНБ и МВД провести серию широкомасштабных мероприятий по выявлению террористических элементов и профилактике взрывов, как было совершено ещё более изощренное и дерзкое преступление.

«Террорист–таразовец»

События без всякого преувеличения походили на «крутой» голливудский боевик. Утром 12 ноября в городе Тараз (бывший Джамбул) приверженец исламского джихада 34-летний М. Кариев, обнаружив за собой слежку, расстрелял двух сотрудников ДКНБ (Департамент Комитета национальной безопасности). Потом он напал на оружейный магазин «У дяди Вити», где убил охранника, завладел полуавтоматическими винтовками и угнал автомобиль, из которого поливал огнем прохожих и встречные автомобили.  Затем он уничтожил прибывший на место преступления наряд ОМОНа «Беркут» (добивал раненых выстрелами в голову) и, обстреляв конный патруль, завладел их табельным пистолетом и автоматом.

После этого Кариев приехал домой, где взял приобретенный заранее гранатомет РПГ-26 «Аглень» (одноразовая реактивная противотанковая граната) и, подъехав к зданию областного Департамента Комитета национальной безопасности, произвел выстрел из гранатомета и несколько очередей из автомата.

Когда Кариев был блокирован, он привел в действие находящееся на стеле взрывное устройство, в результате чего взорвался вместе с задерживавшим его капитаном Г.Байтасовым.

Итог 4-часового террористического кошмара в Таразе – семеро убитых (двое сотрудников КНБ, трое полицейских, охранник, случайный посетитель оружейного магазина) и трое раненых.

Государство испытало состояние шока – террор, который обычно находился «где-то за границей», стал быстро превращаться в реальную угрозу для стабильной с виду страны. По республике поползли слухи о готовящихся новых терактах.

Реакция общества

Официальная власть, как это обычно бывает, уверяла, что «ситуация находится под контролем». В отношении первых вооружённых вылазок были попытки отнести их к сугубо уголовным преступлениям разбойных группировок. Куда легкомысленнее высказывались «аналитики» вроде главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований Мурата Лаумулина, заявившего еще после взрывов в Астане и Актобе, что «активность исламистов на территории Казахстана ничтожная, и опасаться их не стоит».

Как выяснилось, все участники терактов посещали мечети, причем, как это было в Актобе, – мечеть которую построил Азамат Каримбаев, два года назад осужденный за терроризм. В своих общинах последователи «чистого ислама» активно вербовали сторонников даже из школьников при абсолютном попустительстве имамов и местных администраций. Председатель Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков прокомментировал случившееся так: «К сожалению, неблагополучная социально-экономическая ситуация в Казахстане провоцирует подобные выступления мусульманского электората, а также возникновение и активизацию экстремистских организаций».

В ноябре Казахстан буквально трясло в ожидании новых терактов. Институт политических решений провел соцопрос, который показал: «Более половины респондентов (58,1%) выразили опасение, что теракты повторятся. Практически половина (46,5%) опрошенных казахстанцев ощущает угрозу безопасности своих родных и близких…»

Наконец, об угрозе исламского терроризма заговорили серьезно. Политолог Расул Жумалы назвал события последних месяцев классическим проявлением терроризма: «Это был тревожный сигнал, над которым надо работать… самыми опасными являются юг и запад республики… действие сект, бесконтрольное обучение молодежи за рубежом, высокий уровень безработицы…»

Кому это надо?

Сегодня специалисты ломают головы, отыскивая причины и источники террористической активности исламистов. Прежде всего, нельзя забывать, что Казахстан находится в окружении государств, где «джихад-терроризм» уже давно распространен. В России не рассасывается северокавказский очаг, где, кстати, проходят стажировку казахские боевики, в Китае активны сепаратисты СУАР (Синьцзян-Уйгурский автономный район), в Узбекистане - «Хизб-уль-Тахрир, в Киргизии - «Таблиги джамаат» и «Джейшуль Махди».

Базами идеологической подготовки радикальных исламистов считаются южные районы Казахстана, но нетрудно обнаружить большое количество ваххабитов и на севере - в южно-сибирском подбрюшье России. Примечательно, что «таразский Рэмбо» был уроженцем северного Кокчетава. Именно на севере, где сталкиваются интересы русской и казахской общин, проще всего играть на этно-религиозных чувствах, чем и занимаются  приверженцы «чистого ислама».

Среди причин, возбудивших террористический бунт, называют принятие закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», вводящий запрет на молельные комнаты в государственных учреждениях и требующий ежегодную регистрацию иностранных миссионеров в органах государственной власти.

Есть мнение, что раскачивание политической ситуации связано с противодействием национал-исламистов Казахстана планам интеграции с государствами Таможенного союза.  Развитие исламского подполья в Казахстане может оказать влияние на казахстанско-российские отношения, учитывая связь террористов из Казахстана и Северного Кавказа и вероятное использование территории Казахстана для дестабилизации соседних регионов России.

И есть еще две причины, которые можно объединить в одну. Хотим  мы или нет, но политическая жизнь Нурсултана Назарбаева близится к концу. Известно, что идёт напряжённая работа над вариантом преемственной передачи власти. Отхода Назарбаева от рычагов управления государством ждут его внутриполитические противники, ждут этого и за рубежом.  Моментом передачи власти, без сомнения, попытаются воспользоваться определённые иностранные элементы. Создание террористических групп и распространение идеологии джихада в нефтеносных районах Каспия и северо-запада Казахстана являются  элементом долгосрочного плана по дестабилизации этой части постсоветского пространства.

Однако стремительная радикализация всей массы мусульманского населения Казахстану не грозит (не те традиции), в силу чего и выбрана тактика действия мелких религиозных общин и нанесения  точечных ударов по системе правоохранительных органов: с одной стороны, чтобы продемонстрировать неподготовленность этих органов (что, увы, удалось в центре Алма-Аты, когда трое вооруженных экстремистов перебили чуть ли не половину городского спецназа), с другой – чтобы явить образ «рыцарей ислама», которые сражаются с «наймитами антинародного режима Назарбаева».

Получит ли развитие «террористическая эпопея» Казахстана, покажет время, а пока ясно, что требуется не только срочная переподготовка спецслужб страны с ориентацией их на новые задачи, но и безотлагательное решение наиболее острых социальных проблем, питающих радикальные настроения молодежи.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.