КНР – США: борьба за контроль над Тихим океаном
94

КНР – США: борьба за контроль над Тихим океаном

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) всё больше обращает на себя внимание западных политиков нарастающей военно-экономической мощью Китая. И если до недавнего времени непререкаемым влиянием здесь пользовались Соединённые Штаты, то сегодня активизация на азиатско-тихоокеанском геостратегическом направлении Пекина видна невооружённым глазом. Американские аналитики бьют тревогу, говоря, что китайцы попросту «подбирают» те страны, с которыми администрация США не сумела либо не захотела выстроить нормальные отношения. 

Вашингтон, безусловно, подвела его многолетняя переросшая во внешнеполитическую догму зацикленность  на правозащитной риторике. Подвергая остракизму правящие режимы в странах АТР за несоответствие их политической практики «демократическим ценностям» в их американском исполнении, Вашингтон невольно подтолкнул эти страны в объятия Пекина. Так происходило, например, с Мьянмой (Бирмой).   Пока американцы критиковали руководство Мьянмы за отступление от демократических свобод, китайцы продвигали здесь свои интересы, взаимодействуя с властями этой беднейшей страны на всех уровнях. В экономику и инфраструктуру Мьянмы вкладывались десятки миллиардов долларов, почти столько же получили бирманцы от китайцев в виде военной помощи. Ясным подтверждением крепнущего сотрудничества КНР - Мьянма стал визит президента Мьянмы Тхейн Сейна в Китай в 2011 г. Тогда китайским руководством были произнесены важные слова о едином стратегическом видении проблем международной политики в Пекине и Рангуне, что не могло не насторожить Белый дом. 

Географическое положение Мьянмы имеет крупное военно-стратегическое преимущество – общую границу с Индией, Китаем, Таиландом и Лаосом. Мьянма – удобная стратегическая площадка для давления на Пекин и контроля над Малаккским проливом, через который в год проходит около 50 тыс. кораблей (от одной пятой до одной четвёртой всего морского товарооборота). Объём нефтеперевозок через пролив составляет примерно 11 млн. баррелей в день. Один из основных потребителей поставляемой через пролив нефти – Китай. К тому же Мьянма богата природными ресурсами: нефть, олово, вольфрам, цинк, свинец, медь, уголь, драгоценные камни, газ. Это позволяет властям страны легко завоёвывать расположение влиятельных соседей. При таких обстоятельствах дальнейшие призывы Вашингтона к бойкоту страны  вряд ли дадут результат. Мьянма всегда найдёт, кем заменить Соединённые Штаты. 

Похожая ситуация сложилась в отношениях США с небольшим островным государством Тимор-Лешти. У острова опять-таки выгодная география. До соседних Австралии и Индонезии – рукой подать, а  дно Тиморского моря таит немалые запасы нефти и газа. К примеру, запасы нефтеносного района Байу-Ундан оцениваются в $3 млрд. Близость Восточного Тимора к проливу Ветар - тоже немаловажный фактор. Ветар – один из самых глубоких проливов в мире и идеальный маршрут для прохода подводных лодок из Тихого океана в Индийский. В случае возникновения конфликтных ситуаций в этой части света эффективное использование подводного флота будет зависеть от обладания Ветаром, а обладание Ветаром  - от обладания Тимор-Лешти. В 2002 г. эта бывшая португальская колония, на которую имела виды Индонезия, получила независимость. С тех пор за влияние на Тимор-Лешти соперничают Вашингтон и Пекин, но у последнего здесь дела идут лучше. Китайцы уже получили $378-миллионный контракт на строительство двух электростанций. Лёгкое вооружение, униформу и прочие элементы военной экипировки тиморцы также закупают в Китае. На самом острове появилась значительная китайская диаспора численностью более 4000 человек. В январе 2011 было достигнуто соглашение о получении займа в $3 млрд. из рук Пекина. И если раньше перспективные тиморцы – претенденты на высокие посты в экономике и политике уезжали на учёбу в Австралию и США, то сегодня они предпочитают учёбу в китайских вузах. 

В такой ситуации Вашингтон укрепляет военно-стратегические контакты с Австралией и Новой Зеландией. В июле 2011 г. Америку посетила делегация Министерства обороны Австралии во главе с главой ведомства Стивеном Смитом. Визит был посвящён 60-летию американо-австралийского альянса. Среди главных вопросов, обсуждавшихся в ходе встречи, были Афганистан,  а также усиление Индии и Китая. Была подтверждена готовность Австралии служить и дальше «южным якорем» США в Юго-Восточной Азии (1). Госсекретарь США Хиллари Клинтон уже огласила намерение Вашингтона превратить XXI век в столетие тихоокеанской политики Соединённых Штатов (2). Австралия - самый крупный союзник Белого дома в этой части планеты, с оснащённой армией общей численностью регулярного состава более 51 тыс. и более 19 тыс. резерва.  Мобилизационные ресурсы страны составляют 4,9 млн. чел. На развитие своих вооружённых сил Канберра тратит 2% ВВП. К тому же на австралийской территории располагаются 16 военных объектов США, в том числе ракетный полигон и радиоцентр связи с атомными подлодками.  К северу от Австралии расположены  Тимор-Лешти, Индонезия и Папуа — Новая Гвинея. Расстояние между главным островом Папуа — Новой Гвинеи и материковой частью Австралии - всего 145 км, а расстояние от австралийского острова Боигу до Папуа — Новой Гвинеи — всего 5 км. К северо-востоку от Австралийского континента находятся Вануату, Новая Каледония и Соломоновы острова. К юго-востоку — Новая Зеландия.  Из перечисленных стран только Новая Зеландия однозначно и бесповоротно выступает союзником австралийцев как в экономике, так и политике. К остальным внимательно (и небезуспешно) присматривается Пекин. 

Между США и Австралией достигнута договорённость об усилении американского военного присутствия на материке. Возведение новых военных баз не предусмотрено, но, согласно договорённостям, американские военнослужащие получат право постоянного доступа к военной инфраструктуре Австралии, а присутствие ВМФ США у австралийских берегов будет наращиваться. С учётом уже имеющихся баз ВС США в Южной Корее и Японии Вашингтон получит возможность усилить своё влияние в западной и южной частях АТР, включая стратегически важное Южно-Китайское море, которое китайцы считают своей суверенной территорией.  Контроль над этим морем даёт неоспоримые геополитические преимущества, поскольку акватория Южно-Китайского моря – наиболее короткий и безопасный путь для судов, следующих из Китая, Японии и России к Сингапурскому проливу и в обратном направлении. 

Новозеландцы тоже настороженно наблюдают за экспансией китайской дипломатии в АТР, особенно после того, как наметилось сближение Китая с Республикой Островов Фиджи,  расположенной в южной части Тихого океана в 1170 км  от Новой Зеландии. Высказываются опасения, что, если рост объёмов сотрудничества между китайцами и фиджийцами будет идти такими темпами, один из островов архипелага Фиджи может превратиться в базу постоянной дислокации ВМС КНР. С одной стороны – китайцы на Фиджи, с другой – китайцы на Тиморе.

Более того, не исключено появление китайских опорных пунктов на Сейшелах. Об этом в сентябре 2011 г. во время своего визита на Сейшелы заявил министр обороны КНР Лианг Гуангли  - в ответ на предложение сейшельского президента  Джеймса Майкла подумать об открытии на Сейшелах военно-морской базы ВМС КНР.  Расположенные между Азией и Африкой, к северу от острова Мадагаскар в западной части Индийского океана, Сейшельские острова имеют важное стратегическое значение, поскольку при наличии мобильной военно-морской группировки с их территории можно контролировать значительную часть акватории Индийского океана, а также побережье Восточной Африки (Кения, Мозамбик, Сомали). В 2004 г. Сейшелы подписали с Китаем соглашение о военном сотрудничестве, в соответствии с которым 50 сейшельских военнослужащих будут обучаться в КНР (3). Кроме того, китайцы передали сейшельцам два лёгких авианосца. В свою очередь сейшельские власти открыто заявили о приверженности принципам «одного Китая», то есть отказали в официальном признании Тайваню. Корабли ВМС Китая уже патрулируют опасные участки акватории Индийского океана, где сохраняется высокая вероятность нападения пиратов, и нуждаются в пунктах ремонтно-технического обеспечения и оборудованных пунктах базирования. Возможно, именно такие пункты и появятся на Сейшелах. Поскольку экономика Китая в очень значительной мере зависит от внешней торговли, Пекин кровно заинтересован в устранении проблемы пиратства в этом регионе. Вашингтон же опасается, что выдавить китайский флот отсюда будет уже невозможно (2). В 2004 г. консультант правительства США Буз Аллен Гамильтон заявил, что суть тактики Китая – создать «ожерелье из военно-морских баз» в Индийском океане (3). Внимание Пекина к Сейшельским островам тем более тревожит Вашингтон, что с 2009 г. там уже находится база американских беспилотников, используемых для борьбы с таинственными сомалийскими пиратами и контроля над территорией Сомали.

Впрочем, есть у китайских позиций в АТР и слабые стороны. Ряд экспертов полагают, что на государственном уровне у Пекина отсутствует внятная океаническая стратегия. Защита и продвижение своих экономических интересов – это одно, а полноценная доктрина усиления китайского присутствия в масштабах всего Тихоокеанского региона – совсем другое. Океаническая стратегия – понятие гораздо более масштабное, чем стратегия и тактика применения ВМФ. Она должна включать в себя координированную многофункциональную деятельность специализированных государственных учреждений – от генштабов и военных экспертов до океанографических институтов и экономистов. Поэтому Китай будет избегать военных конфликтов на море как можно дольше: для модернизации своих ВМС и реализации стратегии в отношении тихоокеанских государств, в том числе находящихся в непосредственной близости от главных союзников США – Новой Зеландии и Австралии, Пекину необходимо время. Китайская сторона полагается на дипломатию  (недорогое средство обеспечения собственных интересов) и экономику. Что касается последнего, то показательны темпы китайского продвижения в Африку: так, если в 2003 г. торговый оборот между КНР и странами Африки составлял $10 млрд., то в 2004 г. – уже $20 млрд.  Китаем подписаны соглашения о сотрудничестве в сфере добычи природных ресурсов с Анголой, Нигерией, Замбией, Конго, Зимбабве и др. По объему помощи странам АТР Китай находится пока на третьем месте - после Австралии и США, но при этом стремится к созданию как можно большего количества точек базирования в стратегически важных пунктах с тем, чтобы в момент критического ослабления США вступить в плотный диалог с этой сверхдержавой с позиций не слабости, но силы. 

_____________________

1) Edi Walsh «America’s Southern Anchor?» (The Diplomat August 25, 2011)

2) “Clinton says 21st century will be US`s Pacific century” (Xinhua/Wang Fengfeng, 12.11.2011)

3) Jody Ray Bennett «Seychelles: An Open Invitation for China» (ISN Insights, 27. 12.2011)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.