Для кого на самом деле создан Международный Уголовный Суд?
93

Для кого на самом деле создан Международный Уголовный Суд?

Недавно Международный Уголовный Суд в Гааге (далее - МУС) вынес весьма примечательное решение. Формально оно касалось двух африканских государств – Малави и Чада, принявших у себя с визитом президента Судана Омара аль-Башира. Собственно, виноваты эти страны оказались не столько в приёме О. аль-Башира, сколько в том, что не арестовали его во время этого приёма, ведь МУС выписал ордер на его арест ещё в 2009 году. Согласно Статуту МУС, все государства должны сотрудничать с Судом. Отказ арестовать президента Судана аль-Башира стал основанием для международной ответственности, казалось бы, совсем посторонних государств. В этом решении проявилась истинная сущность МУС как инструмента глобальной гегемонии, выраженной в высокопарной юридической форме. Причём данное решение имеет, по крайней мере, два смысловых ряда. 

Сначала несколько слов о первом смысловом ряде этого решения. Он находится как бы на поверхности и заключается в том, что МУС пытается установить систему тотального контроля над всеми государствами, подписавшими Статут МУС. Поэтому будет наказано любое государство, которое не сотрудничает с Судом. На мой взгляд, МУС выходит далеко за пределы международного права и даже собственного Статута. Дело в том, что требование арестовать главу соседнего государства и «сотрудничать» с Судом далеко не идентичные понятия. 

В то же время далеко не все государства, отказывающиеся сотрудничать с МУС, подвергаются наказанию. Буквально через несколько дней после публичной порки, устроенной Малави и Чаду, президент Судана посетил Ливию. Здесь реакция МУС оказалась совсем иной. Суд не просто не наказал Ливию, но сделал вид, что вообще не заметил этого визита. До визита ливийским властям не предписывалось арестовать аль-Башира, а после визита Ливию не выпороли за неисполнение ордера на арест. Почему же МУС демонстрирует столь разное отношение к разным государствам? Причина заключается в том, что аль-Башир принял активное участие в свержении М.Каддафи. Что, кстати, влечёт за собой вопрос, а не является ли это ценой за его собственную безопасность перед МУС…

Интересно обратить внимание на то, что и некоторым другим странам также позволено не исполнять решения международных уголовных судов, например Франции. Несколько недель назад бывший пресс-секретарь Международного трибунала по бывшей Югославии гражданка Франции Флоранс Хартманн была приговорена трибуналом (за раскрытие секретной информации по делу С.Милошевича) к семи дням тюремного заключения. Однако Франция отказалась выполнить распоряжение трибунала об аресте Ф.Хартманн. Французские власти заявили, что обязанность «сотрудничать» с МТБЮ касается лишь лиц, виновных в военных преступлениях, а Ф.Хартманн к ним не относится. Трибунал стыдливо промолчал.

А теперь о втором смысловом ряде решений МУС по Малави и Чаду. Международные суды используют этот приём достаточно часто. Идея проста: формально решение выносится вроде бы по одному вопросу, но на самом деле оно принимается для совершенно иных целей. Такая возможность возникает в связи с контролем международных судов англосаксами и их концепцией судебного прецедента и даже суда как правотворца. Впрочем, такой подход с удовольствием применяется и судьями из других правовых систем, потому что очень удобен для вынесения нужных решений. В англо-американской правовой системе судебный прецедент является одним из основных источников права, но кто разрешил продавливать ту же концепцию в международные суды? «Международные» судьи сами себе и разрешили. Как работает подобная система? Вот пример. К 2005 году процесс против Слободана Милошевича в Международном трибунале по бывшей Югославии полностью провалился, в том числе провалилось главное обвинение в геноциде. Согласно международному праву, осудить за геноцид можно только в том случае, если лицо имело специальный умысел. Иными словами, нельзя совершить геноцид ни случайно, ни по неосторожности и даже с умыслом, но косвенным. Однако Милошевича осудить было нужно именно за геноцид, несмотря на то что его умысел доказать не удалось. И тут на помощь приходит «судебный прецедент», созданный для самих себя! В 2004 году по малозначительному делу против одного из бывших мэров Радислава Брдянина было вынесено решение, согласно которому для признания лица, виновным в геноциде, не обязательно установление специального умысла. И всё! И никакая Конвенция о геноциде теперь трибуналу не указ! Осталось только в деле Милошевича сослаться на «ранее имевший место прецедент»! Лихо, да уж больно белы сии нитки, которыми шьются дела в МТБЮ! 

Вот именно такой подход выбрал и МУС в деле против двух африканских государств. Формально решение было вынесено в отношении Малави и Чада, но теперь оно может быть использовано в отношении любого государства, не являющегося участником Статута МУС. Например, России! Это явно видно из второго смыслового ряда данного решения. Чтобы его понять, нужно не пропустить всего одну строку данного решения. Вот она: «Суд установил, что обычное международное право создало исключение в отношении иммунитета глав государств в случае, если международный суд издал ордер на их арест за совершение международных преступлений». В обоснование этого весьма «передового» утверждения МУС процитировал параграф 61 знаменитого решения Международного Суда ООН по делу «Ордер на арест (Демократическая Республика Конго)»: «Главы государств не обладают иммунитетом в международных трибуналах». Однако это, мягко говоря, неточная цитата. На самом деле МС ООН в этом деле заявил следующее: «Действующий или бывший министр иностранных дел может предстать перед некоторыми международными уголовными судами там, где они обладают юрисдикцией». (1) Как говорится, почувствуйте разницу! И цель опускания слов «там, где они обладают юрисдикцией» также очевидна. Ведь в отношении аль-Башира МУС как раз и не имеет юрисдикции, так как Судан не является участником МУС. Передача же ситуации в Судане в МУС со стороны СБ ООН также не создаёт правовых последствий для Судана, так как данное право Совбеза закреплено не в Уставе ООН (участником которого Судан является), а в том же Статуте МУС (участником которого Судан не является). Абсурдность утверждения Международного Уголовного Суда следует из простого вывода о том, что, если глава государства не обладает иммунитетом перед любым международным трибуналом, то, например, Науру, Фиджи, Вануату и Федеральные Штаты Микронезии могут создать международный трибунал и судить президента России или Председателя Китайской Народной Республики, а то и самого президента США!.. Здесь главным является не вопрос о том, почему МУС опустил при цитировании решения МС ООН столь важные слова, а почему он полагает, что столь откровенный подлог ему так легко сойдёт с рук? Могли ли судьи взять на себя ответственность изменить нормы международного права, да ещё и столь наглым образом, или они выполняли чьё-то прямое указание? 

Для кого же на самом деле был создан Международный Уголовный Суд? … Нам говорили, что создаётся он для наказания главных международных преступников и участие в нём исключительно добровольно…. Однако, как показало время, суд становится орудием в руках главных международных преступников, и его юрисдикция направлена даже на тех, кто не подписал договор о его учреждении. Учитывая, что в последние годы концепция юридического активизма и агрессивное продавливание собственных правил под видом «обычного международного права» становятся реальностью, Россия должна чётко и недвусмысленно заявить о своей международно-правовой позиции и не позволить международно-правовым активистам-провокаторам утверждать затем, что отсутствие возражений со стороны государств является «подтверждением создания новой нормы обычного международного права». А практика эта продавливается весьма напористо и открыто: судебная палата МУС по делу Малави и Чада заявила: «Возбуждение международного преследования в отношении глав государств получило широкое признание как признанная практика». Как говорил классик русской литературы, если в первом акте на стене висит ружьё, в конце спектакля оно должно выстрелить. Итак, ружьё на международную сцену вывесили. Цели также определены достаточно откровенно – это страны, не являющиеся членами МУС. Остаётся ждать, когда наступит время выстрела?..

_________________________________
(1) Дословно: «…an incurnbent or former Minister for Foreign Affairs may be subject to criminal proceedings before certain international criminal courts, where they have jurisdiction». При этом МС ООН перечисляет примеры некоторых судов, указывая в том числе МУС. Однако речь идёт не о МУС вообще, а о МУС в тех случаях, когда он обладает юрисдикцией в данном конкретном деле. Следует отметить, что МС ООН указывает  среди примеров также МТБЮ и МТР, что, на наш взгляд, неверно, так как СБ ООН (создавший эти трибуналы) не имеет компетенции отменять нормы обычного международного права. Полный текст решения МС ООН см: http://www.icj-cij.org/docket/files/121/8126.pdf. Комментарий решения МС ООН по данному делу см.: Мезяев А.Б., Дело об ордере на арест (ДРК против Бельгии), // Российский ежегодник международного права-2003, СПб. 2003. С.84-99.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.