От Союзного государства к Евразийскому союзу
89

От Союзного государства к Евразийскому союзу

Характерной особенностью празднования в Белоруссии Дня единения народов России и Белоруссии 2 апреля является полная зависимость степени торжеств и их размаха от текущего положения дел в белорусско-российских взаимоотношениях. Этот день всегда отмечается по-разному – от почти полного его игнорирования до едва ли не всенародного ликования. Так, 2 апреля 2010 года о Дне единения едва вспомнили, зато 2 апреля 2012 года были не только официальные мероприятия, но и широкое обсуждение темы в прессе и даже порядком подзабытые многочисленные тематические студенческие и школьные уроки-политинформации. 

Между тем от состояния российско-белорусских отношений зависит судьба и Единого экономического пространства, и создаваемого Евразийского союза.

В конце XX века, после разрушения СССР, миллионы людей, потерявших свои многолетние сбережения, оказались на гране бедности, пресловутый «цивилизованный развод» советских республик обернулся межнациональными конфликтами и локальными войнами. Элиты вновь образованных государств взяли курс на максимальное обособление, разрушая некогда слаженно работавший экономический механизм бывшего Советского Союза.

Образование Союзного государства России и Белоруссии явилось в своё время поворотным моментом в восстановлении разделённого по живому постсоветского пространства. Процесс сближения Белоруссии и России зачастую двигался неоправданно медленно, но всё равно он сыграл роль локомотива постсоветской интеграции. Заметно меняться к лучшему ситуация стала уже позже, с образованием ЕврАзЭС, Таможенного союза, Единого экономического пространства, но начиналось всё именно с Союзного государства. 

Напомню, что 2 апреля 1996 года Б.Ельцин и А.Лукашенко подписали Договор об образовании Сообщества России и Белоруссии. 29 апреля 1996 года в Санкт-Петербурге было подписано соглашение о создании Парламентского собрания России и Белоруссии, а 2 апреля 1997 года президенты подписали уже собственно Договор о Союзе Белоруссии и России. Далее шло поэтапное согласование позиций и подходов. В 1997 году создали Высший совет и Исполнительный комитет Союза Белоруссии и России. В 1998 году были разработаны и начали реализовываться первые союзные программы, были образованы Пограничный и Таможенный комитеты, Комитет по вопросам безопасности и другие структуры. 

 8 декабря 1999 года президенты России и Белоруссии подписали, наконец, полномасштабный Договор о создании Союзного государства. 26 января 2000 года, после ратификации его парламентами обоих государств, договор вступил в силу. Были сформированы и действуют поныне союзные органы власти – Высший Государственный Совет, Совет Министров, Постоянный Комитет Союзного государства и Парламентское Собрание Союза Белоруссии и России.

Затем, однако, союзное строительство, во многом став точкой отсчёта для всей постсоветской интеграции, замедлилось на долгие годы. Фактически, сказав «А», так и не сказали «Б», на что были свои причины. Белоруссия и РФ – явно не сопоставимые по масштабу государства; это равносильно тому, как если бы, к примеру, интегрировались США и Новая Зеландия. Отсюда проблемы с политической частью – растворяться в Российской Федерации ни Белоруссия, ни сами белорусы не собирались, российская же сторона не желала иметь в новом союзном образовании такой же голос, как маленькая Белоруссия. Вторая проблема – разные формы собственности. Если у Белоруссии это в основном государственная собственность, то в России – частная. К тому же в Белоруссии изначально был приоритет социальной защиты и поддержки населения, выражавшийся в том, что даже убыточное предприятие в первую очередь должно думать о выплате зарплат и социальной сфере. Соединить эти два общественных строя было проблематично.

Ахиллесовой пятой Белоруссии является почти полное отсутствие углеводородов и металлов. Ко всему прочему основу экспорта Белоруссии составляют как раз продукты нефтепереработки, продукция двух гигантов – Новополоцкого и Мозырского нефтеперерабатывающих заводов. К тому же Белоруссия традиционно была сборочным цехом Советского Союза, ей удалось сохранить собственное мощное машиностроение, несмотря на отсутствие месторождений металлов – МАЗ (Минский автомобильный завод – грузовики, автобусы), БелАЗ (Белорусский автомобильный завод – большегрузные карьерные самосвалы), МТЗ (Минский тракторный завод – тракторы), производство комбайнов, троллейбусов, трамваев, мотоциклов, велосипедов, телевизоров, холодильников, стиральных машин. Причём это всё модернизированное советское наследие, а не созданные заново сборочные линии иностранных производств. При прежних ценах на энергоносители из России Белоруссия умудрялась за счёт экспорта сводить концы с концами, однако повышение цены на голубое топливо и нефть поставили белорусскую экономику на край гибели.

Не могу согласиться с тем, что Белоруссия постоянно субсидировалась Россией. С точки зрения формальной – да, цены на энергоресурсы были ниже, чем для Европы или той же Украины. Однако давайте на мгновение представим, что было бы с российской экономикой, если бы РФ не продавала нефть и газ, а, как Белоруссия, вынуждена была бы их покупать. При оценке сравнительной эффективности двух экономических моделей надо учитывать и это.

Однако, поскольку у Белоруссии нет энергоресурсов, вопрос о нефти и газе стал ключевым во взаимоотношениях двух стран. Белоруссия отказалась и от российского рубля как единого платёжного средства, опасаясь потерять контроль над собственной экономикой.

К этому следует добавить и негативный фон тех лет, когда российско-белорусские отношения стали сотрясать сахарные, молочные и иные войны, участились взаимные выпады в адрес друг друга между Минском и Москвой. В Белоруссии, опрометчиво поверив в собственное «экономическое чудо», стали воспринимать дешёвые энергоресурсы едва ли не как данность, местные же националисты стали твердить о том, что по уровню экономического потенциала место Белоруссии в Евросоюзе.

Стало ясно, что развитие Союзного государства зашло в тупик. О нём ещё по инерции говорили, но уже искали выход из тупика, который состоял в том, чтобы привлечь к процессу интеграции новые действующие лица. 

 23 февраля 2003 года президенты России, Белоруссии, Украины и Казахстана заявили о намерениях двигаться в сторону формирования Единого экономического пространства. 15 сентября 2004 года в Астане все четыре страны договорились о совместных действиях. Однако Киев с самого начала занял особую позицию и разными способами тормозил этот процесс. Ситуация ещё больше усложнилась с приходом к власти на Украине В.Ющенко, который практически дезавуировал прежние договорённости и объявил о том, что стратегической целью Украины является евроинтеграция. Дальше двигались уже без Украины. 

 Однако и в трёхстороннем формате всё шло непросто. Лишь в конце 2010 года А.Лукашенко, убедившись в том, что на Запад ему дороги нет и его ожидаемую победу на президентских выборах 19 декабря 2010 года ни Евросоюз, ни США не признают, сделал выбор в пользу России. Этому способствовало и то, что попытка уйти от зависимости от российской нефти, покупая её в той же Венесуэле, оказалась экономически несостоятельной. 9 декабря, ровно за 10 дней до президентских выборов в Белоруссии, Россия, Казахстан и Белоруссия подписали все основные 17 документов о создании Единого экономического пространства (ЕЭП). Для А.Лукашенко это сыграло серьёзную положительную роль, потому что в 2010 году впервые начало зримо проявляться недовольство его политикой «многовекторности» со стороны белорусских сторонников интеграции с Россией. 

 Соглашения о ЕЭП были ратифицированы парламентами трёх государств, а 18 ноября 2011 года Д.Медведев, А.Лукашенко и Н.Назарбаев подписали Декларацию о Евразийской экономической интеграции, Договор о Евразийской экономической комиссии и регламент её работы. По сути это означало, что с 1 января 2012 года начинается полномасштабное строительство ЕЭП, основанное на принципах ВТО. Подчёркивалось, что к ЕЭП могут присоединиться любые государства, которые согласятся с его требованиями, и было заявлено стремление к образованию к 2015 году Евразийского экономического союза. Причём Белоруссия и А.Лукашенко предложили сделать это гораздо раньше, но со своими возражениями выступили Казахстан и Н.Назарбаев.

Экономические и политические наработки Союзного государства России и Белоруссии во многом послужили основой для образования ЕЭП.

Создание ЕЭП и будущего Евразийского экономического союза уже в краткосрочной перспективе должно принести ощутимые выгоды всем его участникам. Специалисты Евразийского банка развития провели экспертную оценку экономического эффекта такого объединения, просчитав также возможные последствия присоединения к нему Украины. (Исходя из геополитической логики, Единое экономическое пространство без Украины выглядит не до конца завершённым). Специалисты рассматривали период до 2030 года включительно. Если договорённости о ЕЭП заработают в полной мере, то к 2030 году ежегодный прирост ВВП за счёт механизма ЕЭП для Белоруссии может составить 14 млрд. долларов, для Казахстана – 13 млрд. долларов, для России – 75 млрд. долларов. Для Белоруссии это будет означать полное решение проблемы отсутствия энергоресурсов с возможностью не только ликвидировать свои долги, но и начать динамичное развитие своей экономики. Абсолютно нелишними будут добавочные средства и для экономик России и Казахстана, хотя для них это и не столь критично, как для Белоруссии. По словам директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Е.Винокурова, к 2030 году совокупный эффект России, Казахстана и Белоруссии от создания ЕЭП может составить до 900 млрд. долларов, а в случае присоединения Украины - 1,1 триллион долларов. 

Такие же исследования были проведены специалистами Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, Института экономики и прогнозирования НАН Украины (совместно с Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития). И вновь эксперты были единодушны в своих оценках: все стороны получат ощутимые выгоды, однако больше других - Белоруссия. Сейчас основную часть экспорта Белоруссия направляет в страны Евросоюза, что, учитывая непростые отношения с ЕС и постоянную угрозу санкций, ставит под вопрос экономическую безопасность страны. В случае же с ЕЭП белорусский экспорт может быть переориентирован с ЕС в ЕЭП и достичь 35% ВВП Белоруссии. Инвестиционная привлекательность Минска с учётом наличия квалифицированной рабочей силы и сравнительно развитых производств значительно возрастёт. Сама структура производства в Белоруссии останется приблизительно такой же, но возрастёт доля металлургии (с 2,3% в 2010 году до 4,2% ВВП в 2030 году) и машиностроения (с 12,8% в 2010 году до 16,2% ВВП в 2030 году), а также сельского хозяйства (с 7,0% в 2010 году до 7,8% ВВП в 2030 году) и пищевой промышленности (с 7,9% в 2010 году до 8,2% ВВП в 2030 году). Таким образом, членство в ЕЭП позволит Белоруссии не только сохранить, но и усилить позиции своего машиностроения и сельскохозяйственного производства, которые на сегодня наряду с нефтепереработкой являются основой белорусской экономики.

Серьёзные преференции ожидают и Казахстан, который так же, как и Россия, в значительной степени зависит от добычи углеводородов. Развитие в рамках ЕЭП позволит существенно уменьшить зависимость казахстанской экономики от добываемого сырья. Соответственно, уменьшится доля добывающей промышленности (с 28,1% в 2010 году до 22,6% ВВП в 2030 году) и вырастет доля машиностроения (с 2,8% в 2010 году до 7,2% в 2030 году).

Что касается России, то её экономика к 2030 году получит от создания ЕЭП свыше 2% прироста ВВП ежегодно, будет также постепенно развиваться тенденция к увеличению доли машиностроения (с 7,1% в 2010 году до 9,6% ВВП в 2030 году). Наконец, трудно переоценить значение геополитических преимуществ от образования ЕЭП и Евразийского экономического союза. 

Таким образом, все три страны - участницы ЕЭП совместно смогут укрепить свои позиции в индустриально-технической сфере. Общий эффект до 2030 года для России составит дополнительные поступления в сумме 632 млрд. долларов, для Белоруссии – 170 млрд. долларов, для Казахстана – 107 млрд. долларов.

Однако это только ожидаемый эффект, а в Белоруссии уже могут оценить результаты сделки по продаже России за 2,5 млрд. долларов «Газпрому» второй половины «Белтрансгаза». В связи с этой продажей на одной только цене покупаемого газа бюджет Белоруссии сэкономил от 1,8 миллиардов долларов до 3,9 миллиардов долларов. Эти цифры достаточно красноречивы уже сами по себе, а чтобы сделать их более наглядными, замечу, что это означает от 190 до 410 долларов на каждого жителя Белоруссии, включая младенцев. С учётом же вырученных от продажи «Белтрансгаза» средств - от 453 до 674 долларов.

Удушавшая белорусскую экономику петля дефицита углеводородов если и не снята, то существенно ослаблена благодаря масштабным инвестициям российского газового монополиста.

Поэтапная интеграция экономик России, Белоруссии и Казахстана повлечёт и более тесное их политическое взаимодействие. А это означает, что у них появится реальная возможность участвовать в определении правил игры на мировой арене, а не только вынужденно принимать правила, навязанные другими.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.