Рост экстремизма в Германии: накануне нового «пивного путча»?
22 0 0

Рост экстремизма в Германии: накануне нового «пивного путча»?

В минувшую субботу в Гамбурге вышли на улицы более 1 тысячи неонацистов, демонстрировавших против «мультикультурализма и толерантности». Молодые нацисты не любят цветных и черных, презирают сексменьшинства и вообще хотели бы вернуться к «чистоте арийской расы». Вся эта беда, по их мнению, идет из-за океана и их протесты в сути своей являются антиамериканскими. Со своей стороны появление нацистов на улицах не нравится левым радикалам. Больше не из-за проблемы мультикультурализма, а из-за того, что они нацисты. В результате в субботу в Гамбурге разгорелась уличная бойня с массовым вандализмом, поджогами и нападениями на полицию. На сей раз обошлось без жертв, но причиненные убытки оцениваются властями города в 1.5 млн. евро.

Те, кто внимательно изучают Германию, констатируют, что самая законопослушная нация Европы, приученная уважать закон и порядок еще прусскими королями, начинает проявлять признаки гражданской напряженности, невиданные со времен окончания Второй мировой войны. Хотя, конечно, организованные протесты профсоюзов и студенческие уличные потехи с драками изредка случались в Федеративной Республике и ранее. Были и годы, когда протест против засилья американского влияния в немецкой жизни вылился в появление террористических ячеек «Фракций Красной армии» - первых предвестников того, что стратегический курс Германии на подчиненную роль в альянсе с США чреват серьезными последствиями. Но на ту пору накопленные политические страсти были канализированы в экологическое движение «зеленых», которые шаг за шагом от хаотического протеста перешли к парламентским формам работы и однажды сменили всклоченные волосы на стандартные прически и надели пиджаки.

Казалось бы, немецкое общество в конце XX столетия решило свою историческую задачу – объединила две разорванные части страны и, успокоившись, возглавило европейские процессы трансатлантической солидарности. Однако, как показывают последние события, немцы быстро поняли, благодаря чьим усилиям они вынуждены вытягивать из трясины экономики более слабых стран ЕС. Искусственно созданный финансовыми кругами США мировой финансовый кризис снова всплеснул среди немецкого населения и в первую очередь среди молодежи протесты против политики правительства, которая понимается как политика слепого следования в фарватере США. Как часто случается среди молодежи, эти протесты нечетко сформулированы, но зато принимают крайнюю форму.

Последние отчеты Министерства внутренних дел ФРГ регистрируют стремительный всплеск политического экстремизма в 2011 году.

Подобную тенденцию нельзя не замечать, ведь известно, что немецкий экстремизм, вырвавшись на свободу, чреват потрясениями всего традиционного уклада жизни.

Ни в одной стране Европы политический экстремизм не производит такого сильного впечатления, как в Германии. Стоит только вспомнить «Фракцию Красной армии», сражавшуюся в подполье против «немецкого империализма» в 70-е годы. Ее преследовала совокупная мощь полицейских и специальных служб, но она дралась до конца и не сдалась на милость победителям. Бойцы «фракции» были жестоки и безжалостны, но и сами не ждали к себе снисхождения. Таковы особенности немецкого национального характера. Он всегда уважал силу и всегда без колебания к ней прибегал. Автору этих строк недавно пришлось быть свидетелем демонстрации правых экстремистов в Дрездене. По пешеходной зоне города неспешно, вразвалку, рядами шли молодые мордатые парни в полувоенной одежде. Они были чем-то похожи друг на друга: все здоровые, накачанные, с сонно-равнодушным выражением на лицах. Они двигались молча, без лозунгов и выкриков, без шумового сопровождения, лишь где-то в глубине колонны барабан мерно отбивал ритм шагов. Рядом с колонной шли наряды полиции с бульдогами, и это тоже была брутальная сила – здоровые, тренированные мужчины с натасканными на бой собаками. Казалось бы, можно быть спокойным, но на душе было тревожно. Словно мимо тебя выползла из прошлого и исчезла в городской толпе гигантская бронированная гусеница, безжалостная ко всему чуждому.

Сегодня в Германии растет экстремизм как правого, так и левого толка. На языке полиции это называется «политически мотивированным насилием» (ПМН). Данное явление стало повсеместным, счет на акты политического насилия исчисляется уже десятками тысяч. К чему идет дело, хорошо демонстрируют события, случившиеся 1 февраля с.г. в Берлине.

Не самый фешенебельный район города Фридрихсхайн - Кройцберг издавна известен тем, что здесь концентрируются бедняки, бездомные, проститутки и прочие асоциальные элементы. Полиция не любит заглядывать сюда, и неудивительно, что здесь собирается молодежь из беднейших слоев населения, настроенная враждебно к властям. Поначалу группки подвыпивших парней и девушек принялись грабить мелкие лавки и портить фасады банков. Их лозунги были весьма популярными: против полицейского насилия, против военных закупок и против капитализма как такового. Главным же было удовольствие от участия в погроме и продолжение выпивки в известной пивной «Кадтершмиде». Ближе к вечеру из пивной стали вываливаться толпы, крушившие на улице все подряд. Прибывшую полицию стали забрасывать камнями и освещать мощным ослепляющим лазером. К развлечениям бунтарей относилось также нападение группами по 15 человек в масках на полицейские автомашины, двери из которых вырывались «с мясом» и внутрь летели крупные булыжники. Но количество полиции все прибавлялось, и толпа стала отступать в свою крепость - дом на Ригаерштрассе. Здесь она заняла оборону, скандируя антиправительственные лозунги, ослепляя полицейских лазером, применяя огнетушители, ядовитые химические средства и стальные прутья. Сам дом был в полной мере подготовлен к уличным боям. Это брошенное строение, в котором нет жильцов, зато поставлены стальные двери и решетки, проходы опутаны колючей проволокой и оборудованы ловушки. Полиция долго не могла взять дом штурмом и лишь появление полицейского спецназа, пробившего в стенах дыры, покончило с битвой. К счастью, она обошлась без фатальных жертв, но 50 стражей порядка попало в госпиталь.

Проще всего было бы списать подобное событие на пьяный дебош асоциальной группы молодежи, если бы не воспоминания о мюнхенском «пивном путче», возглавленном Адольфом Гитлером. Он тоже выглядел, как пьяный дебош. И точно также внутри пьяной толпы кипела ненависть к власти.

Немецкие власти уже не могут молчать об опасности роста политического экстремизма в стране.

По официальной статистике, в 2011 году уровень политически мотивированного насилия в Германии вырос на 18 % по сравнению с предыдущим годом. Такого не случалось за всю историю Федеративной республики и особенно характерно то, что на сей раз особый вклад в эту тенденцию внесли левые экстремисты. Всегда считалось, что именно правые, а среди них неонацисты, ответственны за акты насилия. Например, по данным министра внутренних дел Ханса-Петера Фридриха, на их счету 60 убитых политических противников, хотя гуманитарные организации говорят, что в действительности их гораздо больше - 182 человека. При этом раскрываемость преступлений составляет не более 38% от всех случаев.

Левые пока не столь агрессивны в сравнении с неонацистами. Они занимаются городским вандализмом, нападают на полицейских, переворачивают и сжигают патрульные машины, но убийств за ними пока не числится.

В целом же стремительный рост политического экстремизма начинает напоминать времена прихода национал-социалистов к власти. Множество противников политики правительства показывают в Германии все большую готовность к насилию.

Наиболее распространенными причинами насилия считается враждебность против иностранцев. Но если во времена национал-социалистов этими этническими группами были евреи и цыгане, то теперь это иностранные гастарбайтеры и в особенности мусульмане. Враждебность выражается как на бытовом уровне в виде столкновений разноплеменных групп молодежи, драк, оскорблений по национальному признаку, так имеет и организованные формы.

Например, внимательное изучение мощной группировки НСУ (national-sozialistischer Untergrund - национал-социалистическое подполье) показало, что НСУ, существующее уже 13 лет, имеет на своем счету не только избиения и издевательства над иностранцами, но и десять убийств.

Случаев насилия в отношении иностранцев и иноверцев за 2011 год стало на 22,7 % больше. В этой области констатируются особо жестокие преступления. Политические наблюдатели утверждают, что полицейская статистика в этом вопросе лукава, так как зачастую смешивает истинные причины преступлений – хулиганство, бандитизм и политический радикализм. При этом занижается и число убитых.

В 2011 году появились новые причины насилия. Небывало острый накал предвыборной борьбы в федеральных землях принес с собой невиданную волну вандализма, разрушений рекламных устройств, осквернения плакатов и учинения оскорбительных надписей. От былой немецкой политической культуры не осталось и следа. Число таких преступлений было необычайно высоко, что говорит о росте напряженности в немецком обществе.

Об этом же говорит и необычайно высокий всплеск демонстраций в 2011 году. Они также влекли за собой акты насилия в виде уличных схваток с несогласными, осквернением общественных мест и драк с полицией.

Именно последнее обстоятельство расценивается как наиболее опасный симптом. Традиционная законопослушность немцев исчезает, а на смену ей идет безоглядная агрессивность молодежи. В 2011 году имело место 1284 случая нападения на полицейских при исполнении служебных обязанностей – феноменальная для Германии цифра. Полиция в Германии потеряла тот статус неприкасаемости, которым пользовалась десятилетиями ранее. Примером драматичности положения может стать полицейский протокол от 1 мая с.г, составленный полицией г.Берлина:

«Примерно в 22.00 патрульная машина, участвовавшая в розыске грабителя в Кройцберге, остановилась на красный свет светофора на Мариаштрассе. В тот же момент неизвестные стали забрасывать автомобиль камнями и разбили ей лобовое стекло. Сразу после этого один из нападавших открыл заднюю дверь автомобиля и бросил в него зажигательную смесь, от которой загорелось заднее сиденье. Другие преступники закидали горящей смесью автомобиль снаружи, и он стал гореть как снаружи, так и изнутри. Полицейские вырвались на горящем автомобиле в безопасное место и стали его тушить. Они получили ожоги и не могли продолжать дежурство. Автомобиль был существенно поврежден. При дальнейшем обследовании места преступления было найдено несколько зарядов с зажигательной смесью. Мотив преступления не выяснен. Политическую мотивацию исключать нельзя».

В дополнение к этому протоколу следует отметить, что в тот день в Берлине получили ранения 129 полицейских.

Представительница фракции левых в Бундестаге Ульке Йельпке утверждает, что МВД Германии сознательно преуменьшает опасность, исходящую от немецкого правого экстремизма и занижает число убитых нацистами граждан. То, что НСУ свободно существует несмотря на доказанные акты жестокого насилия и убийств, говорит о ненормальности положения. Опасность правого экстремизма постоянно растет.

Вместе с тем власти предпочитают не доходить до глубинных корней протеста из очевидного нежелания сообщать общественности неприятную правду. Наиболее убедительным примером этому стали демонстрации молодежи в Дрездене в годовщину англо-американской бомбардировки в феврале 1944 года, когда за одну ночь погибло более 100 тыс. мирных жителей этого города. Выразить свой протест съехались молодые люди со всей Германии, и их средний возраст не превышал 18 лет, что само по себе было знаменательным. Это представители поколения, которые знают США уже не по «плану Маршалла» или «воздушному мосту» на Западный Берлин, а по разрушительным войнам, которые американцы ведут в режиме нон-стоп в различных районах мира. Памятные мероприятия, которые по замыслу властей должны были вылиться в «акт примирения», на самом деле вылились в акты гневного, разрушительного протеста. Молодежь не захотела прощать своим «стратегическим союзникам» их варварства и показала это так, как умеет, – актами насилия. Помимо гневных демонстраций протеста имели место драки и нападения на полицию. День траура превратился в день протеста. Это самое опасное, чего боятся власти ФРГ. Они понимают, что чем дальше, тем больше протесты молодых «хаотов» будут направляться не против американского «глобализма» и «мультикультурализма» вообще, но и против сотрудничества Германии с этой державой, подминающей под себя все новые и новые народы. Тем более что финансовая политика этой державы повергла всю Европу в глубочайший кризис и молодым немцам сегодня приходится несладко.

Новому немецкому поколению становится все ненавистнее собственное государство, которое платит весьма высокую цену за «трансатлантическое единство», и поэтому с такой яростью оно нападает на полицейских и оскверняет государственные здания. В этом смысле к Германии следует внимательно присмотреться. Даже если в этой самой законопослушной европейской стране нарастает политически мотивированный уличный хаос, значит, всю Европу ждут сложные времена.
 

Метки: Германия  США 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.