ВТО и Россия: о природных ресурсах и преступных сообществах (III)
114

ВТО и Россия: о природных ресурсах и преступных сообществах (III)

Часть I
Часть II

90% российских публикаций по проблемам ВТО посвящены оценке возможных последствий присоединения России к этой организации в результате изменения импортных тарифов, а также государственной бюджетной поддержки экономики (прежде всего, аграрного сектора). Это те последствия, которые лежат на поверхности и могут затронуть российский бизнес и граждан России вскоре после окончательного вступления страны в ВТО. В то же время целый ряд последствий не только не просчитывается, но даже не обсуждается.

1.  Эволюция ВТО: от регулирования тарифов к глобальному контролю над экономикой

Не учитывается и не обсуждается по той причине, что ВТО – механизм, который постоянно расширяет свои цели, задачи, функции и полномочия. Когда-то ВТО (тогда еще ГАТТ – Генеральное соглашение по тарифам и торговле – предшественник ВТО) занималась лишь регулированием международной торговли товарами с помощью согласования и унификации таможенных пошлин. Потом организация стала заниматься вопросами гармонизации и снижения нетарифных барьеров (количественные ограничения торговли товарами, технические и экологические стандарты и т.п.). Постепенно в поле зрения и регулирования организации оказалась также торговля услугами. Все большее внимание ВТО стала уделять такому сектору услуг, как финансовые услуги. В связи с этим по целому ряду вопросов, относящихся к финансовому сектору экономики, деятельность ВТО стала пересекаться с Международным валютным фондом (МВФ). Наконец, в сферу регулирования организации попали объекты интеллектуальной собственности.

ВТО крайне озаботилась обеспечением «равных» условий хозяйственной деятельности в разных частях и уголках мира, начав «крестовый поход» против разного рода государственных субсидий. Соответственно, ВТО стала все глубже вникать в вопросы налогов, бюджетного финансирования экономики, ценообразования и тарифов, заработных плат и социальных условий работников, экологию и стандарты безопасности пищевых продуктов, технологий, промышленных изделий и т.п. Как тут не вспомнить поговорку «Аппетит приходит во время еды».

«Аппетит» главных «акционеров» ВТО (стран «золотого миллиарда») продолжает расти. Об этом можно судить по тематике встреч, которые в последние годы проводятся в штаб-квартире ВТО, а также на международных форумах, организуемых её главными «акционерами». В ближайшее время функции ВТО могут быть значительно расширены, и вопросы торговли окажутся тогда не самыми главными в деятельности этой организации. Среди новых функций: регулирование инвестиционной деятельности, международной миграции рабочей силы, финансовой деятельности государства (в том числе налоговая политика), использования природных ресурсов.

В частности, готовится пакет документов, в которых предусмотрено резкое ограничение (фактически ликвидация) суверенных прав государств по регулированию инвестиционных процессов на своих территориях. Так, транснациональные корпорации получат право в судебном порядке оспаривать те национальные законы, которые снижают прибыли ТНК от производственно-инвестиционной деятельности в соответствующих странах. А также - требовать компенсаций за понесенный ущерб (упущенные прибыли).

Остановимся подробнее на планах ВТО, касающихся наднационального регулирования использования природных ресурсов.

2. ВТО: планы тотального контроля над природными ресурсами.

Основные положения концепции наднационального регулирования допуска транснациональных корпораций к природным ресурсам суверенных государств были оглашены Генеральным директором ВТО Паскалем Лами осенью 2010 года в Берлине на Конгрессе по сырьевым товарам (1). Руководитель ВТО обратил внимание на то, что в документах этой организации нет специального соглашения, посвященного регулированию торговли сырьевыми товарами. Фактически вне сферы «эффективного контроля» ВТО оказывается 20% мирового торгового оборота. А также множество стран, у которых в экспорте преобладают природные ресурсы. По данным ВТО, на сегодняшний день в мире насчитывается 21 страна, экспорт которых более чем на 80% состоит из сырья. Руководитель ВТО явно поскромничал, сказав, что его организация не оказывает влияния на мировую сырьевую торговлю. Оказывает, и даже очень. Например, правила ВТО запрещают введение прямых количественных ограничений на экспорт природных ресурсов. Также ВТО потрудилась на славу для того, чтобы «извести» различные межгосударственные товарные соглашения (торговля различными биржевыми товарами – кофе, бананы, хлопок, руды металлов и т.д.). Последние создавались в свое время для того, чтобы обеспечивать стабильность экспортных доходов сырьевых стран, тормозить растущие ценовые «ножницы» в торговле сырьевыми и готовыми промышленными товарами.

П. Лами посетовал на то, что в рамках ВТО страны до сих пор используют законные и не вполне законные ограничения для торговли товарами, причем делают это почти исключительно экспортеры, а не импортеры. И вот что важно: по его мнению, ограничения торговли природными ресурсами могут наносить ущерб экономике больший, чем ограничения торговли готовыми изделиями.

Зачем же правительства стран - экспортеров природных ресурсов вмешиваются в торговлю сырьевыми товарами? Они, как отметил П. Лами, оправдывают это вмешательство тем, что необходимо сохранять истощающиеся ресурсы, защищать окружающую среду, диверсифицировать базу экспорта, проводить структурную перестройку экономики. Все это проявления устаревшего «национального эгоизма».

Практически власти реализуют «национальный эгоизм» в сфере природопользования с помощью таких традиционных инструментов, как экспортные квоты и экспортные пошлины, а также экономическое и административное регулирование объемов добычи полезных ископаемых и других природных ресурсов. Власти могут это делать и потому, что конституции многих стран в тех или иных выражениях подтверждают национальный суверенитет над природными ресурсами, что, по мнению П. Лами, является анахронизмом. А ВТО, к несчастью, для ее главных «бенефициаров» - ТНК - ограничена в своих возможностях воздействовать на страны-экспортеры природных ресурсов. Правила ВТО запрещают устанавливать количественные квоты на экспорт ресурсов, но при этом ВТО не имеет полномочий регулировать размеры экспортных пошлин. И уж тем более не может указывать странам, сколько им добывать природных ресурсов. С точки зрения ВТО и ТНК это непорядок, его следует исправить, добычу и вывоз природных ресурсов надо поставить под свой жесткий контроль.

Как и полагается, под это подводится «теоретическая база». Лами на упомянутом международном форуме сформулировал следующие тезисы.

Во-первых, экспортные пошлины на природные ресурсы вызывают большие различия между внутренними и внешними ценами на ресурсы.

Во-вторых, более высокие внешние цены снижают уровень благосостояния других государств, что, естественно, «несправедливо».

В-третьих, более низкие внутренние цены стимулируют чрезмерное внутреннее потребление ресурсов, что, в свою очередь, способствует быстрому истощению запасов этих ресурсов.

Такова незамысловатая «теория», шитая белыми нитками. О том, что снижение цен на природные ресурсы после снятия ограничений на экспорт природных ресурсов приведет к еще более быстрому истощению их запасов, генеральный директор ВТО почему-то умолчал.

Чтобы придать «наукообразность» своим умственным построениям, чиновники и эксперты ВТО любят манипулировать цифрами. Например, на том же конгрессе в Берлине приводились оценки экспертов ВТО: «либерализация» международной торговли природными ресурсами обеспечит странам Запада дополнительные доходы в размере 110 млрд. долл. в год, а странам периферии мирового капитализма (ПМК) – 220 млрд. долл. Подобные цифровые фокусы должны убедить тех, кого не впечатлил доклад генерального директора ВТО. Даже если предположить, что цифра по странам ПМК действительно равна 220 млрд. долл., надо иметь в виду, что эта цифра означает лишь увеличение стоимостного объема экспорта из сырьевых стран. А вот финансовый результат достанется (как всегда) не народам, проживающим в этих сырьевых странах, а транснациональным корпорациям, которые осуществляют добычу природных ресурсов на территориях этих стран. Или же это будет означать увеличение валютных резервов стран ПМК на 220 млрд. долл. Мы знаем, что у России валютные резервы уже перевалили за планку 500 млрд. долл., но россияне от этого богаче не стали. Эти деньги представляют собой почти беспроцентное кредитование западной экономики. А сумма в полтриллиона долларов является констатацией того печального факта, что Россия как сырьевая колония поставила на Запад «дань», измеряемую сотнями миллионов тонн нефти, сотнями миллиардов кубических метров природного газа, сотнями тонн золота и т.п.

В ВТО давно уже не дружат с логикой, там она не нужна. Недостаток логики с лихвой компенсируется силой, которую ВТО и стоящие за ней ТНК применяют для практического внедрения «теории» в жизнь.

3. ВТО: внедрение «теории» в жизнь.

Пилотный проект под названием «Редкоземельные металлы».

Сегодня словосочетание «редкоземельные металлы» стало часто встречаться не только на страницах специальных технических изданий, но и в экономической и политической прессе. Причина в том, что уже в течение в нескольких лет СМИ следят за конфликтом, который разворачивается во Всемирной торговой организации и который касается ситуации на мировом рынке редкоземельных металлов (РЗМ). Данная группа металлов играет сегодня большую роль в самых разных отраслях промышленности, особенно в тех, которые производят высокотехнологическую продукцию. На основе РЗМ осуществляется, например, производство мобильных телефонов. Они используются при создании сверхпрочных керамических изделий, сложных оптических приборов, гибридных автомобилей, в радиоэлектронике, атомной технике, химической промышленности, машиностроении, нефтепереработке, авиационной промышленности, ракетостроении и многих других отраслях.

В эпицентре конфликта оказался Китай, который располагает примерно 1/3 мировых разведанных запасов РЗМ и производит более 90% потребляемого в мире данного вида стратегического сырья. Кстати, еще на этапе переговоров о вступлении в ВТО Китай предпринял некоторые превентивные меры для того, чтобы не допустить контроля ТНК над запасами РЗМ. Он внес в соглашение оговорку о преимущественном доступе китайских компаний к разведке и эксплуатации месторождений полезных ископаемых, включая РЗМ. Начиная с 2006 г., Китай стал устанавливать квоты на экспорт РЗМ, через некоторое время это привело к росту мировых цен на металлы данной группы. Это вызвало недовольство со стороны США, стран Западной Европы, Японии. Против «страны Восходящего солнца» Китай стал использовать ограничения экспорта РЗМ как инструмент внешнеэкономического и внешнеполитического давления по вопросам, весьма далеким от торговли металлами. Запад забеспокоился, стали звучать протесты против китайских ограничений экспорта РЗМ, при этом делались ссылки на то, что это угрожает стратегическим отраслям и даже военной безопасности Запада.

В марте 2012 года США, ЕС и Япония подали совместную жалобу в ВТО на Китай, обвинив его в применении ограничений на экспорт РЗМ (в частности, экспортных пошлин). Примечательно, что в жалобе отмечалось: Китай создает преимущества национальным потребителям данного сырья по отношению к зарубежным, а это по меркам ВТО звучит как страшное обвинение. В западных СМИ дается более развернутая панорама претензий: Китай пытается создать на своей территории производственную цепочку от добычи сырья и его первичной переработки до производства конечного высокотехнологичного продукта и его экспорта на мировой рынок. Получается, что Китай замахивается на то, чтобы конкурировать с высокотехнологичными производствами Запада. При этом Китай явно выигрывает эту конкурентную борьбу, ведь для китайского производителя сырье обходится дешевле, чем для западного. В западных СМИ раздаются возмущенные слова о том, что Китай ограничивает пошлинами вывоз сырья (РЗМ), но полностью освобождает от пошлин и налога на добавленную стоимость (НДС) экспортные товары, произведенные на основе РЗМ. Так, чего доброго, Китай скоро захватит весь мировой рынок товаров, в которых используются РЗМ! Протесты западных стран по поводу китайской политики ограничения экспорта металлов звучат очень угрожающе. Например, в заявлении Европейской комиссии (март 2012 г.) говорится: "Ограничения Китая на (вывоз) редкоземельных металлов и других (сырьевых) товаров нарушают правила международной торговли и должны быть отменены. Эти меры больно бьют по производителям и потребителям в ЕС и по всему миру… Несмотря на четкие указания ВТО,  Китай ранее не предпринял никаких попыток, чтобы отказаться от ограничений на вывоз (других сырьевых товаров). Это не оставляет нам никакого выбора, кроме как бросить вызов экспортному режиму Китая для обеспечения справедливого доступа наших предприятий к данным материалам". Данное заявление «цивилизованной» Европы очень напоминает угрозы, которые в ХIX веке раздавались из Лондона перед началом жестоких и кровопролитных «опиумных войн» в Китае.

Официальный ответ Китая на жалобу содержит три основных аргумента, объясняющих сдерживание экспорта металлов:

а) угроза быстрого истощения запасов РЗМ;

б) загрязнение и разрушение окружающей среды в процессе добычи металлических руд и их первичного обогащения;

в) борьба властей с нелегальной добычей РЗМ, которая особенно опасна для окружающей среды, а также лишает государство налоговых поступлений.

Могу засвидетельствовать: власти Китая действительно усилили свой контроль над добычей и экспортом РЗМ. Помимо официальных аргументов в пользу такой политики есть еще один, который власти Китая не очень афишируют при общении с чиновниками ВТО. А именно: уйти от сырьевой зависимости, организовать на территории страны полную технологическую цепочку по переработке РЗМ и выходить на внешний рынок уже с готовой наукоемкой продукцией.

Но именно этого и не желает ВТО и ее главные «акционеры». ВТО – инструмент продвижения интересов стран «золотого миллиарда». Это проявляется в том, что «правила ВТО», касающиеся торговли, инвестиций, экологии постоянно пересматриваются, но пересмотр всегда происходит в пользу Запада. Так, западные страны долгое время использовали экологию в качестве аргумента для того, чтобы защищать свои рынки от товаров других стран (либо сами импортные товары, либо их производство объявлялись экологически опасными). Китай говорит о том, что расширение экспорта РЗМ влечет за собой разрушение окружающей среды, однако на Запад этот аргумент не производит никакого впечатления. Типичная политика «двойных стандартов»!

В любой момент после присоединения в 2001 году Китая к ВТО против него велось (и ведется) по несколько десятков дел и антидемпинговых расследований. Большинство из них Китай проигрывает. И это несмотря на то, что Китай подготовил значительное количество юристов, специализирующихся на спорах в рамках ВТО. Так, в 2009 г. со стороны США, ЕС и Мексики был подан иск против Китая с жалобой на ограничение экспорта бокситов, что, по мнению истцов, создавало преимущества китайским производителям алюминия и дискриминировало иностранных производителей. В январе 2012 г. Китай проиграл во всех инстанциях ВТО этот спор.

Эксперты полагают, что спор по редкоземельным металлам – «последний и решающий бой». Как для Китая, так и для ВТО. Если Китай проиграет, то будет создано достаточное количество прецедентов по признанию «незаконными» попыток национальных государств регулировать добычу и вывоз своих природных ресурсов. Это право перейдет к ВТО и ТНК и найдет свое отражение в новой серии документов ВТО (проекты которых давно уже готовы для принятия).

4. ВТО: «рубль за - вход, десять – за выход».

Не вызывает никаких сомнений, что намечаемое расширение регулирующих и контролирующих функций ВТО планируется в интересах транснациональных корпораций (ТНК). На протяжении многих десятилетий методично и целенаправленно выстраивается система наднационального контроля над мировой экономикой, в которую сегодня удалось втянуть уже более 150 стран мира (первоначально при создании ГАТТ было менее трех десятков стран).

Без включения России в эту систему контроль будет неполным и неэффективным - хотя бы потому, что на территории Российской Федерации находится значительная часть мировых природных ресурсов. По данным российского Министерства природных ресурсов (МПР), доля нашей страны в общемировых запасах отдельных видов природных ресурсов равняется (%): нефть – 6; природный газ – 35; уголь – 13; железные руды – 14; лесные ресурсы – 23; земельные площади – 13; гидроэнергетические ресурсы - 9. По оценкам бывшего директора НИИ статистики В.М. Симчеры, национальное богатство России составляет около 40 триллионов долларов, львиная доля этой суммы приходится на природные ресурсы.

По данным подготовленного ВТО и опубликованного весной 2012 года обзора мировой торговли природными ресурсами, Россия занимает прочно первое место в мире среди экспортеров сырья. Доля РФ в мировом экспорте ресурсов – 10,5%; далее следуют: Саудовская Аравия – 8,7%; Канада – 5,5%; ЕС – 5,4%. Уже сегодня в экспорте России около 80% экспорта приходится на энергоносители, минеральные ресурсы (руды или обогащенное сырье), лесные ресурсы, сельскохозяйственное сырье. В ряде случаев так называемый «промышленный» экспорт представляет собой слабо закамуфлированный вывоз природных ресурсов. Например, вывоз продукции черной и цветной металлургии, химических удобрений. По некоторым видам ресурсов на экспорт идет более половины добычи (производства). В первую очередь, это нефть, металлы платиновой группы, золото, серебро.

Присоединение России к ВТО будет означать для Запада гарантию того, что Россия не начнет подобно Китаю разворот от сырьевой специализации в сторону более глубокого передела природных ресурсов, выстраивания производственно-технологических цепочек, на выходе которых будет конкурентоспособная высокотехнологичная продукция.

Даже по ныне действующим правилам ВТО, суверенитет России над своим природными ресурсами будет сильно ограничен. Взять, например, полезные ископаемые. Как известно, приоритет в доступе к эксплуатации месторождений, согласно российскому закону о недрах (впрочем, это общемировая норма), имеет та компания, которая проводила геологическую разведку и сумела открыть месторождение. В течение двадцати лет российская геологоразведка медленно умирала, сегодня она не может решать серьезных задач по расширению минерально-сырьевой базы российской экономики. В Россию придут мощные специализированные компании с Запада. 80% мирового рынка геологической разведки запасов минерального сырья сегодня контролируется 4-мя гигантскими западными корпорациями. Они ждут момента присоединения России к ВТО, чтобы прийти на российский рынок геологических работ и нефтяного сервиса, который станет регулироваться соглашениями ГАТС (соглашение ВТО по услугам). Начнется процесс перехода минерально-сырьевой базы России под контроль ТНК.

Готовясь к вступлению в ВТО, российские власти должны учитывать, что, попав в эту организацию, России придется выполнять и те обязательства, которые пока в документах ВТО не значатся. В том числе и обязательства по полной либерализации доступа ТНК к природным ресурсам, о чем говорил генеральный директор ВТО на Конгрессе в Берлине в 2010 году. Недаром про ВТО говорят: это организация, за вход в которую надо заплатить рубль, а за выход – десять. Но при этом обычно не задумываются: откуда Россия возьмет эти самые десять рублей?

Попытаюсь расшифровать смысл данной фразы.

1. По правилам ВТО выход страны из этой организации возможен при уплате крупных штрафов.

2. Размер штрафов определяется величиной ущерба, который могут понести другие участники (в конечном счете - ТНК) от выхода данной страны из ВТО.

3. Ущерб транснациональных корпораций от потери свободного доступа к природным ресурсам России будет оценен в те самые 40 трлн. долл., которые я упомянул выше (стоимость национального природного богатства).

4. Таким образом, расплатиться за свой выход из ВТО Россия может только самой собой. То есть своей территорией со всеми природными ресурсами на ее поверхности и в ее недрах.

5. Выход из этой странной, но легко просчитываемой ситуации для России - лишь в одностороннем отказе от всех своих обязательств. Однако в этом случае главные «бенефициары» ВТО – ТНК – вынуждены будут прибегнуть к «аргументу последней инстанции» - военной силе.

Вот таковы «правила» ВТО. Не трудно заметить, что по ним живут любые преступные сообщества. Разница лишь в том, что в традиционных мафиозных преступных группировках «правила» называются «понятиями». Самый верный способ сохранить свой кошелек и свою жизнь – сторониться преступных сообществ. Тем более международных.
_______________
В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

(1) Данное мероприятие нашло освещение в некоторых российских источниках. См., например: «Генеральный директор ВТО о развитии торговли сырьевыми товарами» // Мосты, декабрь 2010 (выпуск 7).
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.