Устоит ли Германия?
22 0 0

Устоит ли Германия?

Сегодня уже мало кто сомневается в том, что Европа находится на пороге экономических потрясений, которые могут оказаться самыми страшными по своим последствиям после Второй мировой войны.

«Из глухого угла – пути выхода из кризиса»

На днях группа из 17 ведущих экономических экспертов выступила с рядом рекомендаций, которые должны были бы помочь решить долговой кризис. Специалисты, среди которых член Германского совета экономических экспертов Петер Бофингер и президент Института мировой экономики в Киле Денис Сновер, призывают правительства стран зоны евро обратиться к намного более решительным, чем до сих пор, действиям с целью спасения европейской валюты.

В то же время они выступают против идеи выпуска евробондов (общесоюзных облигаций) или перехода к т.н. «трансферному» союзу, где деньги из более богатых стран спасали бы более бедные ради поддержания на плаву единой европейской валюты. И правительство Германии, и ее СМИ воспринимают раздающиеся со стороны испытывающих трудности стран ЕС требования обобществить долги как призывы к благотворительности или просьбы о милостыне.

Документ под названием «Из глухого угла – пути выхода из кризиса», составленный по заказу института New Economic Thinking (Нью-Йорк), предлагает ряд рецептов реанимации находящейся в коме экономики Европы. В частности, институциональные реформы. Однако главное, акцентируют внимание экономисты, состоит в том, чтобы ликвидация кризиса стала общим и неотложным делом всех участников Европейского Союза. В краткосрочной перспективе эксперты делают ударение на необходимости расширения гарантий помощи странам-должникам, если те осуществляют согласованные реформы.

В целом же спасти еврозону от банкротства можно лишь при условии серьезной готовности всех стран к структурным преобразованиям, убеждены эксперты. Среди них - предложение разработать механизм выхода из валютного союза страны, ситуация в которой не отвечает общим требованиям еврозоны…

О жизни после евро

Надо сказать, что мысль своевременная, хотя и не новая. Ранее эту идею проработал в своей работе «Расставание с евро. Практическое руководство» директор британской исследовательской компании Capital Economics Роджер Бутл, за что получил премию в 250 тыс. фунтов от частного лондонского фонда Чарльза Волфсона.

В своей работе Роджер Бутл сосредоточил внимание на ситуации, когда одно или несколько охваченных кризисом государств покидают еврозону. Скажем, Греция в одиночку или вместе с Испанией и Португалией. При условии соблюдения тайны, своевременном закрытии банков и бирж, полагает аналитик, можно быстро перейти к национальной валюте. Впоследствии она, конечно, будет девальвирована на 30% или 50%, зато будет восстановлена конкурентоспособность страны. Как истинного аналитика, проблема того, что на те же 30% или 50% обеднеют граждане «переходного» государства, его не занимает.
 
Важнее, однако, иное: и европейские экономисты, и британский аналитик исходят из того, что при любых потрясениях мощнейшие в экономическом отношении страны ЕС, и в первую очередь Германия, устоят. Однако так ли это?

Союз англосаксов и южан

23 июля международное рейтинговое агентство Moody’s понизило прогноз рейтинга Германии до «негативного», который означает 50-процентную вероятность понижения рейтингов в течение последующих трех месяцев. Свое решение агентство объяснило увеличившейся неопределенностью исхода долгового кризиса в еврозоне, возросшей вероятностью выхода из нее Греции, объемом финансовых обязательств, которые в результате принятых за последнее время властями ЕС решений должно будет принять на себя правительство Германии, и ростом рисков для германских банков, являющихся кредиторами «проблемных» стран.   

Вслед за этим Moody’s снизило со стабильных до негативных прогнозы по долгосрочным рейтингам 17 банков Германии. Под изменение рейтинга попали учреждения, чья «финансовая оценка зависит от поддержки государства или федеральных земель», отмечено в заявлении агентства.

Действия агентства совпали во времени с падением в Германии индекса делового доверия до уровня ниже прогноза экономистов. Мюнхенский экономический институт Ifo сообщил, что индекс делового климата, основанный на опросе семи тысяч руководителей, третий месяц подряд снижается, до 103,3 пункта по сравнению с 105,2 пунктов в июне. Эксперты ожидали, что показатель не опустится ниже 104,5 пункта.

Напомним, что рейтинговые агентства, в том числе Moody's, находятся под влиянием англосаксонской части финансового интернационала, а в данном случае выступают в союзе с южными европейцами. Представители этого лагеря полагают, считает газета «Die Welt», что Германия и ее ближайшие союзники «смогут снизить фискальные риски только в том случае, если они с самого начала будут проводить политику карт-бланша и возьмут на себя ответственность за вероятное прекращение платежей в будущем - по возможности в больших объемах и не рассчитывая на какие-то ответные обязательства». Короче, южанам нужно спастись, а англосаксы будут рады, если немцы при этом «пупок надорвут».

Возможно, подобное развитие событий также отвечает предвыборным планам Барака Обамы, которому на фоне «заката Европы» легче выпятить действительно имеющие место некоторые положительные подвижки в американской экономике.

Тем не менее правящая в ФРГ коалиция ХДС/ХСС и СвДПГ во главе с канцлером Ангелой Меркель может быть даже довольна подобным решением агентства. Газета «Süddeutsche Zeitung» пишет: «Когда поздним вечером в понедельник, 23 июля, весь мир облетело срочное сообщение о том, что агентство Moody's снизило прогноз по кредитному рейтингу ФРГ со "стабильного" до "негативного", некоторые жители страны немного с опаской задались вопросом, погрязнет ли теперь и Германия в европейском долговом болоте. Зато находящаяся в отпуске канцлер ФРГ Ангела Меркель отреагировала, возможно, совсем иначе. Ведь ей это известие вполне может быть на руку: оно подкрепляет ключевую мысль последних правительственных заявлений, согласно которым финансовая мощь со стороны Берлина также небезгранична. Если господа Олланд, Монти и Рахой во время следующего саммита вновь потребуют от Меркель еще больше денег, то в качестве аргумента она сможет предъявить прогноз рейтингового агентства».

«Ахиллесовы пяты» Германии

Хотя облегчение это имеет явно временный характер. Германская экономика сталкивается с рядом серьезнейших проблем, способных взорвать единственный остров стабильности в нынешней Европе.

Проблема экспорта (а по его объему ФРГ уступает только Китаю) – одна из них. Берлин, понимая свою зависимость от экспорта, пытается диверсифицировать внешнеэкономические связи. Если в 2007 году на страны еврозоны приходилось 43% экспорта ФРГ, то в 2011 году – 39%. За то же время экспорт в страны ЕС в целом сократился с 63% до 59%. Но этот показатель, к примеру, в 10 (!) раз превышает объем экспорта в Китай. Как и раньше, выручка от экспорта  в страны ЕС составляет более четверти ВВП Германии. Следовательно, ухудшение экономической ситуации в большинстве стран Евросоюза, что сейчас и происходит, способно аукнуться (и очень громко) на положении дел в самой ФРГ. Тем более что за те же годы внутренний спрос в Германии увеличился всего лишь на 1%.

Да иначе и быть не могло в стране, где размер зарплат не пересматривался с 1998 года. В силу этого конкурентоспособность германских корпораций, безусловно, повысилась, да только продавать свою продукцию, чего доброго, вскоре станет негде.

К тому же до 65% прямых иностранных инвестиций ФРГ находятся в странах еврозоны. Они уже значительно потеряли в цене вследствие углубления кризиса.  Но могут обесцениться еще более, если валютный союз прикажет долго жить.  Если результатом возвращения к национальным валютам станет их обесценивание на 30-50%, о чем пишет вышеупомянутый Роджер Бутл, на столько же обесценятся инвестиции германских банков и финансовых групп.

Нельзя также не учитывать зависимость Бундесбанка от центробанков стран еврозоны. С началом кризиса коммерческие банки южан стали обращаться за помощью к своим центробанкам, а те, в свою очередь, не только к ЕЦБ, но и к Бундесбанку. В итоге, если в 2006 году взаимные долги Бундесбанка и центробанков других стран были примерно равны, то сейчас «чистый» долг центробанков Бундесбанку превышает 700 млрд. долларов, то есть почти четверть ВВП Германии. Спрашивается, на какую часть этой суммы могут рассчитывать немцы в случае краха еврозоны!? Снова надо исходить из обесценивания национальных валют на 30-50%.  

Берлин оказался перед трудным выбором. Логика развития событий внутри еврозоны и Союза в целом подсказывает, что надо брать риски на себя и спасать тонущих южан, в том числе и путем обращения к евробондам.  Однако подобный «альтруизм» не по нутру немецкому финансовому капиталу и немецким корпорациям, тем более что они хорошо видят, о чем мечтают на Уолл-стрит.

Вместе с тем отсидеться, занимаясь лишь «косметической» помощью аутсайдерам Союза в рамках решений последнего саммита ЕС, вряд ли получится. Слишком велика взаимозависимость экономик и финансов в Европе, чтобы крах Юга не сказался катастрофически на ее Севере.

* * *

Выходом могло бы стать создание чего-то вроде «Соединенных Штатов Европы», но только под эгидой Берлина, поскольку иначе германский капитал на «жертвы» не пойдёт. Ведь не для того же Германия объединялась, то есть не для того ФРГ поглощала ГДР, чтобы впоследствии заниматься «благотворительностью».

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.