Большая политика и наркотики
73

Большая политика и наркотики

Сразу после завершения Второй мировой войны перед правящими группировками США и Англии в полный рост встала угроза распространения социализма в многих районах мира.   Воспринимая этот процесс как угрозу своему будущему, они приступили к мобилизации всех доступных им явных и тайных ресурсов, обеспечивая с их помощью  доктрину «Roll back» - стратегическую программу «отбрасывания» коммунизма. 
 
Однако сознание народа США не было готово к глобальным внешнеполитическим проектам администрации. Средний американец существовал в своем континентальном мире, отгороженном двумя океанами, и не проявлял особого интереса к тому, что происходит в отдаленных районах планеты. Это мироощущение, известное в Америке как «изоляционизм», существенно затрудняло деятельность правящих кругов США на международной арене. Американцы  не были готовы согласиться на гигантские расходы далеко за пределами их родного дома. Холодная война только-только начиналась,  ее маховику ещё предстояло раскручиваться не один десяток лет.
 
Один из главных потребителей денег для зарубежных операций – Центральное разведывательное управление США -  также было в глазах американских граждан всего лишь заурядным шпионским ведомством, в то время как на самом деле «ведомство» уже превратилось в могущественный орган внешней политики. И ЦРУ,  оказавшись перед задачей проведения масштабных тайных операций в глобальном масштабе, обратилось с разрешения политического руководства к поиску дополнительных источников доходов.  ЦРУ нашло их в торговле наркотикам.
 
Однако сама криминальная суть этого бизнеса диктовала и свои условия игры. Часть доходов действительно шла на проекты, часть – на обогащение причастных к бизнесу сотрудников и руководителей ведомства, а часть попадала под контроль финансовых группировок, представленных в политическом руководстве Америки. Наркотики пошли вверх по государственной вертикали США.
 
Один из первых примеров участия ЦРУ в наркобизнесе относится к 1947 году и касается сотрудничества Агентства с корсиканской мафией. Коммунистическое движение в послевоенной Франции очень беспокоило Вашингтон, и в борьбе с коммунистическими профсоюзами он сделал ставку на беспощадных корсиканцев. Однако официального финансирования этой работы быть не могло, поэтому в Марселе при содействии ЦРУ появляется крупная лаборатория по производству героина. В ней работают корсиканцы, а поставку сырья и создание сети дилеров организует ЦРУ, получая средства на операции против коммунистов. Как известно, в послевоенной Франции был развернут моральный и физический террор против активистов коммунистического движения,  давший Соединённым Штатам нужные результаты – коммунисты не были допущены к власти. 
 
Первый опыт пригодился для использования в других районах мира. В начале 50-х годов ЦРУ создает сеть лабораторий по производству героина в Юго-Восточной Азии и поддерживает на получаемые средства Чан Кайши, боровшегося против коммунистического Китая. 
 
Затем ЦРУ начинает покровительствовать лаосским военным и начинается работа Агентства в «Золотом треугольнике» (Лаос - северный Таиланд - Бирма), откуда поставлялось 70% мирового опиума. Большая часть сырья шла в Марсель, а также на Сицилию, где корсиканская и итальянская мафия в своих лабораториях превращала опиумное сырьё в героин. На Сицилии действовал синдикат, основанный американским мафиози Луки Лучано. Заметим, что по рассекреченным архивам ЦРУ Лучано проходит как резидент американской разведки ОСС. В 1946 году он был без всяких на то оснований выпущен из тюрьмы, где отбывал срок за наркобизнес в США и командирован в Италию. Здесь Луки Лучано развернул широкую сеть лабораторий в сотрудничестве с американцами, а получаемые деньги ЦРУ использовало в операциях против итальянской компартии.
 
«Золотой треугольник» стал источником денег для ЦРУ и во время Вьетнамской войны. Помимо вывоза наркотиков в Америку ЦРУ распространяло их  на военных базах США за рубежом. Американские ветераны Вьетнамской войны – это люди, прошедшие испытание не только огнем, но и наркотиками. 
 
При всей конспиративности этой работы не обходилось и без регулярных провалов. В 80-е годы разразился грандиозный скандал с Nugan Hand Bank of Sydney. Этот «карманный банк», зарегистрированный на Каймановых островах, полностью контролировался офицерами ЦРУ (одним из консультантов банка числился бывший директор ЦРУ Уильям Колби). С помощью Nugan Hand Bank of Sydney ЦРУ отмывало деньги, полученные от торговли наркотиками и оружием в Индокитае. 
 
С годами география наркотических сетей ЦРУ всё больше расширялась. В 80-е годы ЦРУ финансирует никарагуанских «контрас» по уже отработанной схеме «оружие в обмен на наркотики». Снова произошёл скандал, и на этот раз дело дошло до официального расследования. В заключении комиссии под эгидой Сенатского подкомитет по терроризму, наркотикам и международным операциям есть фраза, которая является ключевой в понимании того, в каком направлении движется политика США: «Мысль о возможности финансирования военных операций контрас за счет выручки от продажи наркотиков не вызывала отторжения у лиц, ответственных за формирование американской политики в регионе» (U.S. policy makers were not immune to the idea that drug money was a perfect solution to the Contras" funding problems.)  Нелегальная торговля наркотиками с использованием ЦРУ стала органической составной   частью внешней политики США.
 
В период противостояния СССР и США в Афганистане торговля американского разведывательного ведомства наркотиками приобретает гигантские масштабы. ЦРУ щедро финансирует афганских моджахедов из вырученных за наркотики средств. Транспорты, прибывавшие в страну с оружием, обратным рейсом везли героин. По мнению независимых экспертов, в то время Афганистан производил до 50% потребляемого в США героина.
 
В 1992 году в Нью-Йорке вышла книга The Mafia, CIA and George Bush (Pete Brewton New York: S.P.I. Books, 1992). В ней на основании множества документальных данных показано, что директор ЦРУ и в последующем президент США Джордж Буш-старший, активно сотрудничал с американской нарокомафией, смешивая служебные задачи, криминальный наркобизнес и политику.
 
Несколько позже американским политикам приходит идея о том, что с помощью наркотиков можно не только решать конкретные внешнеполитические задачи, но и добиваться достижения долгосрочных геополитических целей.
 
Когда после захвата Ирака в 2003 году полномочный представитель Президента США в Багдаде Пол Бреннер стал полновластным хозяином этой страны (в его руках было больше власти, чем у  свергнутого диктатора Саддама Хусейна), он не пошевелил и пальцем, чтобы остановить волну наркотиков, врывавшуюся в Ирак со всех сторон. До этого, при Саддаме Хусейне, наркомании в Ираке не было вообще.
 
« Я была потрясена, - писала корреспондент газеты «Индепендент», - вот настоящaя панацея от любого недовольства политикой США. Посадить их на иглу, связать им руки. Потом, захватив их радио, ТВ и газеты, напичкать их пропагандой. И они созрели… Багдад, город, который никогда не видел героина, наркотика со смертоносным уровнем привыкания, до марта 2003 года, сейчас наводнен наркотиками, включая героин…»
 
Ранее за наркоторговлю вешали. А сейчас, после американской оккупации, в Ираке можно купить героин, кокаин - всё что угодно. Одурманенное наркотиками население лишается воли к сопротивлению. Американским победителям нет дела до того, что наркотизированный народ приговорен к исчезновению. Они получили на месте некогда независимой страны «подконтрольную территорию» со всеми её богатствами, и это для них главное. 
 
***
 
11 лет назад в Афганистане завершилась «антитеррористическая операция», затеянная  после террористического акта 11 сентября 2001 года. Ее итоги, как утверждает официальная американская пропаганда, были впечатляющими. В очередной раз «добро восторжествовало над злом». За объективами телекамер остался «побочный эффект» – окончательно вдавленное в каменный век государство с дымящимися руинами сел, тысячами трупов мирных жителей, сотнями расстрелянных военнопленных и заключенных, десятками концентрационных лагерей, беженцами.
 
Борьба с наркобизнесом была одной из наиболее разрекламированных целей афганской кампании США. Реальный её результат оказался прямо противоположным. Афганистан при американцах  стал всемирным центром по производству и распространению наркотиков. Со времён окончания Второй мировой войны существование США как государства и наркобизнес - нераздельны. Наркотики давно превратились в мобилизационный ресурс американской внешней политики, используемый на системной основе. Это также интегральная часть мировой «черной» экономики с колоссальным ежегодным оборотом, подпитывающим находящуюся на издыхании «белую» экономику Запада …
 
Один доллар, вложенный в оборот наркотиков, способен при оптимальных условиях принести 12 тыс. долл. прибыли. Стоимость афганского героина в северном Пакистане – 650 долл. за 1 кг, в Киргизии – 1200 долл. за 1 кг, в Москве – 70 долл. за 1 грамм. Одного килограмма героина достаточно для производства 200 тысяч доз. Чтобы стать наркозависимым, требуется 3-4 дозы.
 
«Белый» капитал не может функционировать без «черного». Они две части мировой капиталистической системы, ядром которой являются США. Вашингтон уже давно осознал, что производство наркотиков можно наладить в любой точке земного шара, но при одном условии: производитель никогда не владеет прибылью от конечной реализации «товара». Без этого не будет никакой «черной» экономики.
 
На долю мафии, обслуживающей наркотрафик, приходится 90% «прибавочной стоимости» героина. Те, кто его перерабатывает, получают 2%, крестьяне – 6%, торговцы опиумом – 2%. Для «чёрной» экономики важно, чтобы у производителей (в основном в Азии) наркотики изымались по минимальной цене.  Как сбить цену на наркотики в местах их первичного производства, известно: надо развязать в стране-«объекте» вооруженный конфликт. В условиях боевых действий наибольшим спросом пользуется оружие. В моменты обострения обстановки цены на него растут, что ведет к снижению стоимости наркотических веществ. Чем более кровавые столкновения, тем больше доходы от торговли тем и другим. Иными словами, краеугольным камнем мировой «черной» экономики выступает нестабильность, а ее богом – управляемый конфликт. Они регулируют спрос и предложение. При этом стоящий за конфликтной ситуацией субъект заинтересован «работать» не с государственными структурами, а племенами, народностями, кланами, религиозными группировками, партиями. Им легче привить сепаратистские идеи, они легче поддаются манипулированию и обходятся дешевле. 
 
В середине 80-х годов Афганистан произвел лишь 50 тонн опиума. Через год после вывода советского воинского контингента, в 1990 году, цифра достигла 600 тонн. Захватив 96% территории страны, поставив под полный контроль производство героина, талибы, естественно, отказались от опеки ЦРУ и Государственного департамента США.
 
Это означало, что американцам не дадут ни цента от 130 млрд. долларов. Именно столько афганская наркомафия имела бы от продажи «белой смерти» на черных рынках Европы, будь у нее надежный наркотрафик через Центральную и Среднюю Азию. Отобрать у талибов контроль над производством и распространением героина стало одной из главных целей войны США в Афганистане. Эта цель достигнута. Сегодня большая часть героина скупается американцами и уходит за рубеж по каналам ЦРУ и Пентагона. Разместив военные базы в Киргизии, Узбекистане, Таджикистане, рассеяв экстремистские вооруженные формирования на территории Афганистана и поставив во главе временного правительства Хамида Карзая, США, во-первых, проложили новые коридоры поставки наркотиков, во-вторых, уничтожили конкурентов по бизнесу, в-третьих, обеспечили дальнейшее наращивание производственных мощностей по переработке опиума в героин.
 
В настоящее время мировой рынок обеспечен афганским героином на 75%, рынок ЕС – на 80%,  рынок США – на 35%. Через Центральную Азию переправляется 65% афганских наркотиков. С уходом коалиции из Афганистана эта схема не исчезнет, а будет приспособлена к новым условиям. Криминальный альянс между талибами и ЦРУ состоялся, он прочен и будет укрепляться дальше.
 
Следует отдельно отметить роль косовских албанцев в международном наркотрафике. Создавая в Сербии «независимый» анклав, то есть отторгая от Сербии территорию древнего Косовского края, американцы имели в виду в том числе создание плацдарма для распространения наркотиков – главным образом в Европе. Сегодня в Западной Европе проживает более миллиона косовских албанцев, главным занятием которых является криминальный бизнес, в первую очередь обслуживание наркотрафика. Можно сказать, что американский государственный наркобизнес посадил на тело Европы раковую опухоль, которая дает стремительное распространение метастазов. 
 
По данным Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), во всем мире от афганского опия ежегодно погибает около 100 тысяч человек – больше, чем от атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Одной России афганский героин обходится ежегодно в 30 тысяч жизней.  За последние десять лет, сообщает ФСКН, производство опиатов в мире выросло вдвое, и героин на мировом наркорынке сегодня доминирует – на его долю приходится ежегодно около 7 миллиардов (90%) всех наркотических доз.
 
Наркотизация российского населения идёт поступательными темпами. Вкупе с алкоголизмом это грозит деградацией и исчезновением нации. Россия прилагает максимальные усилия для мобилизации международного сообщества на борьбу с наркотиками. "Мы убеждены в необходимости квалифицировать афганскую наркоугрозу в Совете Безопасности ООН как угрозу международному миру и безопасности", - заявил глава МИД РФ С.Лавров, выступая на открытии международного форума по афганской наркоугрозе в Москве в 2010 году. 
 
С.Лавров высказался за включение в мандат Международных сил по содействию безопасности в Афганистане обязательства более эффективно бороться с наркоиндустрией, включая уничтожение посевов опийного мака и героиновых лабораторий. По словам С.Лаврова, "как минимум надо действовать не менее решительно в борьбе с производством наркотиков в Афганистане, чем это делается в борьбе с производством кокаина в Латинской Америке".  Российский министр иностранных дел подчеркнул, что "взаимодействие в режиме реального времени между натовцами внутри Афганистана и странами ОДКБ на внешнем периметре границ Афганистана дало бы значительный эффект".  По словам министра, Россия уже несколько лет ставит этот вопрос перед НАТО, но "пока внятного ответа не получает"
 
В 2010 году глава ФСНК В.Иванов заявил: «Переданные Россией афганской и американской сторонам год назад данные о 175 лабораториях в Афганистане не были использованы – они продолжают поставлять героин в наши страны, и ни одна из них не уничтожена». Банковские счета заинтересованных лиц продолжают пополняться за счет нелегального оборота наркотиков.
 
Надежды на создание эффективного международного антинаркотического фронта крайне эфемерны. Ожидание согласия Запада на сотрудничество в этом вопросе приведет лишь к потере времени и новых жизней российских граждан. Россия подходит к рубежу, за которым  неизбежны самые жёсткие меры против распространителей «белой смерти».
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.