Всемирная наркомафия и банки. Введение в тему (I)
147

Всемирная наркомафия и банки. Введение в тему (I)

В СМИ тема наркотиков сегодня довольно популярна. Один из наиболее обсуждаемых аспектов проблемы – участие банков в «отмывании» «грязных» денег, получаемых наркодельцами, и получение за это огромных комиссионных. 

Банки и наркобизнес – не просто партнёры, а единое целое

Недавно в «Guardian» (Великобритания) появилась статья «Global Banks Are the Financial Services Wing of the Drug Cartels». (1) Название статьи можно перевести примерно так: «Международные банки - подразделение финансовой службы наркокартелей». Статья очень интересная, в ней много полезной информации, но уже в самом названии, с моей точки зрения, содержится «перекос»: в альянсе наркодельцов и банкиров последние якобы играют подчиненную, пассивную роль. 

Из такого представления об отношениях наркобизнеса и банков обычно делается вывод: да, банки виноваты в «отмывании» «грязных» денег, они – пособники, но не главные участники «грязного» бизнеса. Мол, государству для борьбы с эпидемией распространения чумы наркомании главные силы надо направлять на борьбу с наркобизнесом, а борьба с банками-пособниками может осуществляться по «остаточному» принципу. 

В реальной жизни так всё и происходит. В центре внимания всех государств и международных организаций находится наркомафия. Под ней традиционно принято понимать группы организованной преступности, которые занимаются производством, переработкой, хранением, транспортировкой, оптовой торговлей и розничной реализацией наркотиков. Такие группы часто называют наркокартелями. На борьбу с наркомафией государства сегодня тратят баснословные деньги. В 1972 г., когда президент Ричард Никсон объявил войну наркотикам, расходы из федерального бюджета США на эти цели были равны 110 млн. долл. А вот на 2013 финансовый год на программы по борьбе с наркотиками администрация президента Барака Обамы запросила почти 26 млрд. долларов США, что на 1,6% превысило ассигнования предыдущего финансового года. И это не считая миллиардов долларов, выделяемых на реализацию указанных программ на уровне властей отдельных штатов. Подробная расшифровка бюджетных ассигнований показывает, что банки в этих программах оказываются «за кадром». Подразумевается, что борьбой с «отмыванием» «грязных» денег от наркобизнеса должны заниматься органы банковского надзора. Т.е. прежде всего Федеральная резервная система США, которая не только не входит в состав органов исполнительной власти США, но и вообще является частной корпорацией. 

В результате таких «перекосов» мы имеем следующую картину. По данным, приводимым директором Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) генералом Виктором Ивановым, государственные службы по борьбе с незаконным обращением наркотиков в среднем по миру изымают 10-15 процентов поставляемых на рынок наркотиков. В то же время из общего объема обращающихся в мире денег, получаемых от торговли наркотиками («наркоденег»), изымается не более 0,5 процента. (2) 

Фактически давно происходившее сращивание крупного банковского капитала с наркомафией в её классическом понимании («наркокартелями», «наркосиндикатами») на сегодняшний день завершено. Провести границу между мировыми банками и наркокартелями уже невозможно. Так же как невозможно провести границу между «грязными» и «чистыми» деньгами. Значительная часть так называемых чистых денег также имеет наркотическое происхождение. Сложившийся альянс банков и наркокартелей точнее всего определить как «наркобанковскую мафию», или «наркобанковский бизнес». Новый транснациональный союз приобретает поистине неограниченные возможности влиять на все стороны жизни современного общества - экономику (промышленность, сельское хозяйство, другие сектора реальной экономики и услуг), науку, образование, культуру, внутреннюю и внешнюю политику. Модель общественного устройства большинства стран мира сегодня – это неведомая прежде стадия развития капитализма, а именно наркобанковский капитализм… 

Иерархия современной наркомафии

Наркомафия в широком смысле слова имеет три уровня. 

Первый (низший) уровень – группы, которые находятся в самом начале и в самом конце цепочки движения наркотиков: 

а) группы, которые занимаются организацией производства (выращивания и первичной переработки) наркотиков и их закупок у производителей; 

б) группы, которые занимаются доведением наркотиков до конечных потребителей (розничный рынок). 

Второй (средний) уровень – группы, которые имеют дело с крупными партиями наркотиков. Они занимаются конечной переработкой, упаковкой, хранением, транспортировкой (в том числе трансграничной) наркотиков, организацией оптовой торговли. Именно группы этого уровня принято называть наркокартелями и наркосиндикатами, а их руководителей – наркобаронами. 

Что же такое наркокартель? Специалист по организованной преступности М. Гленни пишет: «Картель – это холдинговая компания, агломерация мелких и гибких мафиозных группировок, которые владеют теми или иными долями отрасли…в отличие от популярных представлений картель…сильно децентрализован». (3)

В прошлом столетии наиболее крупные наркокартели базировались в Колумбии. Самые известные из них – картели Кали и Медельины (по названиям городов Колумбии). Чтобы был понятен масштаб деятельности наркокартелей, приведем информацию о картели Кали, подготовленную в свое время американским Управлением по борьбе с наркотиками и относящуюся к 1990-м годам: «Ежегодная прибыль мафии Кали оценивается в пределах 4 – 8 миллиардов долларов; эта организация управляется как хорошо отлаженный бизнес, в котором лидеры мафии Кали принимают решения… для Колумбии и Соединенных Штатов. Они управляют своим международным предприятием посредством сложной системы из телефонов, факсов, пейджеров и компьютеров, располагая собственной разведывательной сетью, которая может поспорить с разведками большинства развивающихся стран. Наркобароны Кали контролируют аэропорт города Кали, сеть его такси и телефонную компанию. Они знают, кто приехал в Кали и кто оттуда уезжает, кто говорил с полицией и кто сотрудничал с американскими ведомствами правопорядка». (4) 

Следует обратить внимание на то, что название групп наркобизнеса (типа той, что базируется в Кали) «наркокартелями» не вполне корректно. Термин «наркокартель» скорее подходит к тем соглашениям, которые заключают несколько таких групп. Соглашения касаются, прежде всего, раздела рынков сбыта «товара». Те же колумбийские группировки договаривались о разделе рынка сбыта марихуаны и кокаина в Соединенных Штатах. Группировка Кали, в частности, согласно этим соглашениям, получила рынок Нью-Йорка. (5) 

Группы наркобизнеса типа картелей Кали или Медельины правильнее называть наркосиндикатами. В экономической и юридической литературе сложилось определение синдиката как объединения формально независимых предприятий, имеющих общую сбытовую деятельность. В Колумбии, Мексике, Афганистане, странах «Золотого треугольника», Южной Африке, других странах действуют группы, которые организуют выращивание и переработку наркотиков. Созданный «товар» они передают на реализацию общей конторе, которая осуществляет оптовые поставки «товара». Налицо классическая форма синдиката. А уже несколько синдикатов заключают картельное соглашение о разделе рынка сбыта. Каждая крупная страна (США, Великобритания, Германия, Франция и др.) - это ёмкий рынок наркотиков, на котором орудует несколько синдикатов, договаривающихся о разделе рынка. «Голова» синдиката находится в стране реализации, «хвост» - в стране производства «товара». Главных руководителей афганских наркосиндикатов, например, нужно искать за тысячи километров от опиумных полей Афганистана – в Турции, странах Европы, Америки. Практически все наркосиндикаты  это транснациональные организации.

Сегодня центры и трафики наркоторговли сильно изменились по сравнению с прошлым столетием. На первые роли в XXI веке вышли группы наркомафии в Мексике (кокаин) и в Афганистане (опиум и героин). Хотя группы и заключают картельные соглашения о разделе рынков сбыта, но эти соглашения постоянно нарушаются. Начинается борьба за передел рынков, которая превращается в самую настоящую войну. (6) 

Третий (высший) уровень – группы, которые непосредственно не соприкасаются с «товаром». 

Основными институтами, которые входят в состав третьего (высшего) уровня организации современной наркомафии, являются банки, спецслужбы, СМИ. Все они имеют легальный статус. О банках и спецслужбах особый разговор пойдёт ниже. Кроме них к третьему уровню относятся представители законодательной, судебной власти, ряда ключевых ведомств исполнительной власти. Эти институты и лица составляют плотно сплетенную сеть. Она выходит за границы отдельных государств, образуя всемирную сеть. Созданию всемирной наркомафиозной сети очень способствовали начавшиеся три-четыре десятилетия назад процессы либерализации международного перемещения товаров, людей, капиталов, информации – то как раз, что со второй половины 90-х годов стали называть глобализацией. Фактически наркомафию можно представить как мировую наркокорпорацию, имеющую свои отделения и филиалы во многих странах мира. 

На третьем (высшем) уровне решаются такие стратегические задачи, как: 

а) «отмывание» наличных денег, полученных от реализации «товара»;

б) размещение доходов, полученных от реализации «товара», в различных секторах экономики; 

в) обеспечение «прикрытия» текущих операций наркомафии на первом и особенно втором уровнях; 

г) создание благоприятных условий для расширения наркобизнеса в отдельных странах. 

(Продолжение следует)

(1) «Guardian», 21.07.2012.

(2) «Планетарные наркопотоки как ведущий фактор нарастающего (прогрессирующего) глобального финансово-экономического кризиса». Тезисы доклада директора ФСКН В.П. Иванова, прочитанного в г. Вашингтоне (США) 18 ноября 2011 года // Сайт Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

(3) Миша Глени. Теневые владыки: кто управляет миром. – М.: Эксмо: Алгоритм, 2010, с. 336.

(4) Там же, с. 333.

(5) Там же, с. 332.

(6) В частности, в Мексике уже более десятилетия идет непрерывная война между многочисленными наркогруппами (наркокартелями), которая в последнее время переросла в самую настоящую гражданскую войну. Число жертв такой войны достигло уже почти 50 тысяч человек (см.: В.Ю. Катасонов. Присоединение России к ВТО: дальнейшая наркотизация страны. 09.08.2012 // Сайт «Движение за возрождение отечественной науки» // za-nauku.ru).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.