Геополитика конфликта в Газе: расчеты ХАМАСа (II)
85

Геополитика конфликта в Газе: расчеты ХАМАСа (II)

Часть I

 «Откроются ворота ада!»

ХАМАС (аббревиатура от Harakat al-Muqawana al-Islamiya – Исламское движение сопротивления) возник десятилетия назад как региональное отделение «Братьев-мусульман» Египта, в состав которого до 1967 года входила Газа. Отцом-основателем считается шейх Ахмед Яссин, убитый в 2004 г. Имеются указания на то, что к становлению ХАМАСа в свое время приложили руку израильские спецслужбы, пытавшиеся противопоставить исламистов светским и социалистически ориентированным силам в палестинском сопротивлении. Знали бы они тогда, кого взращивали. Об этом, правда, сейчас обе стороны предпочитают не вспоминать. Политическую силу набрал в конце 80-х гг. во время первой интифады. Победив на выборах в секторе в 2006 г., ХАМАС стал полностью контролировать Газу с 2007 г., в то время как на Западном берегу реки Иордан власть принадлежит ФАТХу, основанному Я. Арафатом.

 
ХАМАС включен в американский список террористических организаций с 1997 г. Помимо большей воинственности по сравнению с ФАТХом, известен своим вниманием к социальному положению населения и меньшей подверженностью коррупции. Формальным лидером ХАМАСа остается перебравшийся в начале 2012 г. из Дамаска в Катар Халед Машааль, реальным в Газе –  «премьер-министр» Исмаил Хания, близкий соратник шейха Яссина. Между ними существует едва скрываемое соперничество. ХАМАС заявляет, что готов признать границы 1967 г. и жить в мире с Израилем, но делать это не спешит.

В результате «арабской весны» ХАМАС значительно усилился и в военно-техническом, и в политическом отношениях. Более того, признавая свою ответственность за запуски ракет по территории Израиля, чего он до последнего времени избегал, ХАМАС  демонстрирует, что больше не боится прямого противостояния с израильской военной машиной.[1]
 
Его возросшая уверенность базируется на целом ряде факторов.

Покончив с зависимостью от Дамаска, ХАМАС обрел значительно более мощных покровителей в исламском мире. В октябре с. г. первым из глав государств за всю ее современную историю Газу посетил эмир Катара, предоставивший хамасовцам подарок в размере 400 млн. долл., что сразу же повысило их ставки среди палестинских избирателей. Вслед за ним туда собрался премьер-министр Турции Т. Эрдоган. В Газе побывал министр иностранных дел Туниса, а в ближайшее время в соответствии с решением состоявшегося в Каире заседания Лиги арабских стран туда планирует выехать целая делегация арабских министров.

С учетом переориентации ХАМАСа с Сирии и Ирана на более приемлемые для Вашингтона режимы в США стали звучать голоса о возможном вступлении, пока неофициальном, в контакт с данным движением. К этому Белый дом усиленно подталкивали, в частности, руководители Катара и Турции.
Замаячила, пусть пока отдаленная, перспектива постепенного международного признания ХАМАСа.

Вследствие послереволюционного хаоса Каир в значительной степени утратил контроль над ситуацией на прилегающем к Газе Синайском полуострове. Это дало ХАМАСу жизненно важную стратегическую глубину. Он разместил на Синае свои тренировочные лагеря и даже мастерские по изготовлению и ремонту вооружений, недосягаемые для израильской авиации, которая связана обязательствами мирного договора с Египтом в Кэмп-Дэвиде. Более того, в последние месяцы действительно наблюдались случаи обстрела ракетными снарядами израильских объектов с территории полуострова, хотя и без нанесения им особого ущерба.

ХАМАС, если и не бросал вызов напрямую израильской военной машине, то и не уклонялся от столкновений с нею, нанося мелкие беспокоящие уколы по Израилю и имея при этом свой расчет. Подобно тому, как Израиль, развязывая конфликт и неся за него всю полноту ответственности, вынудил Вашингтон ясно и без обиняков идентифицировать себя с Тель-Авивом, ХАМАС так же чётко заставил встать на его сторону Каир и другие арабские столицы.

Известно, что до последних событий материнская организация «Братьев-мусульман», находящаяся сейчас у власти в Каире, проявляла определенную сдержанность по отношению к собственному творению - исходя, прежде всего, из тактических соображений обретения легитимности на Западе. Каир, например, отклонил предложение ХАМАСа установить зону свободной торговли Египет - Газа и выражал недовольство действиями исламских экстремистов, атаковавших египетских пограничников на Синае и препятствовавших ничем неограниченному передвижению боевиков и оружия в сектор. Атаки Израиля сняли все прежние противоречия: теперь исламисты в Каире не могут не поддержать «младших братьев».

Эти расчеты уже частично оправдались. Президент Египта М. Морси, ранее склонявшийся к прагматичному курсу, направил в Газу, фактически под огонь, премьер-министра страны Х. Кандиля, отозвал своего посла в Израиле, осудил действия Тель-Авива как неприкрытую агрессию и обещал палестинцам усиление поддержки. Египетские братья-мусульмане требуют от президента дальнейшего ужесточения подходов к Израилю.[2] Они также объявили, что разрабатывают проект закона по одностороннему пересмотру мирного договора с Израилем.  С учетом их доминирования в национальном парламенте шансы на прохождение такого закона весьма велики. Не имея возможности успешно противостоять Израилю военным путем, Каир, например, может попросту открыть границу с Газой «для беженцев», через которую в обратном направлении неминуемо хлынет поток оружия, в котором отчаянно нуждается ХАМАС. Мухаммад Фуад Джадалла, советник президента Египта по юридическим вопросам, выступая в эфире одного из арабских телеканалов, заявил, что необходимо немедленно создать Палестинское государство и начать снабжение палестинцев оружием, чтобы они могли успешно противостоять Израилю.[3] 

ХАМАС, так же как Израиль, но по своим соображениям, не слишком заинтересован в успехе продвигаемого М. Аббасом голосования по статусу Палестины на Генассамблее ООН, поскольку считает его недостаточным и закрепляющим нынешнее положение. Кроме того, там полагают, что вся эта затея служит, главным образом, целям повышения личного престижа М. Аббаса и движения ФАТХ. В то же время противостояние израильской военной машине повышает авторитет ХАМАСа среди палестинцев и шансы достижения победы на постоянно откладываемых общепалестинских выборах, когда те, наконец, состоятся. Управляя Газой в условиях ее блокады, движение не в состоянии выполнять обещания по повышению жизненного уровня рядовых палестинцев и постепенно утрачивает свою популярность. Война позволяет всё списать на действия врага и вновь объединяет людей вокруг ХАМАСа.

Тем не менее атака на командующего военным крылом ХАМАСа «бригадами Изеддина Аль-Кассама» Ахмада Джабари была осуществлена неожиданно для палестинцев, через сутки после того, как при посредничестве Египта было объявлено о прекращении всяких обстрелов Израиля с территории Газы. Джабари передвигался в машине среди белого дня, не ожидая внезапного удара и не соблюдая никаких мер предосторожности.[4]  Его убийство, как провозгласили в Газе, «открыло ворота ада». С палестинской стороны операция «Облачный столп» получила свое название - «Огненный камень».

Палестинцы в Газе еще никогда не имели столько оружия, сколько они имеют сейчас. Завезенные ими из Ирана ракеты Фаджр-3 и Фаджр-5 пусть и имеют небольшой поражающий эффект, но впервые долетают до Иерусалима и Тель-Авива. Хотя Израиль и объявляет ложью заявления палестинцев о том, что они сбили самолет F-16, однако даже The New York Times говорит об убедительности представленных ими на этот счет кадров на YouTube. ХАМАС и не стремится к недостижимой военной победе, ему нужна «победа дипломатическая», которой он уже во многом достиг.[5]

Израильская печать пишет: «Не следует пренебрегать фактом запуска ракет по Тель-Авиву и Иерусалиму. Со времени войны 1948 года ни одно арабское государство (за исключением Ирака в 1991 году) не посмело сделать то, что позволили себе палестинские группировки – ХАМАС и Исламский Джихад».[6]  Неважно, где упала ракета - в море или на суше, в парке или на берегу. Важно с психологической точки зрения то, что воображаемый барьер преодолен. А в любой войне на истощение  психологический аспект крайне важен.

При этом пресс-секретарь боевого крыла ХАМАСа предупреждает: «Обстрелы Тель-Авива и Аль-Кудса (Иерусалима), не случавшиеся ранее, - это ещё не все сюрпризы, имеющиеся в нашем распоряжении».[7]

Военные эксперты допускают, что наземная операция против ХАМАСа в Газе может повторить печальный опыт израильского вторжения в Ливан в 2006 г. Исламисты в Газе не менее мощны, подготовлены и мотивированы, чем Хезболла, заставившая в 2006 г. армию Израиля, возможно, впервые в её истории покинуть из-за высоких потерь поле боя в южном Ливане, не решив ни одной из поставленных задач… В пользу Хезболлы тогда говорили горные условия, создававшие прекрасные возможности для засад и постановки мин. Сектор Газа в противоположность этому представляет собой сплошную низину. В то же время там господствует плотная застройка, не позволяющая без тотальных разрушений развернуться тяжелой боевой технике. Конечно, в Израильском государстве легко найдутся горячие головы, способные на это, но ситуация в мире несколько изменилась, и подобные действия могут окончательно взорвать весь Ближний Восток.

По заявлению военного крыла ХАМАСа в случае наземной операции солдатам ЦАХАЛа позволят проникнуть на 300 метров вглубь палестинской территории, а затем им будет оказано мощное сопротивление.

Этими опасениями, а не только международным давлением, возможно, объясняется явная заминка, которая возникла в действиях Израиля, уже объявившего было о начале наземной операции.

Переговоры о прекращении огня, которые ведутся в настоящий момент в Каире при содействии египетских посредников, по оценке экспертов International Crisis Group, могут закончиться компромиссным трехсторонним соглашением. По нему ХАМАС обяжется взять под контроль «экстремистские элементы», в то время как Египет облегчит режим прохождения пограничного с Газой пункта Рафах, а Израиль предпримет аналогичные шаги в отношении контролируемого им коммерческого терминала Керем-Шалом.[8]
 
Вместе с тем в прочность подобных соглашений с учетом далеко идущих стратегических устремлений сторон верится с трудом. Противоположности сходятся. Однако кто бы ни победил в этой смертельной игре на крови, проигравшими окажутся по обыкновению простые люди, как арабы, так и евреи.
 
(Окончание следует)


[1]  http://www.israelbehindthenews.com/bin/content.cgi?ID=5142&q=1
[2]  http://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/the-gaza-invasion-will-it-destroy-israels-relationship-with-egypt
[3]  http://www.newsru.co.il/mideast/18nov2012/sovetnik8012.html
[4]  http://www.fiammanirenstein.com/articoli.asp?Categoria=5&Id=3003
[5]  http://www.nytimes.com/2012/11/16/world/middleeast/hamas-emboldened-tests-its-arab-alliances.html?_r=0
[6]  http://cursorinfo.co.il/news/pressa/2012/11/18/gaarec--chto-zhdet-izrail-posle-operacii-oblachniy-stolp-/
[7]  http://cursorinfo.co.il/news/novosti/2012/11/18/hamas-/
[8]  http://www.nytimes.com/2012/11/16/world/middleeast/hamas-emboldened-tests-its-arab-alliances.html?_r=0  

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.