А не вернуться ли к идее «закона Гуантанамо»?
0 0 0

А не вернуться ли к идее «закона Гуантанамо»?

Вопреки предвыборным заверениям о приверженности продолжению «перезагрузки» отношений с Россией Обама начал свой второй срок как-то не очень дружелюбно - с подписания пресловутого «закона Магнитского» и подтверждения планов по ПРО. Вашингтон смог убедить и европейских союзников последовать его примеру. Ряд из них уже объявили о намерении распространить санкции, вытекающие из подписанного главой Белого дома закона на территорию Европы, что звучало и на полях саммита ЕС – Россия в Брюсселе. Не самый обнадеживающий сигнал и назначение на пост госсекретаря Джона Керри, который, хотя и не отметился столь откровенной антироссийской риторикой, как другой претендент на это место Сьюзан Райс, тем не менее не скрывает восхищения перед творческим наследием и практическими рекомендациями Збигнева Бжезинского, чья враждебность к России в аттестациях не нуждается. Мировое экспертное сообщество с интересом ждало, чем же ответит Путин? На его итоговой пресс-конференции 20 декабря ответ прозвучал, и ответ был вполне весомым.

В ходе пресс-конференции бросалась в глаза откровенная попытка части журналистского пула свести всю совокупность американо-российских отношений к одной единственной теме – принятию в России в ответ на «закон Магнитского» законодательного акта, связанного с усыновлением российских детей в США. BBC подсчитало, что не менее 10 вопросов были посвящены законопроекту, который должен был стать (и 21 декабря стал) ответом на одобренный в США "закон Магнитского". Однако назвать эту тему главной, как это утверждал, например, в интервью Голосу Америки политолог Игорь Бунин, было бы всё же серьезным преувеличением. (1) 

Президенту раз за разом приходилось объяснять, что речь идёт не о «проблемах с конкретными гражданами Соединённых Штатов, которые усыновляют наших детей в подавляющем большинстве случаев, руководствуясь самыми добрыми соображениями. Большое им за это спасибо». Вопрос касается отношения к проблеме американских властей. «Когда преступления в отношении усыновлённых российских детей совершаются, чаще всего американская Фемида вообще не реагирует и освобождает от уголовной ответственности людей, которые явно совершили уголовное деяние в отношении ребёнка. Но и это ещё не всё. Российских представителей фактически не допускают, даже в качестве наблюдателей, на эти процессы». (2)

«Это даже такое пренебрежительное, я бы сказал, отношение… Так нельзя с Россией поступать, и так нельзя поступать с детьми, которые усыновляются…Вот что беспокоит российского законодателя… в известном проекте закона, который вызвал такую реакцию». Вроде всё ясно, но, похоже, те, кто вновь и вновь поднимали вопрос об «обездоленных сиротах», не столько переживали за их судьбу, сколько пытались использовать эту болезненную тему для очередной атаки на власть. Постоянным рефреном звучало, что в США якобы детям будет лучше, на что В. Путин ответил без обиняков: «Судя по тому, что мы знаем о трагических случаях, как, например, тот случай, когда ребенок был оставлен в машине и умер там на солнцепеке, – это лучше или хуже? Мы знаем о других случаях, когда детей избивали до смерти. Это лучше или хуже?»

Надо сказать, что и Госдума, выбравшая, по её мнению, наименее раздражающий вариант ответа на «закон Магнитского», в определённом смысле поставила российскую сторону в оборонительную позицию, что затрудняет эффективную реакцию на одном из главных участков информационного противоборства. А ведь если вспомнить, первоначально речь шла о более серьезном замысле – о принятии в России так называемого «закона Гуантанамо».

На пресс-конференции В.В. Путин справедливо заметил, что вопрос совершенно не в Магнитском, а в том, что американские законодатели, избавившись от одного антироссийского, антисоветского акта – Джексона-Вэника (а они вынуждены были это сделать по экономическим соображениям), посчитали необходимым тут же принять другой антироссийский акт. «То есть мы восприняли это так, что американский законодатель нам всем как бы показал, кто здесь хозяин, чтобы мы не расслаблялись. Не было бы Магнитского, нашли бы другой повод. Вот это нас огорчает». «Почему одна страна считает себя вправе распространить свою юрисдикцию на весь мир? Это подрывает основополагающие принципы международного права».

«О чём пекутся наши партнёры в Штатах и американские законодатели? О правах человека в наших тюрьмах, в местах лишения свободы. Хорошее дело, но у них у самих там полно проблем.

Я уже говорил об этом: Абу-Грейб, Гуантанамо – годами держат людей в тюрьме без предъявления обвинения. Это вообще уму непостижимо. Причём не просто держат в тюрьме без предъявления обвинения, там в кандалах ходят люди, как в средние века. Внутри собственной страны легализовали пытки.

Вы представляете, что если бы у нас хоть что-нибудь такое было? С потрохами бы сожрали уже давно! Такую бы развернули по всему миру вакханалию! А там всё тихо, тишина. Ведь сколько раз было обещано, что Гуантанамо будет закрыта, а воз и ныне там. Где это? Тюрьма работает. Мы не знаем, может быть, и пытки продолжаются. Эти так называемые секретные тюрьмы ЦРУ. Кто наказан?»

Можно предположить, что если бы Госдума приняла закон, предусматривающий введение санкций против тех, кто совершил указанные преступления, то вступаться за пытки, незаконные захваты и аресты в третьих странах радетелям защиты прав человека было бы гораздо сложнее. Так что рано, по-видимому, отказываться от идеи «закона Гуантанамо».

В то же время, отвечая на вопрос, не понадобится ли «перезагрузке российско-американских отношений новая перезагрузка», В. Путин вполне определённо заявил, что мы не заинтересованы в ухудшении отношений с кем бы то ни было. Хотя, что касается «перезагрузок», этот термин пошёл не из России – его ввели в оборот американцы. «Я даже не очень понял, а что нам перезагружать: у нас в принципе нормальные хорошие отношения были – они испортились, относительно испортились в связи с тем, что у нас была другая позиция по Ираку, вот отсюда начались проблемы».

Российский лидер обратил внимание, что, не соглашаясь с позицией США по Ираку, Россия двигалась в том же русле, что и европейские партнёры Соединённых Штатов - Франция, Германия, которые тоже не поддержали действия Вашингтона на иракском направлении. А сейчас критика ошибочности решения о вторжении в Ирак стала общим местом даже в действующей администрации США.

Еще одной проблемой в российско-американских отношениях, подчеркнул В.В. Путин, остается система противоракетной обороны. Создание американской ПРО ведёт или может привести, если Россия не будет адекватным образом отвечать на вызов, к обнулению российского ракетно-ядерного потенциала, что серьёзно нарушило бы глобальный стратегический баланс (не говоря уже о том, что это неприемлемо с точки зрения интересов обороноспособности России). 

Президент отметил, что американская сторона еще какое-то время назад заявляла, что готова технологически обеспечить такое состояние системы ПРО в Европе, что «России она угрожать не будет». Теперь и этого не обещают. «Хорошо, не хотите, но давайте хотя бы на бумажке напишем обязывающие какие-то вещи юридического характера, что это не против нас, – они даже против этого возражают, от этого отказываются. Мы вынуждены будем принимать какие-то ответные меры. Это ухудшает наши отношения? Да».

Западные журналисты попытались также выяснить, не считает ли российский президент, что к изоляции России может привести ее позиция по Сирии, отличающаяся от американской и общезападной. В ответ В.Путин напомнил пример Ливии: «Межэтнические, межклановые, межплеменные конфликты продолжаются. Более того, дошло до трагедии – убийства посла Соединённых Штатов. Это результат работы? Вот меня спрашивали об ошибках, а это ли не ошибка? Вы хотите, чтобы мы эти ошибки повторяли постоянно в других странах?»

Анализируя высказывания президента РФ на пресс-конференции в части, касающейся российско-американских отношений, авторитетный орган деловых кругов США The Wall Street Journal обратил внимание на критику Вашингтона за лицемерные, по мнению Путина, нападки на российское правительство в вопросах соблюдения прав человека. (3) Газета, однако, подчеркивает, что, несмотря на гнев российского лидера по поводу этих нападок, Путин отметил, что не считает США «врагом». 

Глава Российского государства, отмечает The Wall Street Journal, ясно дал понять, что он является сторонником развития российско-американских отношений, как и его коллега - нынешний президент США. «Просто нужно набраться терпения и искать компромиссы», - обращает внимание влиятельная американская деловая газета на слова Путина. 

Видимо, в этом и должна состоять позиция России в отношении её партнёров на международной арене. Никого не провоцируем. Всегда готовы к конструктивному сотрудничеству и равноправному диалогу. Своими интересами не поступаемся.

(1) http://www.golos-ameriki.ru/content/putin3-press-conference/1568939.html
(2) http://kremlin.ru/news/17173
(3) http://online.wsj.com/article/SB10001424127887324461604578190810258329982.html
 
Фото: ЕРА/ИТАР-ТАСС 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.