Россия и Черногория.
31 0 0

Россия и Черногория. "Молись Богу и держись России!"

Приближающиеся президентские выборы в Черногории (7 апреля с.г.) - одновременно «молодой» и «древней» - заставляют вспомнить о том, насколько тесно в прошлом были переплетены черногорско-российские судьбы, и задуматься над тем, а соответствует ли нынешний уровень отношений двух стран этому богатейшему наследию, а также их нынешним реальным возможностям и интересам. И если нет, то почему?

Прошло уже более 300 лет с того момента, когда В 1711 году к митрополиту и правителю Черногории Данило I Петровичу-Негошу прибыли послы из России, которые вручили ему послание от русского царя Петра Великого с предложением о совместной борьбе против Турции, с чего и ведется официальный отсчет установления двусторонних отношений. Владыка Данило тогда так обрисовал свою внешнеполитическую позицию: «Я – Москов, Москов, Москов!» В черногорских землях в г. Перасте учились «навигацкому делу» первые российские мореходы. Финансовая помощь из России помогала восстанавливать Черногорию после разрушительных войн, прежде всего ее православные церкви и монастыри.

Правивший Черногорией уже в XIX веке митрополит Петр I Петрович Негош, прославленный Церковью как Святитель Петр Цетиньский одновременно и среди черногорцев, и среди русских (в списке Петербургских святых) оставил поразительное по своей силе завещание черногорцам, которое заканчивалось такими словами: "Да будет проклят и тот, кто бы покусился отвратить вас от верности благочестивой и христолюбивой России, и всякому кто бы из вас черногорцев пошел против единоплеменной и единоверной нам России, дай Бог чтобы у него у живого отпало мясо от костей, и не было бы ему добра в этой жизни и в будущей." В нем он назначил своим преемником племянника Радивоя - будущего великого черногорского государственного деятеля и поэта Петра II Негоша. Уже перед смертью 18 октября 1830 года он дал последние наставления племяннику: "Молись Богу и держись России". (1) Историческим фактом является и то, что российский император Александр III в своей бессмертной фразе третьим союзником России, помимо армии и флота, называл Черногорию. Обращаясь к князю Николе во время его пребывания в Санкт-Петербурге в 1889 году Александр III сказал: «Пью за здоровье князя Черногорского, единственного верного и искреннего друга России».

Вообще, за истекшие 300 лет черногорцы с их исключительными боевыми качествами умудрились поучаствовать на стороне России почти во всех войнах, которые она вела, и не только с турками (с ними черногорцы, по крайней мере, боролись и за собственную свободу), но и - в годы правления Петра I Петровича Негоша - с французами (вспомните стихотворение А.С Пушкина «Бонапарт и черногорцы») и даже с японцами. Действительно, князь Никола в 1904 заявил, что считает Черногорию участницей войны против Японии на стороне России. Один из черногорских добровольцев Александр Саичич прославился тогда победой в сабельном бою перед строем над одним из самых знаменитых самурайских мастеров фехтования. При заключении неудачного для России Портсмутского мира про Черногорию, правда, упоминать не стали, да оно и к лучшему. Говорят, что для нее война формально закончилась лишь в 2006 г. с аккредитацией первого японского посла после обретения независимости.

С этого же года пошел отсчет выстраивания отношений между Россией и Черногорией уже в наше время. В них, казалось бы, не существует каких-то открытых проблем, и все должно было бы развиваться вполне благополучно. Россия является одним из лидеров по инвестициям в черногорскую экономику и по туризму. Вместе с сербами россияне составляют более половины всех туристов в Черногории. Как сообщило статистическое агентство страны Monstat, треть зарегистрированных в ней иностранных фирм принадлежит россиянам. После России в процентном отношении среди иностранных собственников фирм в Черногории идет Сербия - 15,7%, Украина - 6,6% и Китай - 4%.(2)  По некоторым, возможно, несколько завышенным оценкам, десятки тысяч российских соотечественников приобрели здесь, прежде всего на побережье, недвижимость.  Российские финансисты и риелторы называют общую сумму вложений России в Черногории в 2 млрд. евро., местные эксперты, правда, полагают, что она сильно преувеличена, что, по-видимому, объясняется различиями в методике подсчетов. Самой крупной покупкой явилось приобретение в 2005 году группой Центрально-Европейской алюминиевой компании (ЦЕАК входит в состав компании «Базовый Элемент») у правительства Черногории 65,4% акций Комбината алюминия в г. Подгорица (КАП) общей мощностью 120 тыс. т «крылатого металла» в год за 48,5 млн. евро и 32% акций рудника бокситов в г. Никшич за 6 млн. евро. ЦЕАК при этом брала на себя обязательства по погашению накопившихся значительных операционных долгов этих предприятий и по вложениям в их модернизацию. Насколько алюминиевая отрасль важна для Черногории говорит то, что она давала до половины стоимости всего ее экспорта и 15% ВВП.

Увы, мировой финансовый кризис 2008 г. нанес серьезный урон и по черногорско-российскому экономическому сотрудничеству. Взаимная торговля, например, упала со 150 млн. долл. в 2007 г. до 20 млн. долл. в 2010 г. и с того времени с трудом карабкается наверх. Серьезные проблемы возникли и в деятельности КАП. Комбинату так и не удалось до конца поправить свое финансовое положение. Сейчас его общая задолженность оценивается в 350 млн. евро, из них порядка 130 млн. евро взяты под гарантии правительства. Во многом это явилось следствием неблагоприятной конъюнктуры на мировых рынках, когда в конце 2008 г. цена на алюминий упала с 3100 до 1300 долл. за метрическую тонну. И хотя в настоящий момент она колеблется на уровне около 2000 долл., этого недостаточно, чтобы вернуть рентабельность алюминиевым производствам с высокой стоимостью потребляемой электроэнергии. Мешает и недостаточный спрос на алюминий. Вместе с тем в Черногории проблемы КАП воспринимаются крайне остро, раздаются голоса и со стороны правительства, и со стороны оппозиции о разрыве действующих соглашений и ренационализации КАП. Биржевые аналитики в Москве также отмечают, что не только крупные бизнесмены, но и многие мелкие держатели собственности из России в Черногории обеспокоены планами ее нынешнего руководства по ускоренному вступлению на дискриминационных условиях в ЕС и НАТО, что неизбежно затруднит доступ к имеющимся вложениям и распоряжение ими.  Их прогнозируемый уход может привести к обвалу рынка недвижимости в республике.

Положение в немалой степени осложняется тем, что в отношения России с Черногорией вмешивается и третий заинтересованный участник – Вашингтон. Американская дипломатическая переписка, размещенная на сайте Wikileaks, свидетельствует о пристальном внимании американского посольства в Черногории, вплоть до деталей, ко всем российским инвестициям в этой стране и двусторонним сделкам. В этой переписке отмечается, например, что местная политическая культура довольно податлива к распространению информации о «вездесущей и таинственной русской мафии» и принадлежности к ней всех бизнесменов из России. В этом контексте аресты некоторых из них, в частности двух предпринимателей на таможне за избыток вывозимой валюты (аж 790 тыс. евро, оставшихся у них из-за срыва сделки по покупке участка!), американцы рассматривают «как позитивный фактор», повышающий уверенность в том, что «прозападная политика руководства Черногории…вкупе с правильным информационным покрытием могут послужить препятствием для усиливающегося российского влияния в Черногории». Интересно, что при этом они вспоминают период до 1914 года, когда «самые близкие официальные отношения, включая династические родственные связи, Черногория имела с Россией», полагая, что вернуться к ним пока не получается. Причина, как с удовлетворением констатирует американское посольство, – ориентация правительства во главе с Мило Джукановичем не на Россию, а на НАТО и США.(3) 

В тех же шифротелеграммах, приводимых Wikileaks, откровенно говорится, что одной из целей США, для достижения которых им необходимо втянуть Подгорицу в НАТО, является «парирование возобновившегося и возрастающего присутствия России в регионе». Посольство полагает, что «до сих пор, несмотря на внушительные российские инвестиции, Черногория твердо придерживалась прозападного курса», однако «для того, чтобы она от него не отступила, НАТО должна сделать в отношении нее сильный жест» (читай: абсорбировать). «Пророссийский и националистический путь» Черногории однозначно расценивается как нечто негативное для США.(4)

О том, насколько американцев реально волнуют дела черногорцев, свидетельствует хотя бы выступление бывшего президента США Билла Клинтона в мае 2011 г. в Будве. Прибыв в Черногорию на празднование пятилетия ее независимости, он назвал страну, в которой находится, «Македонией». Воздев очи горе, Клинтон, считающийся, кстати, одним из самых образованных американских политиков последнего времени, с пафосом выразил уверенность в том, что «и Македония, от природных красот которой перехватывает дыхание, станет богатой».(5)

При этом из Вашингтона пытаются внушить черногорцам, что Москва потому против их вступления в НАТО и размещения у их берегов флота НАТО в самой удобной гавани Средиземноморья, заливе Бока Которска, что «русские сами хотят базировать там свои корабли». В Москве, однако, хорошо знают географию и осведомлены в том, что выход в международные воды из указанного залива контролирует член НАТО – Хорватия благодаря наличию в ее составе полуострова Превлака. Следовательно, без разрешения Брюсселя (а не Загреба) ни один иностранный корабль туда зайти не может, не говоря уже о строительстве морской базы. Чего хотят русские, так это того, чтобы братский народ не становился заложником чужих имперских амбиций, а его прекрасное побережье не превращалось в барачный Бондстил (крупнейшая база НАТО в Косове) на море.

Нынешняя правящая в Черногории команда, однако, под полными парами плывет именно в этом направлении. Иная позиция у кандидата в президенты Черногории от оппозиции Миодрага Лекича, который полагает, что нет никакой необходимости в милитаризации его родины, а решать проблемы безопасности можно и вне блоков, направляя нужные для развития страны средства на решение ее насущных проблем.

Такой подход оппозиционного претендента на пост главы государства открывает более широкие перспективы для решения многих вопросов и в двусторонних отношениях России и Черногории, что не значит, что он будет более легким собеседником. М. Лекич довольно критичен, например, к деятельности РУСАЛа в Черногории, но при этом он и более конструктивен, а главное независим по отношению к воздействию «третьих факторов», поскольку не обременен грузом коррупционных скандалов. На самом деле российской стороне есть что предложить черногорскому руководству, лишь бы оно захотело услышать. Главное это то, что экономические проблемы Черногории следует решать в комплексе, а ключ ко всему, в том числе к возрождению КАП, лежит в энергетике. РУСАЛ, например, заинтересован во вложениях в собственную термоэлектростанцию возле Плевли (6), а также в переходе к производству на алюминиевом комбинате от простого металла к значительно более выгодным сплавам. Его простой уход из КАП в нынешней тяжелой обстановке дело не поправит, а может, наоборот, привести к краху данного производства. Ветка от «Южного потока» в Черногорию могла бы позволить в сжатые сроки  построить два энергоблока мощностью по 300 мегаватт. В результате она вполне может стать экспортером электроэнергии в такие энергодефицитные соседние страны, как Италия, с которой у Подгорицы имеется нереализованное соглашение о прокладке мощного энергокабеля по дну Адриатики. В планы представителей крупного российского бизнеса входит также активное использование мощностей порта Бар, судоремонтных заводов в городах Бела и Котор, реконструкция железной дороги Белград – Бар.

По данным печати, в российской Госдуме уже несколько лет разрабатывается подобный комплексный план двустороннего взаимовыгодного сотрудничества с Черногорией в виде основы стратегического партнерства. Важно, чтобы появилась воля к его осуществлению и с другой стороны. Многое, видимо, будет зависеть от результатов предстоящих 7 апреля с.г. там президентских выборов.

В заключение процитирую президента Фонда исторической перспективы доктора исторических наук Наталию Нарочницкую: «Если Черногория хочет идти в так называемую Европу, то пусть она идет туда не как бесприданница, иначе станет маленьким стендом в этнографическом музее Европы, а пусть идет туда как представитель великого византийского наследия, которое имеет Вселенский характер».(7)

Речь, таким образом, не идет о перспективах отдельных политиков. Речь идет о будущем братского народа.


(1)  http://www.montenegrina.net/pages/pages_ru/istorija/petar_cetinjski.htm
(2)  http://polpred.com/?ns=1&ns_id=589217&cnt=249§or=21
(3)  http://wikileaks.org/cablegate.html/07PODGORICA24
(4)  http://wikileaks.org/cablegate.html/09STATE22056.htm
(5)  http://www.imonte.com/news/detail.php?ID=1785783
(6)  http://www.imonte.com/news/detail.php?ID=1631275
(7)  http://www.mosvedi.ru/news/politic/actual/2091/
 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.