Финансовые стервятники: тема, которая осталась за кадром G20
144

Финансовые стервятники: тема, которая осталась за кадром G20

В июне с.г., когда на берегах Невы проходил Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), параллельно проводилась так называемая молодежная «двадцатка» - в порядке подготовки к саммиту «Большой двадцатки». На международной встрече молодежи был президент России Владимир Путин. Встал  вопрос о разрушительной деятельности фондов-стервятников (Vulture Funds). Этот термин сегодня используется даже в официальных документах Международного валютного фонда. В. Путин сам обратил внимание на ту часть обращения молодежных лидеров к лидерам G20, в которой говорилось о необходимости пресечения хищнической деятельности фондов-стервятников: «Вот у вас хорошо написано: "Мы призываем лидеров "группы двадцати" обратить внимание на невозможность параллельной реструктуризации долгов и деятельности "фондов-стервятников", инвестирующих в близкие к дефолту долговые бумаги». В. Путин прокомментировал: «Это благородное замечание. Я постараюсь донести его до своих коллег». События вокруг Сирии  внесли изменения в повестку дня Питерского форума. Во всяком случае, до обсуждения темы финансовых стервятников дело не дошло. А жаль.

Финансовые стервятники – это различные фонды и компании, которые специализируются на приобретении ценных бумаг, иных финансовых и нефинансовых активов по минимальным ценам с целью последующей их перепродажи по значительно более высоким ценам. Прибыль они получают за счет различных незаконных манипуляций с бумагами и их эмитентами (компаниями и государствами, которые их выпустили на рынок). Хищническая деятельность финансовых стервятников ведет к разрушению реального сектора экономики, обострению социальных проблем, подрыву национального суверенитета государств. Более того, фонды-стервятники расшатывают финансовую стабильность, создают условия для финансовых и экономических кризисов. То есть они делают прямо противоположное тому, что призвана делать «Большая двадцатка» - добиваться стабильности и устойчивости международной финансовой системы. Финансовые стервятники безжалостны, их деятельность заразительна, они заставляют других участников рынка в целях своего выживания брать с них пример. «Финансовые стервятники» дерзко ломают любые планы государств и международных организаций по стабилизации экономики.

Финансовые стервятники превращают экономических субъектов в свои жертвы. Бизнес «стервятников» состоит из следующих действий:

1.Доведение выбранной цели до дефолта/банкротства;

2.Покупка объекта (актива, бумаг) по минимальной цене;

3.Повышение цены актива и его реализация на максимуме;

4.Доведение объекта до нового дефолта/банкротства и так до бесконечности.

Успех «стервятников» в значительной мере обеспечивается за счет поддержки со стороны государства. Либо финансовой, либо судебной. Финансовая поддержка – получение фондами и компаниями кредитов для покупок активов, либо денежных вливаний в объект спекуляций (для того, чтобы поднять капитализацию бизнеса). О том, как «стервятники» действуют в отношении компаний, сказано и написано уже немало. Называется это благообразным термином merges & acquisitions (слияния и поглощения). На самом деле в 99% случаев речь идет именно о поглощениях. «Стервятники» используют различные хитроумные схемы, находящиеся на грани закона (например, налоговые лазейки), либо за его гранью (например, ведение двойной бухгалтерии). Хитроумные и нечистоплотные схемы прикрываются еще одним благообразным термином – финансовая инженерия.

Американский «капитализм стервятников»

Фонды-стервятники могут называться по-разному: хедж-фонды, фонды прямых инвестиций, фонды стратегических инвестиций, венчурные фонды и т.п. Фонды-стервятники чаще всего создаются инвестиционными банками и находятся в их орбите. Впрочем, сами инвестиционные банки (инвестиционные брокеры) и сами непосредственно выступают в роли «стервятников». Особенно много фондов-стервятников расплодилось в США, где сосредоточена основная часть инвестиционных банков. Впрочем, в бизнес «стервятников» была вовлечена большая часть банковского сектора американской экономики после того, как в самом конце ХХ века был отменен закон Гласса-Стиголла, запрещавший депозитно-кредитным организациям заниматься инвестициями на фондовом рынке. Кредитно-ростовщическая деятельность банков стала выглядеть старомодной и неактуальной, банки бросились спекулировать бумагами. «Стервятники» выискивают свои жертвы как в самой Америке, так и по всему миру. В США даже появился термин «капитализм стервятников». Его пустил в оборот ультраконсервативный республиканский губернатор Техаса республиканец Рик Пери, критиковавший деятельность инвестиционной фирмы «Бейн Кэпитал» (Bain Capital). Она принадлежит венчурному капиталисту Митту Ромни, ведущему республиканскому кандидату на выборах президента США в 2012 году. Ромни, матерый инвестиционный брокер, обиженно заявил, что это не по-американски – критиковать человека за успех и богатство. Мол, капитализм у нас или нет? Однако Перри не отступил: «Я не думаю, что Америка стремится к тому, чтобы фонды прямых инвестиций рвали на куски предприятия, а люди теряли свою работу. Я надеюсь, это совсем не то, за что стоит Республиканская партия». Другой республиканский кандидат в Белый дом Ньют Гингрич заявил, что «Бейн Кэпитал» выискивает «хитроумные способы, как законно грабить бизнесы». Гингрич назвал это «моделью Уолл-стрит», где «вы можете в основном отобрать все деньги, кинув работников… Если кто-то приходит, забирает все деньги из вашей компании, а затем оставляет вас банкротом, в то время как сам уходит миллионером, – это уже не есть традиционный капитализм». Сегодня уже не секрет, что финансовый кризис в Америке создали именно «стервятники». Однако до сих пор не один из них не предстал перед судом. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, т.к. «стервятники» действовали (и до сих пор продолжают действовать) в сговоре с чиновниками американского правительства.

Под прицелом финансовых стервятников - суверенные государства

Объектом хищнических устремлений финансовых стервятников становятся не только компании разных стран и отраслей, но также государства. Интерес «стервятников» к суверенным государствам проистекает из того, что в последние несколько десятилетий государства стали важнейшими участниками международных финансовых рынков. Почти исключительно – в качестве заемщиков, привлекающих денежные средства с помощью размещения долговых бумаг (облигаций). Государства всегда занимались заимствованиями, на этом наживались ростовщики. Теперь на государственных заимствованиях наживаются не только ростовщики, но и финансовые стервятники. Бизнес «стервятников» предельно прост: они зарабатывают на дефолтах суверенных государств. Многие государства оказываются не способными выполнять свои обязательства по займам и объявляют дефолт. Начинается реструктуризация суверенного долга, которая предполагает согласие держателей облигаций (бондов) на списание части долга и изменение схемы погашения оставшейся части долга. Часть бумаг после объявления дефолта некоторые участники рынка, которых мы назвали «финансовыми стервятниками», покупают по бросовым ценам (скажем, 20% от номинала). А затем они начинают «качать права» и требовать от государства погашения своих обязательств по предъявляемым «стервятниками» бумагам в полном объеме. Таким образом, схема бизнеса «стервятников» следующая: а) суверенный дефолт; б) реструктуризация долга; в) скупка бумаг суверенного долга по низким ценам; г) требования к государству 100-процентных выплат по бумагам.

Первооснователем фондов-стервятников, специализирующихся на суверенных долгах, считается американский миллиардер из Нью-Йорка Пол Сингер: в 1977 году он создал инвестиционный фонд Elliott Associates, который сумел обобрать несколько бедных стран. Согласно докладу МВФ и Всемирного банка, жертвами финансовых стервятников, работающих с суверенными долгами, стали как минимум 11 развивающихся государств. В настоящее время в судах находятся, по крайней мере, 40 исков фондов-стервятников к странам периферии мирового капитализма. Многие страны им уже удалось «додавить» и хорошо на этом заработать.

В 1996 году Пол Сингер выкупил за 11 млн. долларов бумаги суверенного долга Перу номиналом 20 млн. долл. После этого через своих лоббистов и суды стал давить на Лиму, угрожая обанкротить страну, если она не вернет долг, включая проценты. Не желая терять репутацию, правительство Перу в 2000 году заплатило Сингеру требуемые им 20 млн. долл. основного долга плюс 38 млн. долл. в виде начисленных процентов. С учетом затрат на ведение судебных дел американский миллиардер на 1 доллар затрат получил примерно 3 доллара чистой прибыли. Хотя и хлопотный, но очень прибыльный бизнес.

Другая развивающаяся страна – Замбия – стала жертвой американского инвестиционного фонда Donegal International, зарегистрированного на Британских Виргинских островах. Эта история имела большой резонанс. Пять лет назад этот фонд через суд в Лондоне потребовал от правительства Замбии 55 млн. долларов в счет долга почти 30-летней давности. Между прочим, изначальным кредитором Замбии был отнюдь не фонд Donegal International, а правительство Румынии, которое предоставило африканской стране кредит в 1979 году на приобретение сельхозтехники. В 1990-е гг. экономическое положение африканской страны значительно ухудшилось, а общая сумма долга вместе с процентами между тем выросла почти до 30 млн. долл. Замбия начала просить у Румынии реструктуризации долга, сокращения его в 10-15 раз (до 2,0 - 2,5 млн. долл.). И тут на горизонте появился американский фонд, который предложил румынам 3,3 млн. долл. Бухарест, сильно обедневший к тому времени, охотно согласился на такое предложение. Фонд-стервятник купил право душить африканскую страну.

В 2003 году долг Лусаки американскому фонду с учетом начисленных процентов вырос до 44 млн. долл. Замбия по соглашению, достигнутому с фондом десять лет назад, обещала выплатить часть долга - 15 млн. долл. - в течение ближайших трех лет равными долями на ежемесячной основе. При этом она соглашалась на начисление штрафов в случае нарушения графика выплат и на решение спорных вопросов в суде Лондона. Было произведено всего несколько месячных выплат, после чего Замбия объявила дефолт. Началась судебная тяжба, которая завершилась решением суда Лондона выплатить должнику (правительству Замбии) американскому фонду 15,5 млн. долл. Конечно, полной победы финансовый стервятник не добился. Он получил немного более 1/3 того, что требовал. Однако если сравнивать присвоенную сумму с издержками, то получается «рентабельность», превышающая 100 процентов (истец купил бумаги за 3,3 млн. долл. и потратил на  ведение судебных дел также 3,3 млн. долл.). Такое мародерство особенно бьёт в глаза на фоне ужасающей бедности Замбии. Там средняя продолжительность жизни не дотягивает до 38 лет, 70% населения находится ниже черты бедности, средний душевой доход лишь немного превышает 1 доллар в день.

Важнейшей частью бизнеса фондов-стервятников являются судебные дела против суверенных должников. Примечательно, что «стервятники» почти исключительно опираются на суды США и Великобритания, где они имеют хорошие позиции и почти всегда получают необходимые решения. В СМИ в связи с деятельностью «стервятников» в развивающихся странах  вошло в оборот выражение «судебный колониализм». На сегодняшний день наиболее резонансным делом финансовых стервятников является их иск против правительства Аргентины в американском суде. Однако эта история заслуживает отдельного разговора, и мы о ней ещё расскажем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.