«Евроклещи». Евросоюз, зажатый между Грецией и Германией (II)
18 0 0

«Евроклещи». Евросоюз, зажатый между Грецией и Германией (II)

Часть I

В то время, когда ведущие западноевропейские государства под аккомпанемент разговоров о необходимости строго соблюдать «маастрихтские параметры» изо всех сил пытаются избежать нового витка долгового кризиса, в Центральной и Восточной Европе ситуация выглядит более привлекательно… Внесенный в парламент Венгрии правительственный проект госбюджета на 2014 год полностью соответствует антикризисным требованиям Брюсселя. Бюджетный дефицит предусматривается на уровне 2,9%, то есть ниже того самого трехпроцентного порога, который остается пределом мечтаний для подавляющего большинства стран-членов ЕС. Экономический рост предусматривается в размере 2%, а уровень инфляции не должен превысить 2,4%. По свидетельству министра экономики Венгрии Михая Варги, речь идет о бюджете, «характеризующемся более сильным ростом, а также экономным и осмотрительным экономическим управлением». [1]

Чтобы лучше понять общеевропейскую значимость происходящего в венгерской  экономике, обратимся к сводкам официального статистического агентства ЕС Eurostat. Из них следует, что по состоянию на 2012 год «уложить» бюджетный дефицит в прописанные Брюсселем трехпроцентные рамки смогли лишь три государства ЕС – Эстония, Финляндия и Люксембург. Этот показатель составляет у них от 1,1 до 1,9%. Все остальные не смогли соответствовать требуемым параметрам. Это относится в том числе и к экономическим лидерам еврозоны - Австрии (3,2%), Нидерландам (3,7%) и Франции (4,5%). А у не входящей в зону единой валюты  Великобритании бюджетный дефицит составил в минувшем году даже 6,2%. Не ладятся в этом отношении дела и у соседей Венгрии по региону Центральной и Восточной Европы. В частности, бюджетный дефицит Словакии составил в 2012 году 4,9%, Словении – 4,4%. [2]

На этом фоне несомненные экономические успехи Венгрии вкупе с целым рядом чисто протекционистских мер Кабинета Виктора Орбана позволяют предположить, что преодолевать текущий финансово-экономический кризис в Европе можно не только сообща всем Евросоюзом, но и поодиночке.

Говоря о специфике отношений Будапешта и Брюсселя, которая сегодня может служить своеобразным мерилом происходящего на пространстве всего Евросоюза, следует иметь в виду следующий объективный фактор, отнюдь не поднимающий авторитет институтов Евросоюза. После приема в 2004 году в Евросоюз Венгрии и ее соседей по региону из специального фонда ЕС им стали выплачивать средства для покрытия так называемых «расходов на расширение». В перерасчете на душу населения эти выплаты составляли 60 евро в год на одного поляка, 45 евро – на одного венгра, 29 евро – на одного чеха. А вот аналогичные показатели выплат в 2000 году из кассы ЕС нынешним «проблемным» странам: 437 евро на одного грека, 419 евро на среднестатистического ирландца, 216 евро  на испанца, 211 евро  на одного португальца. [3]

Возникает закономерный вопрос: какова эффективность подобных вложений и в чем причины столь разительного контраста в выплатах, смахивающего на прямую дискриминацию стран Центральной и Восточной Европы? Еврокомиссия туманно ссылается на невысокий уровень доходов и покупательной способности населения Венгрии, Польши или Чехии. Однако кому как не фондам ЕС заботиться о повышении этих показателей!

В сложившейся ситуации не следует удивляться, что венгерское правительство проводит политику, всё более независимую от Брюсселя, МВФ и других европейских и мировых «центров силы». В этот курс вписывается, в частности, возвращение государству ключевых позиций на энергетическом рынке и в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Последним примером стало завершение сделки по покупке государственной электроэнергетической компанией MVM действующих на территории Венгрии структур германского энергетического гиганта E.ON. Покупка обошлась в 950 млн евро. [4]

Характеризуя принципы, на которых должна базироваться евроинтеграция, известный германский философ и социолог Юрген Хабермас однажды заметил: «Вопрос заключается не в изобретении чего-то совершенно нового, а в сохранении достижений современных национальных государств и вынесении этих достижений за государственные границы; новой является лишь форма, которую этот процесс примет». [5] Политики стран Центральной и Восточной Европы высказываются более жёстко. Так, принятая еще в 1992 году программа Коммунистической партии Чехии и Моравии, заметно укрепившей свои позиции в стране в последние годы, подчеркивает необходимость бороться за «Европу равноправных народов, Европу, которая создавалась бы «снизу», а не была бы плодом усилий монополий и евробюрократов». [6]

К сожалению, многие действия руководства Евросоюза лежат в противоположном русле, напоминая навязывание извне тех или иных политических и социально-экономических моделей - непродуманных, дискриминационных и не слишком эффективных, но зато выгодных брюссельским бюрократам и транснациональным корпорациям. 

[1] AFP 301444 GMT SEP 13
[3] Urban L. Náklady nadcházejícího rozšíření: vysoké, nebo nizké? // Mezinárodní politika. Praha, 2003. № 3. S.6.
[4] AFP 011630 GMT OCT 13
[5] Habermas J. Warum braucht Europa die Verfassung? // Die Zeit. 2001. № 27.
[6] Цит.по: Шимов Я. Политические силы современной Чехии и проблемы европейской интеграции // Восточная Европа в начале XXI века. М.,2004. С.224.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.