Турция – Армения: сюрприз или имитация?
19 0 0

Турция – Армения: сюрприз или имитация?

В международной повестке дня с подачи турецкой стороны вновь обозначен вопрос о нормализации отношений между Анкарой и Ереваном. Турецкий министр иностранных дел Ахмет Давутоглу сообщил, что Турция и Азербайджан готовятся преподнести Армении «сюрприз». Речь идёт об открытии турецко-армянской границы. Глава дипломатической службы Турции поведал и о том, что в примыкающей к Армении турецкой провинции Игдыр уже ведутся для этого подготовительные работы…

Политики не любят сюрпризов, которые нарушают ровное течение межгосударственных отношений и не способствуют их доверительности. Заявление главы МИД Турции о «сюрпризе» большинство экспертов расценили как блеф, как имитацию попыток вывести процесс нормализации армяно-турецких отношений из тупика. Примечательно, что Давутоглу упомянул провинцию Игдыр: больше половины из 180 тысяч её населения составляют этнические азербайджанцы. Здесь, как нигде в Турции, сильны националистические настроения, а симпатиями большинства жителей пользуется ультраправая Партия националистического движения. Игдыр стала единственной провинцией Турции, где по итогам последних парламентских выборов 2011 года ультраправые националисты получили большинство голосов. Если и есть на армяно-турецкой границе место, откуда официальная Анкара захотела бы взяться за разблокирование сухопутных коммуникаций, то это явно не Игдыр. 

То есть элемент игры с турецкой стороны здесь налицо. Однако это не игра с прицелом на приближение 100-летней годовщины Геноцида армян в Османской Турции, как решили некоторые эксперты, оценивая резонансное заявление Давутоглу. Противостояние «армянской пропаганде» по поводу 100-летия Геноцида не принадлежит к числу первоочередных целей турецкой дипломатии.

Для внешней политики Турции характерна увязка проблемы нормализации армяно-турецких отношений и проблемы урегулирования карабахского конфликта. И вызвано это отнюдь не только соображениями поддержки азербайджанского партнёра. По большому счёту Турции безразлично, какой статус будет закреплён в дальнейшем за Нагорным Карабахом. Ни независимость Нагорного Карабаха, ни его вхождение в состав Азербайджана или Армении не дают Анкаре дополнительных преимуществ на Южном Кавказе. Турки научились жить в ситуации «ни войны, ни мира» в карабахском конфликте, извлекая из статус-кво политические и особенно экономические выгоды.

В Анкаре не забыли резкой реакции Баку осенью 2009 года, когда парафировались два документа, известные под названием армяно-турецких протоколов. 14 октября 2009 года, всего через четыре дня после того, как Ахмет Давутоглу поставил в Цюрихе свою подпись под текстом этих документов, азербайджанская Госнефтекомпания подписала с российским «Газпромом» договор о купле-продаже азербайджанского газа. Анкара сделала выводы, и теперь там вспоминают об армяно-турецких протоколах всякий раз, когда хотят крепче привязать Баку к своим стратегическим планам. А в этом деле такие вопросы, как будущий статус Нагорного Карабаха, восстановление дипломатических отношений с Арменией и открытие армяно-турецкой границы, рассматриваются Анкарой как средства достижения целей приоритетного порядка. Турция прежде всего заинтересована в том, чтобы весь объём добываемых на каспийском шельфе Азербайджана углеводородов направлялся на турецкий рынок и через него далее в Европу. А если вдобавок к этому «замкнуть на себя» нефть и газ с месторождений Туркменистана и Казахстана на восточном побережье Каспия, стратегическая позиция Турции на стыке Европы и Азии упрочится очень существенно.

Весной 2013 года Анкара остановилась в шаге от открытия рейсов гражданской авиации по маршруту Ван – Ереван. Привычно доведя своего азербайджанского партнёра до состояния особой нервозности по данному поводу, Анкара в последний момент дала задний ход. С 3 апреля планировались авиарейсы самолётами частной турецкой компании Bora Jet два раза в неделю. 29 марта стало известно о замораживании турецкой стороной на неопределённое время ранее оговорённых соглашений по эксплуатации новой линии авиасообщения. Самолёты между турецким Ваном и армянской столицей до сих пор не летают. Баку получил новое подтверждение прочности тесных связей с Анкарой, а та теперь ещё более уверенно добивается от Азербайджана, чтобы его энергоресурсы последовательно транспортировались в западном направлении.

Безопасность энергетических коммуникаций из Азербайджана через территорию Турции в Европу исключает военную эскалацию в зоне карабахского конфликта. Вместе с тем пренебречь интересами Баку в его долгом противостоянии с Ереваном Анкара не может. Это было бы с её стороны просто недальновидно. Остаётся продолжать курс на декларативную поддержку «младшего» партнёра в карабахском конфликте, не предпринимая по отношению к этому партнёру ничего существенного за рамками традиционного военно-технического сотрудничества и обычных дипломатических услуг.

Почему Анкара вспомнила о возможности урегулирования отношений с Арменией именно сегодня, преподнеся это как «сюрприз»? Понимая, что крупные международные игроки не видят альтернативы поддержанию статус-кво в карабахском конфликте, Турция решила продемонстрировать, что и она привержена тому же подходу. Все отметили, что заявление командира 102-й российской военной базы, расположенной на армянской территории, прозвучало считаные недели спустя после рабочего визита президента Армении Сержа Саргсяна в Москву. По итогам этого визита Армения объявила о своём решении войти в Таможенный союз. А командир российской базы полковник Андрей Рузинский в интервью газете «Красная звезда» сказал, что «в случае принятия руководством Азербайджана решения по восстановлению юрисдикции над Нагорным Карабахом силовым путём военная база может вступить в вооружённый конфликт в соответствии с договорными обязательствами России в рамках ОДКБ». 

Возьмём на себя смелость предположить, что пока 102-я российская база дислоцируется у самой армяно-турецкой границы, граница будет на замке. Открытие границы – это сюжет из серии попыток Запада предложить Армении альтернативу тесным отношениям с Россией. Всецело в рамках этих попыток находился и проект под названием «армяно-турецкие протоколы». Смерть данного проекта наступила не весной 2010 года, когда президент Армении в обращении к гражданам республики посчитал «данный этап нормализации отношений исчерпанным», и не летом того же года, когда в Ереване в ходе государственного визита президента России было подписано соглашение о продлении сроков пребывания 102-й базы в Армении. Проект умер осенью 2013 года, когда вполне обрисовалась неспособность Европы заставить Турцию выполнять её обязательства, вытекающие из армяно-турецких протоколов. Затем последовало решение о вступлении Армении в Таможенный союз. Первые успехи на пути евразийской интеграции уже отозвались укреплением статус-кво на Южном Кавказе. Турцию такое положение вполне устраивает, и можно уверенно предположить, что итоги четвёртого заседания Совета сотрудничества высшего уровня России и Турции, которое пройдёт в ближайшее время в Москве, это подтвердят.

Первый после переизбрания зарубежный визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Турцию 11-13 ноября можно, видимо, оценить под углом зрения стремления Анкары и дальше разыгрывать армяно-турецкую карту в интересах удержания Азербайджана в орбите своего влияния. Те трубопроводы в регионе, что уже проложены, должны работать без сбоев. Проектируемые – не могут быть поставлены под вопрос. Слишком много ресурсов вложено Турцией в проект, например, Трансанатолийского газопровода, чтобы Анкара видела для себя хоть какой-то смысл в резких шагах на Южном Кавказе, в том числе в зоне карабахского конфликта.

Фото: news.am

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.