К чему ведёт ситуативный альянс Турции и Иракского Курдистана
78

К чему ведёт ситуативный альянс Турции и Иракского Курдистана

«Курдский ребус» вновь ставит перед Турцией сложные задачи. Поддержка террористических и мятежных сил в Сирии подвела Анкару к тупику в сирийском вопросе. Сейчас тон заявлений турецких официальных лиц меняется. Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу всё чаще говорит о том, что «экстремистские группировки вредят сирийской революции», что Турция «никогда не поддерживала радикалов, которые сражаются в Сирии против Башара Асада».

Риторическая фигура «сирийской революции» говорит о том, что Анкара по-прежнему добивается свержения существующего в Сирии политического режима, но методы достижения этой цели изменились. Главная причина этого заключается в том, что в охваченной гражданской войной арабской стране, имеющей протяжённую границу с Турцией, становится всё более значимым курдский фактор. Ранее сирийские курды были не самой организованной частью разделённого несколькими границами курдского народа. Ситуация стала меняться с начала текущего года, когда основной центр боестолкновений регулярной сирийской армии с разношёрстной вооружённой оппозицией переместился в северные провинции Сирии. Здесь до войны компактно проживали около 2,5 млн. курдов (до 10% от общего населения страны). Минувшим летом было несколько сообщений о том, что сирийские курды находятся в шаге от провозглашения автономии. После серии убийств их лидеров курды Сирии призвали к всеобщей мобилизации, организовали отряды самообороны и стали вести бои против двух связанных с «Аль-Каидой» группировок – «Исламского государства Ирака и Леванта» (1) и «Джебхат ан-Нусры».

12 ноября с/г крупнейшая курдская партия Сирии «Демократический союз» объявила о планах создания переходного правительства Сирийского Курдистана. Если эти планы начнут осуществляться, Турция может получить на своих южных рубежах новую точку курдской автономии, а в перспективе – формирование пояса курдских автономий по всей линии своих границ с Ираком, Ираном и Сирией.  Ещё серьёзнее то, что «парад» курдских автономий может перекинуться на юго-восточные провинции Турции,  населённые преимущественно курдами.

Такая перспектива побуждает Анкару  искать сближения с региональным правительством Иракского Курдистана с центром в Эрбиле и с центральным правительством Ирака в Багдаде. Отношения Анкары с Эрбилем и Багдадом нельзя назвать устойчивыми. Любое сближение Турции с региональными властями на севере Ирака отзывается напряжённостью в отношениях Анкары и Багдада, который ревниво отслеживает контакты турецких властей с иракскими курдами.

В последние месяцы Анкаре удалось сгладить некоторые острые углы в отношениях с правительством Нури аль-Малики в Багдаде, возникшие после того, как в начале 2012  года иракское правительство обвинило Анкару во вмешательстве в его внутренние дела в связи с предоставлением турецкими властями убежища бывшему иракскому вице-президенту Тарику аль-Хашими. Кстати, аль-Хашими, которого на родине заочно приговорили к смертной казни через повешение, бежал в Турцию через Иракский Курдистан. А в августе 2012 года глава турецкого внешнеполитического ведомства Ахмет Давутоглу посетил город Киркук на севере Ирака, не посчитав нужным уведомить об этом Багдад.

Сейчас картина отношений между Турцией и Ираком выглядит иначе. 10 ноября, через несколько дней после приёма своего иракского коллеги в Анкаре,  Давутоглу с ответным визитом посетил Багдад. По итогам встреч стороны объявили о разработке дорожной карты развития политических, торговых, транспортных связей. Одновременно Турция хочет получить от центрального иракского правительства свободу маневра в отношениях с Эрбилем. На кону многомиллиардные проекты  прокачки нефти и газа по трубопроводам с месторождений на севере Ирака в Турцию. Сложности в отношениях Эрбиля и Багдада вокруг разделения долей в нефтегазоносных месторождениях Северного Ирака не сняты, но их можно попытаться ввести в русло рабочего диалога. Этим сейчас как раз и занята  турецкая сторона, предлагающая способы урегулирования разногласий (2). В Анкаре подчёркивают ущерб экономике Турции, нанесённый в связи с санкциями Запада против Ирана. На днях министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз сообщил о сокращении импорта иранской нефти со 140 до 105 тыс. баррелей  в сутки. В таких условиях нефть и газ из Иракского Курдистана стали бы для Анкары настоящей находкой.

Налаживая экономические связи с иракскими курдами, турецкое руководство пытается решить и политические задачи, в том числе связанные с событиями в курдонаселённых провинциях Сирии. В сирийских курдах Анкара пытается теперь увидеть элемент стабилизации турецко-сирийского приграничья, потенциальный передовой рубеж на пути просачивания из Сирии в Турцию отрядов вооружённых исламистов.

Турецкие источники обращают внимание на сложность отношений между партией сирийских курдов «Демократический союз» и властями Иракского Курдистана. Хотя Эрбиль всякий раз выражал поддержку своим соплеменникам на севере Сирии, когда те подвергались атакам исламских радикалов, к попыткам «Демократического союза» стать единственным представителем сирийских курдов лидеры иракских курдов относятся настороженно. Турецкие авторы указывают также на широкое присутствие Рабочей партии Курдистана (РПК) в курднонаселённых провинциях Сирии. Региональное правительство Иракского Курдистана хотело бы  регулировать устремления сирийских курдов к автономии, но многого пока здесь не добилось.

Эксперты высказывали предположение о возможном альянсе Анкары и Эрбиля в целях противодействия проникновению РПК на север Сирии. Думается, однако, что если такой альянс и сложится, он будет носить исключительно ситуативный характер. Налёт ситуативности характеризует обоюдный интерес Турции и Иракского Курдистана не только к событиям в Сирии. Анкара пошла на сближение с Эрбилем не в последнюю очередь из-за надвигающихся президентских выборов в Турции, с которыми правящая Партия справедливости и развития (ПСР) связывает большие планы. Выборы главы Турецкой республики в 2014 году пройдут на принципах прямого избирательного права. Президента Турции будут выбирать непосредственно граждане страны, а не парламент, как прежде. Бессменный лидер ПСР, действующий премьер-министр Реджеп Эрдоган хочет заручиться на этих выборах поддержкой абсолютного большинства избирателей. В этом, как ни странно, ему может помочь руководство Иракского Курдистана. На прошлых парламентских выборах 2011 года в юго-восточных провинциях Турции ПСР показала хороший результат, набрав в отдельных курдонаселённых районах больше голосов, чем местная прокурдская «Партия мира и демократии». С ПСР и лично Эрдоганом некоторая часть турецких курдов связывает надежды на демократические реформы. В свою очередь команда Эрдогана старается всячески подпитывать эти ожидания.  

Визит президента Иракского Курдистана Масуда Барзани в Турцию 16 ноября подтвердил стремление Анкары и Эрбиля к установлению ситуативного альянса. Барзани как лидер иракских курдов посетил центр турецких курдов город Диярбекир. Общий тон заявлений Барзани в ходе его визита был выдержан в самых позитивных тонах в плане укрепления связей Эрбиля и Анкары. По данным некоторых турецких изданий, ссылавшихся на свои источники в аппарате премьер-министра Турции, один из вопросов, обсуждавшихся на встрече Эрдогана и Барзани в Диярбекире, касался  создания органов самоуправления сирийских курдов, и стороны высказались против такого развития событий на севере Сирии…

По большому счёту сирийские курды движутся к тому, чтобы стать региональной внутриполитической силой, интересы которой при определении будущего сирийской государственности не могут не учитываться. В Дамаске это понимают, и постановка сирийскими курдами вопроса об автономии уже нашла там положительный отклик. Развивая возникшее взаимопонимание, Дамаск может обрести в курдах на севере страны естественного союзника в борьбе с мятежом и террором.  Если это произойдёт, договориться по любой внутрисирийской проблеме будет существенно проще.

 

(1) Лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири объявил 8 ноября о роспуске сирийского отделения организации «Исламское государство Ирака и Леванта». По его словам, единственным законным представителем «Аль-Каиды» в Сирии является «Джабхат ан-Нусра».

(2) Рассматривается такой вариант, как направление выплат за поставки нефти из Иракского Курдистана в государственный банк Турции с последующим отслеживанием руководством Курдского региона и Багдадом динамики изменений банковского счёта. А также создание трёхстороннего комитета наблюдателей в составе представителей Багдада, Эрбиля и Анкары для мониторинга экспорта нефти из Ирака в Турцию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.