Афганистан в стратегических планах Ирана
129

Афганистан в стратегических планах Ирана

Американцы хотят остаться в Афганистане после истечения в 2014 году срока действия мандата Совбеза ООН и ожидают лишь согласия президента Хамида Карзая, который пока отказывается подписывать соглашение с Вашингтоном о стратегическом партнерстве. Как заявляют в Кабуле, в пользу соглашения высказались Китай, Россия, Индия, Пакистан, Турция, страны Центральной Азии. Единственной страной, выступившей против подписания Афганистаном соглашения с Соединёнными Штатами, остается Иран. В ближайшие дни президент Афганистана прибудет с официальным визитом в Иран для обсуждения перспективы заключения афгано-американского соглашения.

В Тегеране считают, что военное присутствие США и НАТО может иметь отрицательные последствия и для Афганистана, и для региона в целом. С опасениями иранцев насчёт того, что Афганистан может стать рычагом, с помощью которого США будут регулировать с пользой для себя уровень угроз для приграничных с Афганистаном государств, можно согласиться. Однако с позицией иранского руководства не согласны другие соседи Афганистана, которые, наоборот, уверены, что без американской военной поддержки афганская полиция и армия, которым уже передали под ответственность более 70% территории страны, вряд ли будут в состоянии обеспечивать порядок и безопасность.

Уже сейчас национальная полиция и местные отряды самообороны Афганистана еженедельно теряют более 100 человек убитыми и около 300 человек ранеными, и нет оснований полагать, что эти потери сократятся после ухода американцев, а накал вооруженной борьбы спадет. Прогнозируется возобновление активной фазы гражданской войны, раздаются предупреждения о вероятности повторения кровавого «сирийского сценария», ибо установить прочный баланс сил в Афганистане не в состоянии сегодня ни одна политическая группировка. Неизбежность обострения ситуации в стране после ухода американцев пугает всех, но в Тегеране она, похоже, считается меньшим злом. Для иранцев важнее не допустить сохранения американской оккупации Афганистана на перспективу вплоть до 2024 года, как предусматривается проектом соглашения, которое пока не хочет подписывать Карзай…

С позиций международного права иранская дипломатия имеет все основания добиваться от соседнего государства отказа от согласия на военное присутствие США в Афганистане, так как мандат Совбеза ООН заканчивается, и американцы собираются остаться здесь по договоренности с действующим афганским правительством, которого весной 2014 года, после президентских выборов, может и не быть. Иран намерен и дальше склонять афганское руководство к отказу от соглашения с американцами.

У Кабула есть понимание того, что Иран стремится возвести барьеры для США и других западных стран, создать тем самым предпосылки для усиления в регионе собственного влияния. Иран пытается строить отношения одновременно с афганским правительством и афганским шиитским меньшинством. Продвижение иранским режимом своей идеологии создает напряженность между суннитами и шиитами. Раздаются также обвинения Тегерана в «культурном вторжении», стремлении контролировать Афганистан с помощью СМИ и религиозной деятельности. Сейчас в Афганистане на иранские деньги работают 6 телеканалов и 15 радиостанций. Афганские спецслужбы периодически докладывают о фактах поддержки Тегераном проиранских антиправительственных группировок повстанцев в различных районах страны. В правительстве ДРА неоднократно заявляли о невыполнении Тегераном стратегического соглашения о сотрудничестве Ирана с Афганистаном. Как видно, претензий к афганской политике западного соседа у Кабула накопилось достаточно.

А вот руководителей движения «Талибан», призывающего президента Карзая к отказу от соглашения с американцами, антиамериканская политика Ирана в Афганистане вполне устраивает. Логика талибов понятна: они не желают сохранения американской оккупации в надежде на возвращение в Кабул в качестве победителей в грядущей гражданской войне. Если насчет победы талибов можно сомневаться, то в наличии у них планов развязать эту войну сомнений нет. Обеспечить стабильность в Афганистане без включения «Талибана» в существующую политическую систему нельзя, но талибы не намерены принимать участие на предстоящих в апреле 2014 года выборах президента Афганистана, отдавая предпочтение «праву силы». У Кабула шансов найти взаимопонимание с талибами немного, и у американцев их тоже мало. Тем не менее Кабул ищет способы усадить талибов за стол переговоров. Американцы, в свою очередь, также рассчитывают возобновить прямые контакты с «Талибаном».

Многие эксперты считают, что и у Ирана есть свои «иранские талибы», во всяком случае, иранцы с талибами не только воевали, но и часто приходили к согласию о разделе сфер влияния. Нельзя исключать подобных договоренностей и в новой ситуации. В достижении своих целей талибы вполне могут опереться на иранское плечо, ведь иранцы в их понимании намного лучше американцев и не претендуют на весь Афганистан. Ирану важно доминировать в шиитском ареале страны, это примерно 15% населения Афганистана, представители которого ни при каких условиях не могут стать во главе всего государства. Тегеран традиционно стремится иметь прочные позиции в районах компактного проживания таджикского этноса. Заметим, что бывший президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад ставил цель возродить персидский национализм, противопоставив его позиции иранского духовного руководства, считающего, что основой иранской идентичности может быть только ислам. В Афганистане таджики входят в сферу иранских интересов и всегда поддерживались иранцами.

Надо также учитывать, что Тегеран может значительно усилить численность своих сторонников в Афганистане за счёт принудительного возвращения афганских беженцев, которых в Иране более 3 млн. человек и почти половина из них нелегалы. Большинство находящихся в Иране афганцев ассимилировались с иранцами, говорят на одном языке, имеют много общего в культуре и быту. В ноябре 2012 года правительство Ирана приняло решение о депортации к концу 2015 года более 1,6 млн. афганских беженцев на родину. Это вызвало решительные возражения Кабула, тем не менее депортация афганских беженцев из Ирана уже идёт. Наконец, Тегеран остается главным донором Герата - одной из наиболее крупных провинций Афганистана, расположенной на западе страны и граничащей с Ираном. Большинство населения в Герате исповедует шиизм и в годы прежней гражданской войны оказывало ожесточённое сопротивление войскам движения «Талибан». Сейчас иранские инвестиции в экономику Герата позволили увеличить объем двусторонней приграничной торговли почти до 2 млрд. долларов (данные 2012 года).

Помимо расширения торговли, восстановительных работ, строительства образовательных центров, вложений в инфраструктуру, Иран уделяет особое внимание взаимодействию с властями соседних афганских провинций в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Здесь у Ирана есть очень серьёзные претензии к американцам.

За 12 лет пребывания войск ISAF в Афганистане эта страна произвела и экспортировала больше героина, чем любая другая страна мира. Американцы ступили на афганскую землю в тот момент, когда в 2001 году в стране был произведен самый маленький объем опиумного сырья с 1992 года - всего 185 тонн. Годы иностранной оккупации привели к увеличению производства наркотиков в Афганистане почти в 40 раз. Западная коалиция вывела Афганистан в единоличные лидеры среди наркоторговцев всей планеты. Сегодня в Афганистане снимается 80% мирового урожая опиумного мака. Иран расположен в транзитном коридоре между производящим опий-сырец Афганистаном и его потребителями в Европе. Правительство Ирана ежегодно расходует на борьбу с незаконным оборотом наркотиков более 800 млн. долларов. При этом международные организации выделяют Ирану на борьбу с оборотом наркотиков сущие крохи - в общей сложности около 15 млн. долларов.

Эффективность борьбы Ирана с оборотом наркотиков чрезвычайно высока. Для сравнения: если российским правоохранительным органам удается изымать из оборота лишь около 4 процентов поступающего в страну героина и наркотиков опийной группы, то Иран изымает около 33 процентов. Иран - мировой лидер по объему конфискуемых наркотиков и важный партнер ООН по борьбе с их распространением. За последние годы на ирано-афганской границе вырыто более 700 километров рвов, построены протяженные приграничные укрепления, в том числе заградительные сооружения из колючей проволоки и бетонных заборов. Правительство Ирана перебросило на восток страны тысячи сотрудников служб безопасности и других силовых ведомств. На долю Исламской Республики Иран приходится 80% опиума и 40% морфина, изъятого во всем мире. В течение последних пяти лет иранские спецслужбы ежегодно изымали у контрабандистов в среднем 600 тонн наркотиков. Для самого Ирана наркотики по вине отказавшихся от борьбы с афганским наркобизнесом американцев также стали национальным бедствием: в стране насчитывается уже около 2 млн. наркозависимых.

Находившийся в эти дни в Кабуле министр обороны США Чак Хейгл уверен, что власти Афганистана подпишут двустороннее соглашение в срок – до наступления 2014 года. Иранцы же во время предстоящего визита президента Афганистана в Тегеран будут пытаться отговорить Хамида Карзая ставить свою подпись под афгано-американским пактом. Тегеран очень не хотел бы видеть американцев в Афганистане ещё долгие годы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.