После Шанхая. Очевидный успех
28 0 0

После Шанхая. Очевидный успех

Эпитет «исторический» можно применить к завершившемуся визиту в КНР российского президента без всяких колебаний. В.Путин завершает период знакомства с новым руководством Китая, с которым ему предстоит работать ещё не один год. Достигнутый уровень взаимопонимания можно назвать беспрецедентным. Заложен фундамент захватывающей дух евразийской перспективы, которую теперь уже нельзя представить без тесного сотрудничества Москвы и Пекина решительно по всему спектру отношений между государствами и народами…

Драматизм международной обстановки, в которой происходит укрепление российско-китайских отношений, иллюстрирует исключительную болезненность стадии перехода от двадцатилетней западноцентричной фазы развития международных отношений к качественно новой, полицентричной системе. Необратимость такого перехода уже понятна всем здравомыслящим людям и на Западе, и на Востоке. В этом смысле прочные российско-китайские отношения – ещё и призыв к Западу вернуться на путь конструктивных диалогов.

Одной из задач российской внешней политики остаётся содействие созданию такой международной архитектуры, в которой США и КНР были бы связаны взаимными обязательствами, механизмами контроля над вооружениями и урегулирования споров с участием других государств. В частности, этому могло бы послужить создание трехстороннего формата взаимодействия Россия – США – Китай. Такой «дружный треугольник» во имя благоустройства планеты был, напомню, заветной мечтой Ф.Д.Рузвельта.

Россия стремится к проведению сбалансированной внешней политики, обеспечивающей развитие нормальных отношений с Соединёнными Штатами, Евросоюзом, Японией. Столь же важно укрепление стратегического партнерства с Индией, наращивание сотрудничества с Южной Кореей и странами АСЕАН. И особая близость с КНР этому не только не мешает, но и во многом способствует. Похожей является и позиция Пекина.  

Появление так называемых несостоявшихся государств (failed states) ещё больше актуализирует необходимость широкого международного сотрудничества в деле преодоления издержек глобализации. Так, глубокий кризис украинской государственности следует, видимо, отнести к числу новых, особо опасных, глобальных вызовов. Близость позиций Москвы и Пекина по данному вопросу очень важна.

Визит В.Путина в Китай принёс и долгожданный прорыв в энергетическом сотрудничестве двух стран. «Газпром» приходит к дышащему копотью китайскому дракону в самый нужный момент: борьба за чистый Китай сейчас начинает разворачиваться в этой стране с невиданной силой. На эту борьбу в Пекине отводят примерно 20 лет, и подписанный сторонами контракт, по выражению А.Миллера, «лишь первая страница толстого тома увлекательной истории российско-китайского сотрудничества в газовой сфере, в которую мы ещё впишем много важных глав». Заполнение этой страницы означает почти 12 тыс. новых рабочих мест в Зауральской России, 55 млрд. долл. инвестиций, огромные заказы для российской металлургии, машиностроения, трубной промышленности.

Евразийский «трубостан» (выражение Пепе Эскобара из его красочной статьи о коренном переломе в мировой истории) впервые в истории этого огромного пространства уже связывает прочными отношениями взаимозависимости страны ШОС. Теперь свяжет ещё больше.

Расширяется приток китайских инвестиций в российскую индустрию. Более полумиллиарда долларов будет инвестировано компанией Чанчэн в автомобильный завод в Тульской области. Крупнейший в истории российской электроэнергетики пакет капиталовложений поступит в ее восточную часть. Крупная совместная программа сотрудничества намечена в гражданском авиастроении. Второй крупный проект с Китаем осуществит в Шанхае «Сибур».

Сомневаться в будущем российско-китайского экономического сотрудничества уже не приходится. В то же время задача России состоит и в защите от товарной экспансии со стороны крупных азиатских производителей. Здесь дружба не исключает, а предполагает и взаимную критику, и энергичную защиту ещё достаточно слабой во многих отношениях российской промышленности.

Стоит в связи с этим упомянуть одну острую проблему, которая давно существует в экономическом взаимодействии двух стран. У крайне важных для хозяйственного развития Китая ведомств в России пока просто нет партнёров. Неясно, например, с кем в России взаимодействовать по линии Китайского государственного комитета по развитию и реформам, такого же органа в области науки и техники. Прямо подчинённый правительству Народный банк Китая в лице своего российского партнёра имеет непонятно от чего независимую структуру. И так далее.  Видимо, немало в структуре управления экономикой ещё потребуется изменить, чтобы охранить открывшиеся перспективы сотрудничества России с её важнейшим контрагентом. 

Планирование, прогнозирование, расчёт – всех этих черт остро не хватает в современном мире, в том числе в России. И так же их укоренённость в Китае во многом делает китайский социализм альтернативой хаосу в других странах. В Китае не противопоставляют государство и частника, план и рынок - такого рода ложные противопоставления там просто отбросили. Сильное государство, планирование и развитый рынок могут прекрасно сосуществовать, сильные национальные корпорации можно целенаправленно выращивать и достраивать, требуя от них взамен безусловной лояльности национальному хозяйству. 

Во втором десятилетии ХХI века модель устройства мира по принципу «центр – периферия» продолжит распадаться, глубокие трещины, возможно, пройдут и через её западное ядро. Это увеличит роль национальных государств и связей между ними, возвращая, видимо, мировое сообщество к более ответственным действиям. И, наверное, желательным станет восстановление положения, существовавшего в первые два послевоенные десятилетия, когда высокие темпы роста, помощь экономически слабым странам и конкуренция между разными социальными проектами составляли пусть далеко не идеальный, но относительно сбалансированный механизм совместного развития.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.