Обострение ситуации на Ближнем Востоке и провал турецкой политики неоосманизма
45 0 0

Обострение ситуации на Ближнем Востоке и провал турецкой политики неоосманизма

Кризисное развитие ситуации на Ближнем Востоке, дестабилизация практически всех установленных при западном содействии в ходе «арабской весны» режимов опровергают стратегические расчеты в регионе не только США, но и тех, кто ради собственных интересов подключился здесь к реализации американских планов. Крупнейшим «лузером» оказалась Турция. Еще совсем недавно турецкое руководство во главе с Р. Эрдоганом претендовало в рамках стратегии неоосманизма на восстановление былого влияния едва ли не на всем пространстве, которое занимала некогда Оттоманская империя. Турецкий министр иностранных дел А. Давутоглу добавил к этому еще и доктрину «стратегической глубины», предполагавшую доминирование Анкары и в тех частях тюркского мира, которые никогда  не входили во владения Османов, в частности в Центральной Азии и внутренней России… Шеф турецкой разведки МИТ Хакан Фидан позиционировал подведомственную ему спецслужбу как наиболее осведомленную и влиятельную в регионе, способную к тому же проводить крупные самостоятельные акции, в том числе по подрыву тех или иных режимов. И все они в данный момент пожинают плоды своих завышенных амбиций.

Для осуществления задуманных грандиозных планов «новым османам» элементарно не хватило экономического, военно-политического и иного потенциала. К примеру, регулярные встречи глав стран тюркского мира превратились в помпезные, дорогостоящие и малоэффективные мероприятия, которыми многие из них стали все более тяготиться. Экономические связи внутри этого сообщества, достигнув определенного уровня, начали стагнировать, надежды на турецкую финансовую помощь, как выяснилось, оказались явно преувеличенными. Лидеры постсоветских центральноазиатских государств убедились в том, что практически ни одну проблему, связанную с поддержанием их национальной безопасности, с помощью Турции решить невозможно. Более того, они начали опасаться ее попыток распространения своей политической модели и насаждения агентуры влияния на их территории. Даже цивилизационно и географически наиболее близкий к Анкаре Баку стал проявлять к ней определенную настороженность. Проведенный в мае-июне с. г. Университетом Фатих опрос среди экспертов семи ближневосточных стран также показал, что большинство из них придерживаются мнения о несоответствии внешнеполитических целей Турции ее реальным возможностям.

Турецкие руководители совершили целый ряд крупных и фатальных ошибок. Из них главнейшей было вмешательство в Сирии с целью установления там послушного себе режима. Асад устоял, а от былых союзников – одни проблемы. Турция вплотную столкнулась с эффектом запущенного ею бумеранга. Первоначально сделав ставку на оппозиционную, относительно умеренную Сирийскую свободную армию, турки очень быстро убедились в ее недееспособности и шаг за шагом втянулись в поддержку более воинственных сторонников джихада. Свой противоестественный союз с открытыми алькаидовцами они считали временным и официально всячески его отрицали. Однако доказательств их тесной связи слишком много. Лидер сирийских курдов Салих Муслим, ориентирующийся на действующую в Турции Рабочую партию Курдистана (РПК), приводит многочисленные свидетельства того, как официальная Анкара собирала и обучала, а затем и оснащала оружием исламских радикалов со всего мира, в том числе организовавших вышедшее из под ее контроля «Исламское государство Ирака и Сирии» (ИГИС). Джихадисты ведь тоже с самого начала не испытывали особого доверия к Анкаре и, похоже, использовали ее в своих интересах в значительно большей степени, чем она их. Председатель Народно-республиканской партии Турции Камаль Кылычдароглу подтвердил, что имеются факты поставок оружия ИГИС правительством партии Справедливости и развития. В интервью турецкой газете "Джумхурият" лидер турецкой оппозиции заявил, что правительство Эрдогана дорого заплатит за свою политику на Ближнем Востоке.

Одной из последних совместных авантюр турецких властей и антисирийских радикальных боевиков явилось их провалившееся вторжение под прикрытием боевой мощи армии Турции в пограничную сирийскую провинцию Латакию – оплот династии Асадов. Оно началось с захвата и разорения армянонаселенного города Касаб, одного из немногих нетронутых в годы геноцида армян в Турецкой империи, и там же, по-видимому, и заканчивается. Несколько дней назад сирийская правительственная армия освободила Касаб, окружив примерно 4-тысячную группировку джихадистов в Латакии, которую сейчас методично уничтожает. Просчитав все риски, Анкара посчитала за благо самой от массовой военной интервенции воздержаться. Брошенные на произвол судьбы боевики обратно в Турцию не впускаются.

Убедившись в прочности позиций Асада в центральной Сирии, джихадисты решили поменять вектор своих основных усилий на восточный. При этом само по себе вторжение ИГИС в Ирак началось с большого стратегического обмана, на который «купился», прежде всего, глава турецкой разведки Фидан, что можно считать его большим личным провалом. Согласно сирийским источникам, турки способствовали перевооружению и перебазированию подразделений ИГИС на восток, полагая, что они втянутся там в бои с проасадовскими силами и противниками из «Джебхат ан-Нусра» в провинциях Дейр ез-Зор и Ракка, а в Ираке не смогут пойти дальше провинции Анбар.

Турки и представить себе не могли, что эта организация, ничем особым не отличившаяся в боях с закаленной в боях армией Башара Асада и вовлеченная в основном в борьбу (в ней погибло до 1400 человек) с конкурентами из «Джебхат ан-Нусра», добьется таких сокрушительных успехов в Ираке. Именно туда на самом деле отправились ее основные силы вместо Дейр ез-Зора и Ракки. И уже как форменное издевательство представляется многим в Турции то, что ИГИС взяло в заложники в Мосуле около ста турецких граждан, включая генерального консула страны в этом городе со всем его аппаратом. Лидер ИГИС аль-Багдади бросил вызов всем «отступникам от веры» в Иордании, Саудовской Аравии и самой Турции. Практически ИГИС, что и следовало ожидать, приступило к следующему этапу джихада – против собственных недавних покровителей.

Имиджевые, экономические и прочие потери Турции от происходящих событий огромны, а действия по санированию их последствий неуклюжи. Суд в Анкаре, например, запретил турецким журналистам писать о своих соотечественниках, похищенных на севере Ирака. Свое решение суд обосновал необходимостью защиты безопасности заложников. Ранее премьер-министр Турции Р. Эрдоган обвинил оппозицию и критически настроенные турецкие СМИ в желании использовать тему в политических целях и «поставить под угрозу человеческие жизни». Журналисты, лояльные режиму, пытаются доказать, что ИГИС является детищем одного лишь ЦРУ США, так же как в свое время «Аль-Каида», отрицая очевидное участие в этом процессе и второго родителя – правительства Эрдогана.

Ирак был одним из главных импортеров турецкой продукции. Продажи туда достигали почти 12 млрд долл. в год. В расчете именно на иракскую нефть создавался гигантский нефтеналивной порт Джейхан, поставки в который по трубе из Баку покрывают лишь десятую часть его мощностей. Общие убытки Турции от потрясений в Ираке эксперты оценивают в среднесрочной перспективе в 8,5 млрд долл.

Однако самый неприятный для турок сюрприз произошел в Иракском Курдистане. Еще недавно Анкара, опасаясь роста сепаратистских настроений среди курдского населения Турции, заявляла, что готова пойти на военную интервенцию в Курдскую автономию на территории Ирака, если иракские курды попытаются занять Киркук. Еще одной из причин для вмешательства в Ираке она называла существенное нарушение прав тюркского этнического меньшинства (туркоманов) в Ираке. Теперь Анкара вынуждена молча наблюдать за тем, как курды заняли Киркук и, возможно, присоединят к своим территориям и Мосул. После присоединения этих районов Турция не только не сможет угрожать значительно укрепившемуся Иракскому Курдистану, но и сама попадет в зависимость от него, поскольку именно из Киркука и Мосула поступает иракская нефть в турецкий Джейхан. Особенно унизительным для турок оказалось то, что, вопреки провозглашенным обязательствам, они никак не смогли защитить иракских туркоманов, в частности в Тал-Афаре, и их племенные вожди даже поставили вопрос о своем присоединении к Иракскому Курдистану. Легко предвидеть, что в ближайшие годы вновь актуализируется проблема курдов и в самой Турции. Бумеранг встал на обратный курс.  

Турецкий публицист Эргин Йылдызоглу (Ergin Yıldızoğlu) сравнивает имперские проекты США и проект «новой Османской империи», который «Партия справедливости и развития (ПСР) лелеяла в мечтах о «стратегической глубине», чтобы затем прилепить его, точно паразита, к проекту Вашингтона». По мнению публициста, «достаточно поднять голову и оглянуться вокруг», чтобы понять, что имперские планы США, основанные на  абсурдных идеях, связанных с реконструкцией регионов под дулом пистолета, демократизацией «извне», терпят крах. Задумываясь о параллельных амбициях по реставрации сферы влияния Османской империи, он задает риторический, но вполне резонный вопрос: «Если тонет имперский проект США, разве может не потонуть и приставший к его спине паразит?»

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.