Об украинствующих: секта в масштабах государства
169

Об украинствующих: секта в масштабах государства

«Как и другие сектанты, украинствующие могут быть разделяемы на три категории: 1) Честные, но незнающие. Это те, которых обманывают. 2) Знающие, но бесчестные; призвание сих обманывать "младшего брата". 3) Знающие и честные. Это маниаки раскола; они обманывают самих себя».

В.В. Шульгин «Украинствующие и мы».

Вот уже четверть века, как Украина пытается построить независимое государство, отталкиваясь от утверждения, что «Украина – не Россия, Украина – це Европа». Эта формула не вызрела в народе, она насаждается сверху. Впервые, наверное, об отдельности народа, проживающего между Польшей и Россией, заговорил поляк граф Потоцкий. Было это в 1795 году. Потом австрийское правительство требовало от галичан перестать называть себя русскими. И уже с конца XIX века галицкие националисты стали заменять слова «Малороссия» и «малорусский» словами «Украина» и «украинский». Целью было разобщить русский народ, разделить его на русских и тех, кого начали и кто потом сами стали называть себя украинцами…

Согласно исследованиям Института Гэллапа, на украинском языке продолжают общаться не более 20% населения Украины. Те, кого 100 лет назад В.В.Шульгин назвал украинствующими, - это не народ Украины, не её граждане, это относительно немногочисленная, но идеологически агрессивная социокультурная группа, упорно распространяющая своё влияние вширь и имеющая многие признаки тоталитарной секты. Наиболее отчётливо это проявилось на фоне кризиса последних месяцев. Сразу оговоримся: это ни в какой мере не означает, что граждане Украины поголовно сделались сектантами. На Украине миллионы русских, сознающих себя именно русскими, миллионы трезвомыслящих украинцев. Однако достаточно и тех, кто фактически стал сектантом, уверовав в предложенный сверху катехизис и позволив манипулировать собой. На них-то как раз и ориентируется в основном новый режим, установленный в Киеве после государственного переворота 22 февраля.

В приснопамятные 90-е годы по улицам российских и украинских городов сектанты ходили стаями. Каждый человек хоть раз да сталкивался тогда с этими несчастными, то весьма навязчиво предлагавшими рассказать о Библии, то зазывавшими на какие-то собрания, то просившими денег. Церковь Христа… Аум Синрикё… Церковь объединения… Вагоны московского метро, например, долгое время украшали портреты Марины Цвигун (кстати, уроженки Донецка), утверждавшей, что она не кто иной, как «Матерь Мира Мария Дэви Христос» или Виктория Преображенская. 

Способы работы всех этих организаций с клиентами, начиная с вербовки, абсолютно одинаковы и позволяют отнести их к тоталитарным сектам. Независимо от того, чему учат эти самые секты, их обустройство и существование основано на одних и тех же принципах.

1. Вербовка в секту всегда сопровождается ложью.

Когда незнакомцы, выступающие вербовщиками соответствующих сект, предлагают рассказать о Библии или пройти некий тест, они умалчивают о том, что рассказы и тесты – это первый шаг в секту, которая вскоре завладеет умом и душой завербованного, вынудит стать другим человеком, настроит против семьи, не исключено, что заставит совершать преступления, обяжет нести бремена неудобоносимые и, скорее всего, постарается завладеть имуществом. 

Когда носители господствующей идеологии на Украине говорят об украинском патриотизме, о нации, о героях и ворогах, об ассоциации с ЕС, они умалчивают о том, что Бандера – это не герой, а садист и кровавый неудачник, что против Гитлера его банды никогда не воевали. Что этнический украинец – это русский с южной окраины. Что украинский язык – это южнорусский диалект, а нынешняя державная мова – галицийский жаргон, то есть опять-таки южнорусский диалект, но сильно разбавленный полонизмами и германизмами. Что Россия в пределы Украины не вторгалась. Что свобода торговли с ЕС и членство в нём - не одно и то же, а членство опять-таки не подразумевает превращения Украины в Швейцарию. Что приведение украинского законодательства в соответствие с законодательством ЕС влечёт, в частности, реституцию. Что фашистами украинских патриотов называет не «путинская пропаганда», потому что обыкновенный фашизм – это не что-то далёкое из романов, а украинская действительность сегодняшнего дня, тотальный идеологический террор «национального государства».

В эту секту вербуют, прибегая к трагическим историям и красивым словам. Например, говорят: мы строим независимую, процветающую державу. Мы против того, чтобы нас притесняли и обкрадывали, мы хотим быть свободными, богатыми, культурными. Последнему обычно как-то не придаётся значение, а между тем это серьёзнейший и весомейший аргумент украинствующих, поскольку, по их мнению, Россия – не просто агрессивная, но ещё и малокультурная империя. Современный украинец нередко посматривает на русского глазами Запада. Такой украинец уже оторван от Русского мира, русское стало или становится для него чужим.

Казалось бы, что же плохого в желании быть культурным, богатым и свободным? Однако в итоге всё сводится ко лжи о том, что это Россия всегда мешала богатеть, процветать и наслаждаться культурой. 

2. Для своих членов секта всегда должна быть важнее семьи и родственных связей.

Именно об этом и толкуют украинские политики, обращаясь устами украинских историков-сказочников к украинскому народу. Именно об этом кричат украинствующие, сотрясая эфир проклятиями в адрес России, картинно отрекаясь от братства с русскими и для пущей убедительности закавычивая относящиеся к русским слова «братский народ». У членов секты нет и не может быть братьев, не согласных с сектой.

Такое положение вещей устраивает, во-первых, Запад, которому Украина нужна как плацдарм для наступления на Россию, а во-вторых, тех, для кого самостийная Украина - это средство обогащения. Потому что 

3. Секта существует с целью обогащения лидеров. 

Рон Хаббард, Сан Мён Мун, Сёко Асахара – люди совсем не бедные. Созданные ими секты весьма успешно работали и приносили неплохие доходы. Сребролюбия и честолюбия ради секты и создавались.

Дерзнём предположить, что после 1991 года незалежность по схожей причине понадобилась лишь очень небольшой кучке людей. Если не принимать в расчёт оголтелых выдумщиков вроде Ю.Р. Шухевича и иже с ним, то все прочие борцы за свободу Украины алкали совсем не того, за что на словах боролись. Подтверждение – огромные капиталы бывших и остающихся при власти. 

Есть и ещё одно пикантное обстоятельство под названием «реституция». В еврейских кругах Украины и Израиля сегодня идёт активное обсуждение возврата еврейской собственности. Например, адвокат, помощник главного раввина Киева и Украины Якова Дов Блайха Геннадий Белорицкий заявил, что число объектов, потенциально подпадающих под европейское определение реституции только в отношении национализированной еврейской собственности, измеряется не сотнями, а десятками тысяч объектов. Конечно, всё вернуть нельзя, слишком много воды утекло. А вот компенсировать можно. Сын бойца Красной армии израильский профессор Илан Садэ считает, что Украина – это одна из немногих стран, отказывающихся вернуть еврейское имущество. Более того, по мнению профессора, с началом войны украинцы приняли активное участие в истреблении немцами евреев, а после «не без удовольствия грабили добро своих соседей, занимали их дома и квартиры». Другими словами, распространённая в Израиле точка зрения состоит в том, что украинцы участвовали в Холокосте. Так что будьте добры, верните имущество и заплатите за невинно убиенных. Вот вам и незалежность, и ассоциация с ЕС, и майданостояние. 

Когда распадался СССР, разных криков было много. Кричали и о том, что потенциал Украины равен потенциалу Франции. А жить на Украине скоро станет лучше, чем в Швейцарии. И что долгие годы, да что годы – века! – этому опять же мешала Россия. В подтверждение придумали даже новый курс истории, на котором выросло целое поколение, эдакое фэнтези, где в роли мирового злодея, конечно, Россия, которая всех душит, грабит, порабощает. 

Долгожданное освобождение сулило все блага мира. И блага, действительно, не замедлили появиться. Правда, у очень узкого круга лиц. И тут рядовым членам секты подсунули вместо Франции идеологию, предложив радоваться принадлежности к великой украинской нации, самой древней и самой великой. И возразить оказалось нечего, потому что

4. Секта всегда права.

Специалист по сектоведению А.Л. Дворкин по этому поводу пишет: «Каждая сектантская система – идеальная система <…>, она должна работать стопроцентно, а если не срабатывает, то вина возлагается на вас». Вы не стали богаче? Зато вы больше не подчиняетесь России, нищей империи, где кроме ядерного оружия ничего нет, где голод и нищета, пьянство и бескультурье. 

Вы всё ещё не процветаете? Зато вы в шаге от Великой Европейской Цивилизации. Вот уже и торговая ассоциация подписана, да ещё как подписана-то! Той самой ручкой!!! Скоро и цены будут, как в Европе, «а там ещё немного и Прованс»! И сектанты рады. Они верят, потому что вне секты им уже трудно существовать – слишком много было вложено сил и веры.

Вас убивают украинские военные? Но, во-первых, этого не может быть. А во-вторых, вы сами виноваты. Нечего было ходить с российскими флагами и возмущаться отменой закона о региональном статусе русского языка. Эта отмена всё равно бы ни на что не повлияла – вон, как мы говорили по-русски, так и говорим. А вторым государственным русский язык всё равно не будет, потому что государственный язык должен быть один. Что? В Швейцарии и Канаде не один? Ну и что! Это особый случай. В Финляндии и Бельгии тоже не один? Это тоже особый случай!.. 

В самом деле, опыт языковой политики Евросоюза совершенно неприемлем для Украины, потому что

5. Секте необходим свой язык.

Кто контролирует язык, контролирует сознание – этот закон открыл Джордж Оруэлл. Даже если в обычных сектах говорят на родном языке, многие слова обязательно нагружают иным, отличным от общепринятого смыслом. Так что только сами сектанты понимают друг друга правильно. Однако некоторые секты, как, например, сайентология, изобретают свой собственный язык. 

Не раз уже высказывались недоумения: ну почему бы Украине не сделать два государственных языка! Ведь сколько неприятностей можно было бы избежать, сколько обид сошло бы на нет! Тем более государственное многоязычие давно уже норма в странах ЕС. Однако Украина, желая стать Европой, не желает поступать по-европейски. Принцип её государственного устройства отличается от принципа устройства других европейских держав.

Секте украинствующих, как и любой другой тоталитарной секте, нужен только один государственный язык, поскольку секте необходимо контролировать сознание своих членов и манипулировать этим сознанием. Утратив контроль, секта рискует развалиться. И конечно, контроль над сознанием через язык – не единственный приём…

6. Секта стремится к тому, чтобы выработать у своих членов биполярное мышление.

Это означает, что сектанту не следует видеть полутона. Всё мироздание должно быть белым или чёрным. Белое, естественно, это всё, что связано с сектой и не враждебно ей. Чёрное – всё остальное. 

Мышление, которое привила своим членам секта украинствующих, можно охарактеризовать как «агрессивная наивность». Они уверены, что Россия напала на Украину, и поток танков, хлынувший через границу, невозможно остановить. Причём на дулах танков написано: «Из России с любовью». Сектантов нисколько не смущает, что в Новороссии украинской армией или национальной гвардией уничтожены целые посёлки, что беженцев уже десятки, а по некоторым оценкам, сотни тысяч, а победа «сепаратистам» только снится. Сектантское мышление не позволяет понять, что в случае вмешательства России, на Донбассе давно бы уже никто не воевал.

Сектанты не задумываются, почему Крым голосовал против Украины – и так понятно, что под дулами. Сектанты не задаются вопросом, почему Донбасс не хочет оставаться в составе Украины – ясно, что Донбасс хочет, но Россия против. Всё так просто, так очевидно, не нужно сомневаться и задаваться вопросами, потому что

7. Вопросы, сомнения по поводу вероучения или правил секты искореняются. Секта добивается подчинения не только манипулированием, но и запугиванием.

В отдельных случаях - при помощи массового сожжения, а также миномётных обстрелов, авиаударов, похищений, издевательств и пыток. 

Почувствовав угрозу, осознав, что множество потенциальных адептов готовится ускользнуть из-под её влияния, секта перешла от манипуляций к устрашениям. Вспомним, как ещё в марте Одесса гордо маршировала по улицам с российскими флагами. Бесконечная, казалось, колонна перемещалась с одной улицы на другую под звуки песен и лозунгов. После 2 мая Одесса не поёт. Одесса запугана.

Наказывая или запугивая, секта вместе с тем не оставляет усилий по овладению контролем над сознанием, для чего

8. Секта старается изолировать своих членов, добиваясь утраты ими чувства реальности.

Изоляция Украины началась давно. Например, в 2004 г. там прекратили регистрацию средств массовой информации, использующих негосударственный (русский) язык. Теперь запретили вещание российских телеканалов. Эта изоляция привела многих к утрате чувства реальности. Иначе нельзя объяснить уверенность многих жителей Украины в том, что их страна воюет с Россией, а Путин только и делает, что развязывает войны. Кстати, многие всерьёз полагают, что так возникли войны в Приднестровье, Чечне и Грузии. Удивительно, как это до сих пор и Гаврилу Принципа не объявили на Украине агентом ФСБ. 

Более двух десятков лет украинская пропаганда превращала Россию в «чужую страну», сейчас в сознании населения Украины форсированно закрепляется образ России как врага. Президента России и вовсе объявили персонифицированным злом, широко распространяется компьютерная игра «Убей Путина!», хитом стала матерная речёвка о главе Российского государства. Граждане Украины, а точнее, члены секты украинствующих не понимают, что поведение их свидетельствует не об удали, а о неумолимо разрушающейся психике. 

Потеря чувства реальности в том и состоит, что совершенно дикое, аномальное и асоциальное поведение навязывается в качестве нормы и уже не воспринимается как нечто омерзительное. Людей не пугает и не удивляет звериная жестокость, ставшая обычной ненависть. Утрата чувства реальности – это, например, непонимание, что в приличном обществе не принято жечь людей живьём за то, что они не вызывают симпатии. Если до человека не доходит, что фото окровавленной женщины с оторванными ногами не имеет ничего общего с комиксами, это опять же о потере контакта с действительностью. О деградации нравственного чувства. О том же самом говорит и одобрение воспитания детей в ненависти к целому народу. 

9. Большинство из тех, кто попадает в секту, имеет к этому предрасположенность.

Предрасположенность бывает связана с личными психологическими трудностями. У потенциального сектанта могут быть сложности в общении, он может быть одинок или нелюбим, а такой человек потянется за первым встречным, выразившим своё участие. Вспомним 90-е… Всё трещит и разваливается. Как дальше жить – непонятно, во что и кому верить – тоже. А тут ещё, с одной стороны, комплекс младшего брата, из-за которого на Украине почему-то считают, что в России на них всегда смотрели свысока. А с другой – вездесущие американцы, которые, как чёрт Вакуле, принялись нашёптывать простодушным украинцам, что они-де последний демократический оплот Европы перед дикой, варварской Россией, мечтающей захватить, поработить и, на всякий случай, всё обнести колючей проволокой. 

И как же хорошо всё устроилось: и американцы сыты, и олигархи целы, и народ потянулся. Какой-никакой, а смысл – все вместе противостанем России, потому что «Украина – не Россия, Украина – це Европа». Чувство общности или принадлежности к обществу – это врождённое чувство каждого человека. Вот почему

10. Для вербовки и удержания в своём лоне адептов секта использует чувство общности, а также прибегает к приёму, называемому «бомбардировка любовью».

Приём этот используется для достижения чувства единства, родства. Бомбардировать любовью можно, прибегая к объятиям, прикосновениям, поцелуям, лести, обращениям типа «родные мои, украинцы», как это делает Ю.В. Тимошенко, ведущая себя на встрече с народом, как мать всея Украйны. 

Новая версия украинской истории бессовестно льстит тем, кто согласится называться украинцем и в то же время весьма навязчиво подсказывает, что быть русским стыдно. «Бомбардировка любовью» – это, прежде всего, грубая лесть и игра на тщеславии. Вы украинец? О! Все преклоняются перед вашими талантами, перед вашим исключительным свободолюбием… А поскольку большие таланты найти трудновато, секта предложила для Украины особенный brand – свободолюбие. Причём небывалое, невиданное и всепоглощающее. Так что даже Юлий Цезарь отказался завоёвывать украинцев. Ну а Россию не то что Юлий Цезарь не уважал, но и во всём мире не любят.

Потребность человека быть частью общества может использоваться во благо, но секты используют эту потребность в своих интересах. Чувство общности, ощущение того, что «мы вместе!» заставляет человека совершать в толпе те поступки, которые он ни за что не совершил бы наедине с собой. Например, не стал бы скакать с дикими воплями…

Любопытно, что многие секты используют один и тот же приём, делающий людей более внушаемыми. Приём этот связан с коллективными плясками или прыжками и одновременным выкрикиванием какого-то лозунга или речёвки. Так что нет ничего необычного в пещерном зрелище скачков под вопли «хто не скаче, той москаль…» нет. Это обычная сектантская практика, призванная вызвать у людей чувство сплочённости и сделать их на этом фоне ещё более внушаемыми. Тем более что

11. Любая секта стремится вызвать у своих адептов эйфорию и психологическую зависимость.

Порой для этого не брезгуют и наркотиками. Поговаривают, и свидетельств этому немало, что на майдане наркотики имели широкое хождение, так что порой старухи, приезжавшие в Киев «стучать в бочку», возвращались домой наркоманками. И все заработанные гривны потом пускают на лечение.

Эйфории, впрочем, хватало на майдане и без наркотиков. Тысячи людей верили, что идёт война с коррупцией, священная война. Что Украина опять же - це Европа. Что «мы смогли, и россияне нам завидуют». Жизнь казалась прекрасной, отмена виз с Евросоюзом не за горами. Чувство общей победы и причастности к истории пьянило. А длительные опьянения вызывают, как известно, привыкание. После смеха – всегда слёзы; эйфория сменяется депрессией. Отсюда и зависимость от обстоятельств, вызывающих опьянение, чем умело пользуется секта. 

Ну и, наконец,

12. У каждой секты есть своё вероучение и свои гуру, авторитет которых непререкаем.

Что касается вероучения украинствующих, то, возможно, и говорить об этом не имеет смысла – уж очень много сказано. А вот, что касается гуру – это уже интереснее, поскольку в секте украинствующих есть свои особенности. Дело в том, что гуру на Украине становятся посмертно: Донцов, Бандера, Шухевич, «небесная сотня»... К тому же смерть в этой секте пользуется особым почётом, можно даже говорить о культе Смерти в секте украинствующих. Ну, например, «героями Украины» С. Бандера и Р. Шухевич, никогда не жившие в государстве с таким названием, стали спустя полвека после своей кончины. Срок весьма внушительный, а потому и награждения напоминают, скорее, заклинания покойников. А пресловутый Голодомор, заменивший украинствующим национальную идею? А гимн, где обращение к теме смерти повторяется неоднократно: «ещё не умерла Украина», «сгинут наши враги», «душу и тело положим», «встанем в бой кровавый»… А герб, напоминающий трезубец, символ разрушения? А сине-жёлтый флаг, обозначающий предательство и измену, поскольку происхождение его прочно связано с именем Ивана Мазепы, «сына погибели, еже за сребролюбие давится»? А пантеон героев, известных всему миру как отъявленные садисты, каратели и палачи? Даже выкрикивая свои убогие лозунги, украинствующие исступлённо призывают Смерть. Кто не слышал этот дурацкий призыв: «Смерть ворогам!» И это притом, что никаких «ворогов» у несчастных сектантов нет и в помине. Вымышленный враг есть, есть антивражеская идеология и методика борьбы, есть подпитка ненависти. А «ворога» нет. Слишком уж очевиден этот культ Смерти на Украине, эта некрофилия украинствующих. Поэтому гуру и становятся те, кого уже нет среди живых.

* * *

В 90-е Россия пережила настоящую сектантскую эпидемию. Очень многие люди стали тогда жертвами тоталитарных сект. Мало-помалу, однако, началась борьба за души. Появились центры реабилитации, как, например, Центр священномученика Иринея Лионского. Появились законы, регулирующие деятельность сект. Совместными усилиями общества, Церкви и государства эпидемию удалось остановить, людей – худо ли, бедно ли – вернуть к нормальной жизни.

Но как быть с сектой в масштабах государства, рычаги власти в котором у сектантов со стажем – сайентологов, баптистов? Кто и как объяснит людям, что их обманули? Кто возьмётся за их реабилитацию? Кто поможет неприсоединившимся к секте и живущим сегодня на Украине, словно в оккупации? Ведь война там идёт не за территории, война идёт за души. И в той или иной форме она будет идти до тех пор, пока не прекратится деятельность секты или все жители Украины не станут сектантами. Но последнее вряд ли.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Украина 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.