К первым итогам переговоров в Минске
14 0 0

К первым итогам переговоров в Минске

26 августа в Минске состоялся первый раунд многосторонних переговоров между странами-членами Таможенного союза, Украиной, а также представителями ЕС в лице еврокомиссара ЕС по внешней политике К.Эштон и еврокомиссара по энергетике Г.Эттингера. На повестке дня стояло несколько ключевых вопросов: во-первых, последствия Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС для стран Таможенного союза, во-вторых, газовые вопросы в треугольнике Россия-Украина-ЕС и в-третьих – попытка начала мирного урегулирования на юго-востоке Украины.

В отличие от всех предыдущих многосторонних встреч, к этой все участники подошли куда менее оптимистично, но, возможно, более реалистично. Скажем, еще накануне А.Меркель отмечала, что не ждет от встречи в Минске никаких особенных прорывов: «Конечно, в Минске прорыва ожидать не стоит, но если хочешь найти решение, то нужно говорить друг с другом». Аналогичное мнение озвучил и А.Лукашенко: «Скорее всего, колоссального прорыва ожидать не стоит. Но концептуально мы должны определиться, чтобы начать движение к миру». Такого же мнения были и эксперты.

Собственно, целью встречи было вообще начать диалог по урегулированию кризисных вопросов, желательно на самом высоком уровне, с участием президентов Украины и России. Причем, судя по заявлению президента Белоруссии, инициатором этой встречи был именно П.Порошенко: «Это было Ваше предложение собраться без всякого там навала, без бухты-барахты принимать решения после заключения Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, разобраться в ситуации, которая на тот момент складывалась в экономике… Я был исполнителем. Я все сделал для того, чтобы довести до них вашу точку зрения, и вот - соответствующая реакция со стороны членов Таможенного союза», - заявил А.Лукашенко.

Несмотря на желание П.Порошенко превратить всю встречу только в обсуждение проблем юго-востока, все же первым для обсуждения стал вопрос об ассоциации ЕС и Украины. Как справедливо отметил В.Путин: «...по самым скромным оценкам, совокупный ущерб (от подписания Соглашения об ассоциации – Авт.) только для экономики России может составить 100 миллиардов рублей, это на первом этапе 3 миллиарда долларов… Потери будут, конечно, и в Белоруссии, и Казахстане. Россия в этой ситуации, конечно же, бездействовать не может. И мы просто вынуждены будем, я хочу это подчеркнуть, принять ответные меры, защитить свой рынок». Тем более что уже сейчас наблюдается серьезное падение экономического сотрудничества между Украиной и странами Таможенного союза,  это подтвердил и П.Порошенко: «Уже сегодня, даже без всяких мероприятий наш торговый оборот с ТС упал на 30 %. Это не выгодно ни для Украины, ни для наших партнеров по ТС. И нельзя допустить дальнейшего ухудшения условий торговли».

При этом, как заявил российский президент, «с нами никто об этом (Соглашение об ассоциации – Авт.) никогда не разговаривал… Нам просто отказали на каком-то этапе, сказали: это не ваше дело… Мне кажется, что было бы вполне корректно открыто пообсуждать всё это. Ничего подобного мы, к сожалению, не видели. Но мы очень рассчитываем на сегодняшнюю встречу, что она будет откровенной и предметной».

Поэтому очередные заверения Киева, что «Соглашение об ассоциации не несет рисков соседям Украины», заявленные на встрече в Минске П.Порошенко и К.Эштон, стали голословными заверениями, не имеющими практического смысла.

По итогам встречи прогресс по этому вопросу был достигнут весьма относительный. Как заявил В.Путин по итогам двухсторонних переговоров с П.Порошенко: «Я не знаю, чем это закончится. Но в любом случае, у нас была возможность еще раз сформулировать наши обеспокоенности, и мы договорились о том, что мы интенсифицируем работу трехсторонней группы в составе Россия-Украина-ЕС и будем стараться до 12 сентября сформулировать, если сможем, предложения». До этого срока группа экспертов должна выработать проект решений, который снял бы обеспокоенности стран ТС от Соглашения об ассоциации.

Чуть больше однозначности было в вопросах газопоставок в ЕС, которые особенно сильно начали волновать Брюссель после заявлений Киева о том, что они могут перекрыть поставки в Европу. Сюда же можно отнести крайне неоднозначное предложение Киева Брюсселю покупать европейский газ прямо на украинско-российской границе. Стороны действительно обсудили газовую тематику, и, видимо, некоторый прогресс в этом вопросе есть, поскольку было решено продолжить консультации уже в ближайшее время в Москве: «Мы обсуждаем текущую ситуацию, которая сложилась с поставками газа, транзитом. А более подробно обсудим в Москве 29 августа», сказал министр энергетики РФ А. Новак.

Также на этой встрече будет обсуждаться проблема задолженности Украины за российский газ. Об этом говорил и президент РФ: «Мы - и я, и президент Украины, - считаем, что нужно восстановить диалог по энергетическим вопросам, по газовой энергетике. И хотя вопрос находится в глухом угле, договорились возобновить консультации».

Ожидаемо, что самым проблемным вопросом оказались переговоры по урегулированию украинского кризиса. Перед встречей и уже во время нее П.Порошенко неоднократно подчеркивал, что его прямой интерес на этих переговорах - это как раз поиск мирного урегулирования. На встрече с президентом Белоруссии он отметил: «Если сегодня нам с Вами и Вашими коллегами удастся достичь соглашения, которое принесет мир, это будет знаковым событием и в наших двухсторонних отношениях также». В своем же выступлении на самой встрече он был особо пафосен: «Сегодня в Минске, безусловно, решается судьба мира и судьба Европы. Именно так я оцениваю потенциал нашей встречи. Мы должны вместе найти единственно правильное решение, от которого зависит мир на континенте».

Правда с конкретными предложениями о том, как этого мира достичь, было у него явно похуже. Собственно, из конкретики можно отметить лишь очередной призыв к России поддержать его же план, озвученный еще в июне месяце: контроль над границей под присмотром ОБСЕ, освобождение заложников и т.д. Кроме того, он заявил, что готов к весьма гибкому диалогу: «...все заинтересованные стороны хотят выйти из конфликта и сохранить лицо. Я готов дискутировать относительно таких стратегий выхода».

Из этого фактически следует, что мирный план Порошенко по-прежнему сводится к плану капитуляции повстанцев Новороссии. Но это не ново и абсолютно не конструктивно. Фактически это попытка Киева продолжить разговор с повстанцами с позиции силы. А вся «гибкость» официального Киева сводится к неким внешним ритуалам и декорациям, чтобы «сохранить лицо» руководству Новороссии после его предполагаемой капитуляции, а не решить проблему по существу. Необходимо устранить причины кризиса на Востоке, а для этого следует вести речь о новом устройстве украинского государства. Но как раз об этом Порошенко не сказал ни слова.

По результатам переговоров процесс лишь частично сдвинулся с мертвой точки. П.Порошенко заявил, что «логика мирного плана была наконец поддержана всеми без исключения главами государств», правда непонятно к чему это привело в практическом смысле. Позиция РФ и ранее сводилась к необходимости мирного решения гражданского конфликта на Украине. Тем более что оценки президентом В.Путиным этих переговоров были весьма сдержанными. Например, относительно проблемы прекращения огня на Украине он отметил: «Нет, предметно не говорили про это. Мы, Россия, не можем говорить про какие-то условия прекращения огня. Мы можем только способствовать обстановке доверия. И про это мы говорили».

Пожалуй, из конкретики можно отметить несколько моментов.

Во-первых, стороны договорились как можно быстрее еще раз встретиться в формате контактной группы в Минске – этот формат встреч был признан сторонами полезными. Хотя бы  в качестве переговорной площадки.

Во-вторых, были достигнуты некие предварительные договоренности по гуманитарным грузам из России: «...договорились о том, как мы будем взаимодействовать на этом треке. Сейчас не буду забегать вперед, но, в общем, определенные договоренности здесь у нас тоже есть. Посмотрим, как это сделать», - сообщил В.Путин.

В-третьих, по словам П.Порошенко, стороны готовы начать консультации пограничников, целью которых будет установление контроля на украинско-российской границе. Также, по его словам, «будет разработана на базе мирного плана дорожная карта, возможно – через трехстороннюю контактную группу проведем консультации, что бы как можно быстрее выйти на режим прекращения огня, который будет обеспечиваться представителями мониторинговой миссии ОБСЕ».

В целом же, как и ожидалось, Минск не стал революционным прорывом в вопросе мирного урегулирования украинской ситуации. Однако не исключено, что он действительно сможет стать тем первым шагом, который в перспективе приведет к деэскалации конфликта и решению хотя бы части проблем, которые возникли на юго-востоке Украины.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.