Черноморская стратегия как пролог к мировой войне?
0 0 0

Черноморская стратегия как пролог к мировой войне?

Статья президента частной разведывательно-аналитической компании Stratfor Джорджа Фридмана «Украина, Ирак и черноморская стратегия» наделала много шума в международном экспертном сообществе. Фридман и раньше отличался похвальной прямотой суждений.  В то время, когда другие западные публицисты рассуждали о европейских ценностях, демократии и открытом обществе как о целях США и ЕС на Украине, он писал о стратегическом окружении России, военном планировании, нефти и газе.  Вот и в этой своей статье он прямо признаёт, что Америка рассматривает события на Украине с точки зрения возможности нанесения стратегического удара по национальной безопасности России. Он также считает, что для Соединенных Штатов является допустимым некоторый уровень неопределенности военно-стратегической обстановки, ещё раз подтверждая тем самым, что США переходят к геостратегии нового мирового беспорядка. Однако самым главным является не это.

Конечно, в таких вопросах ничего нельзя утверждать наверняка, но есть серьезные основания предполагать, что тезисы Фридмана, изложенные им в статье о черноморской стратегии, служат индикатором того, что американская элита переходит к осмыслению текущих и надвигающихся событий в терминах мировой войны. Словосочетание «мировая война» звучит страшновато, но по большому счету в таком  ходе мыслей американских стратегов нет ничего нового: предыдущий мировой финансово-экономический кризис, сравнимый по масштабу с нынешним, был разрешен как раз мировой войной. Мировая война позволяет победителю перекроить политическую карту мира, захватить новые рынки, списать старые долги и установить новые правила игры в международной политике и экономике. Последнее является для США сейчас самым главным, так как в рамках действующих правил, установленных когда-то ею же самой, Америка уже не может поддерживать свое господствующее положение в мире и стоит перед перспективой появления нового гегемона в лице Китая.

Основная мысль статьи Джорджа Фридмана заключается в том, что американские стратеги должны перестать рассматривать Украину и Ирак с Сирией как отдельные театры военных действий и взглянуть на них как на компоненты единого театра, центром которого является Чёрное море. На этом театре у США есть два противника – Россия и «Исламское государство» (ИГ), которые одновременно являются противниками и между собой. Однако, являясь противниками, и Россия, и ИГИЛ стремятся к тому, чтобы переключить внимание американцев друг на друга, а значит, приветствуют военные успехи друг друга, увеличивая угрозы американским интересам и вынуждая США распылять свои силы. При этом сама Америка не намерена использовать свои вооруженные силы в сколько-нибудь серьезных масштабах; своих целей она собирается добиваться за счет изменения региональных балансов сил и вооружения союзников, ключевыми из которых, по мнению Фридмана, являются Турция и Румыния.

Статья довольно познавательна с точки зрения понимания стратегических намерений Соединенных Штатов по отношению к России. Однако один из ее тезисов вводит читателя в заблуждение. Речь идет о позиционировании ИГ как противника США, с которым Америка ведет непримиримую войну. На самом деле «Исламское государство» является ценным союзником Соединенных Штатов в их стремлении создать на Ближнем Востоке крупный очаг хаоса, откуда нестабильность потом будет перекидываться в Европу, Россию, Китай и любой другой регион, отмеченный указующим перстом американских геостратегов.

Конечно, ИГ – союзник слишком специфический, чтобы о наличии стратегических отношений с ним можно было бы заявлять открыто. Вряд ли американскому общественному мнению понравится, что их правительство и спецслужбы США обделывают делишки в одной компании с головорезами. Поэтому на словах «Исламскому государству» объявляется война, чуть ли не крестовый поход. Однако, если отбросить словесную шелуху, то выяснится, что речь идет о чём-то наподобие знаменитой «странной войны» между англо-французскими союзниками и Германией в 1939-40-х гг.

Начиная с 8 августа, американская авиация наносит удары по позициям ИГ в Ираке, а 23 сентября был нанесен первый удар и по сирийским объектам этой террористической группировки. При этом, по мнению экспертов, в частности Томаса Доннели из Американского института предпринимательства, изложенному им в журнале Weekly Standard, воздушной операции для уничтожения военного потенциала ИГ абсолютно недостаточно. Америка слишком много наворотила в Ираке за последние десять с лишним лет и поэтому не сможет без потери лица пассивно наблюдать за победным шествием исламистов по этой стране. Бомбовые удары по позициям ИГ являются просто тем минимумом, который необходим для создания фикции приверженности США защите населения Ирака от террористов.

Больше того, Фридман признает, что не только воздушные удары, но и действия американского спецназа не приведут к уничтожению или распаду ИГ. В сочетании с нежеланием Вашингтона направлять в Ирак наземные войска, о чём Обама заявлял неоднократно, это означает, что сухопутный контингент, который был бы способен переломить ситуацию на земле, должен предоставить кто-то другой. Кандидатура Ирана напрашивается сама собой, но если Ирану придется сражаться в том числе и за американские интересы, то требование Ирана увязать этот вопрос с другими спорными вопросами американо-иранских отношений выглядит вполне логичным. Самым животрепещущим здесь является окончательная отмена санкций, наложенных в связи с американскими подозрениями относительно мирного характера иранской ядерной программы. Однако никаких договоренностей на этот счёт достигнуть не удаётся, и даже простая встреча Керри с министром иностранных дел Ирана Джавадом Зарифом в кулуарах сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке вызвала поток ожесточенной критики, в первую очередь, со стороны неоконов, хотя не только. Таким образом, напрашивается вывод: несмотря на все зверства «Исламского государства», администрация Обамы считает его как минимум меньшим злом по сравнению с Ираном, а как максимум находится с ним в неафишируемых союзнических отношениях.

Наиболее вероятной формой, которую может принять объединение украинского и ирако-сирийского театров военных действий, является плавное перетекание основных сил ИГ с Ближнего Востока на российский Северный Кавказ, накачка террористического подполья там дополнительными ресурсами и открытие там нового фронта. Фактически Фридман об этом и пишет, правда, он валит с больной головы на здоровую, заявляя об угрозе вторжения России в Закавказье. Как известно, «Исламское государство» уже объявило Россию своим главным врагом, а одним из лидеров этой группировки является этнический чеченец Омар аль-Шишани.

Помнится, в самом начале «Русской весны» глава «Правого сектора» Дмитрий Ярош уже обращался через социальные сети к возглавлявшему «Имарат Кавказ» Доку Умарову с призывом объединить усилия в борьбе против России. Тогда эта история приняла комический оборот – выяснилось, что Доку Умаров к тому времени уже пару месяцев как был мёртв. Однако если правящие круги США, мнение которых выражает Джордж Фридман, на самом деле решили развязать мировую войну, в следующий раз смешно не будет. Это надо отчётливо сознавать.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.