Мир у исторической развилки
176

Мир у исторической развилки

Одиннадцатое заседание международного дискуссионного клуба «Валдай» 22-24 октября в Сочи проходило в обстановке крупных перемен в мире, начало которым положило воссоединение Крыма с Россией. Центральным событием форума явилось выступление президента России В.В. Путина.  Обозреватель и редактор Financial Times по Восточной Европе Нил Бакли сказал, что «валдайская речь Владимира Путина в Сочи стала одним из его самых важных внешнеполитических заявлений после выступления в Мюнхене в 2007 году» и «одной из его самых антиамериканских речей за 15 лет в качестве самого влиятельного политика России». The New York Times увидела в этом «пожалуй, самую резкую обличительную речь против США».

«Прямота и жёсткость оценок», заметил Путин, «нужны сегодня вовсе не для того, чтобы заниматься взаимной пикировкой, а чтобы попытаться разобраться, что же на самом деле происходит в мире, почему он становится всё менее безопасным и менее предсказуемым, почему повсеместно возрастают риски». Выработка понятных и прозрачных правил международного поведения, о необходимости которых говорит российский президент, невозможна сегодня без критики конструкции однополярного мира, ставшей архаичной. 

Россия не намерена более терпеть ни двойные стандарты, ни одностороннее навязывание мнимо универсальных моделей, ни правовой нигилизм, когда «юридические нормы подменяются произвольным толкованием и пристрастными оценками исключительно в интересах политической целесообразности западных участников мировой политики». О неприемлемости однополярной модели мира, о том, что «гипертрофированное применение силы в международных делах»  приводит к тяжелейшим последствиям, Путин  говорил ещё на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году. Мир не прислушался. Последовала спровоцированная Соединёнными Штатами агрессия Грузии против Южной Осетии, были стерты с лица земли целые города в Ливии и Сирии, на смену террору «Аль-Каиды» пришёл ещё более страшный террор «Исламского государства». Остановить дальнейшее распространение подобных «стандартов» однополярного мира становится неотложно необходимым. 

За последние четверть века в мире был подорван институт государственного суверенитета. Принцип суверенной государственности был фактически заменен навязанной Соединёнными Штатами формулой:чем больше лояльность к единственному центру силы, тем выше легитимность того или иного правящего режима. Именно в соответствии с этим принципом Запад поддерживает сегодня режим, установленный после государственного переворота на Украине и заражённый бациллой нацизма. 

По отношению к тем, кто имеет иные ориентиры, нежели лояльность к единственному центру силы, применяются «силовые акции, экономическое и пропагандистское давление», осуществляется «вмешательство во внутренние дела», свержение  «неугодных режимов». Эта порочная практика привела к полной разбалансировке системы международных отношений. Как заметил один проницательный наблюдатель, в таком мире «Западу от России, как бы она ни называлась, нужно лишь одно – чтобы ее не было». В Валдайской речи Путин лишь в очередной раз назвал вещи своими именами.  

«Тот мир хаоса, в котором мы сегодня живем, - говорит Путин,  – это следствие однополярности». В этих словах российского президента заключено то, о чем серьезные политики думают в наши дни много и напряжённо. 

Модель однополярного доминирования основана на теории «гегемонистской стабильности», выдвинувшей тезис о полном превосходстве Соединенных Штатов и их союзников над своими потенциальными противниками во всех компонентах силы – экономическом, военном, технологическом.  По утверждениям сторонников этой модели, превосходство Запада способствует поддержанию стабильности в мировом масштабе. Такой миропорядок, возникший, по выражению Т. Фридмана, в результате «дарвинистской борьбы за лидерство в процессе глобализации» (1), может держаться довольно долго (2), а в его воспроизводстве определяющую роль играют Соединённые Штаты. Как настаивает Зб. Бжезинский, «американское могущество является сегодня высшей гарантией глобальной стабильности». 

Однако то, что Бжезинский называет «стабильностью», на самом деле предстаёт хаосом, жить в котором многие не согласны. Однополярный мир «убедительно продемонстрировал, что наращивание доминирования одного центра силы не приводит к росту управляемости глобальными процессами. Напротив, подобная неустойчивая конструкция доказала свою неспособность эффективно бороться с такими подлинными угрозами, как региональные конфликты, терроризм, наркотрафик, религиозный фанатизм, шовинизм и неонацизм». Однополярная модель «открыла широкую дорогу для проявления национального тщеславия, манипулирования общественным мнением, грубого подавления воли слабого волей сильного. По своей сути однополярный мир – это апология, апологетика диктатуры и над людьми, и над странами». 

Поэтому России и стала инициатором выработки новых правил игры в международной жизни, инициатором правового оформления многополярной системы, в которой суверенитет будет гарантироваться  не одним лишь наличием у государства оружия массового поражения.

Международные отношения все больше тяготеют к плюрализму, к появлению и укреплению на мировой арене новых игроков. Происходит становление новых центров силы (Китай, Индия, Россия, Бразилия и др.). В последние годы сложился вектор «ребалансировки», то есть возврата в новых условиях к балансу сил, сообщающих миру устойчивость. Этот процесс предполагает не только более справедливое  международное распределение богатства, но и определённое «потрясение основ». США к такому потрясению не готовы. Показательно, что международные институты, являющиеся инструментами однополярного мира, прежде всего такие как Международный валютный фонд, Всемирный банк, «Большая восьмерка», Европейская комиссия, Европейский банк, НАТО, ведущие рейтинговые агентства, ТНК, вынуждены уже сейчас трансформироваться в условиях нарождения новых «активных субъектов» (Ф. Перру).

Фактически однополярный мир оказался обречен действиями «глобального гегемона» – Соединённых Штатов, их стремлением в одностороннем порядке навязать свои интересы и ценности любой, в том числе жестокой, ценой (Балканы, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия). Такой способ международного поведения неизбежно ведёт к росту напряженности, конфликтности, хаосу, к выходу процессов из-под контроля их организаторов. 

Многополярность же, наоборот, формирует культуру согласия в мировой политике. Наличие нескольких центров силы, сопоставимых по интегральной мощи, позволяет совмещать различные модели развития, а не калечить традиционные общественные отношения, перестраивая их по однотипной западной матрице. 

Мир вплотную подошел к исторической развилке. Россия свой выбор сделала. «Наши приоритеты – дальнейшее совершенствование институтов демократии и открытой экономики, ускоренное внутреннее развитие с учётом всех позитивных современных тенденций в мире и консолидация общества на основе традиционных ценностей и патриотизма. У нас интеграционная, позитивная, мирная повестка дня, мы активно работаем с нашими коллегами по Евразийскому экономическому союзу, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, с другими партнёрами. Эта повестка направлена на развитие связей между государствами, а не на разъединение», - говорит президент России. Россия – самодостаточная страна. «Мы будем работать в тех внешнеэкономических условиях, - заявляет Путин, - которые сложились, развивать своё производство и технологии, действовать более решительно в проведении преобразований, а внешнее давление, как это было не раз, только консолидирует наше общество… заставляет концентрироваться на основных направлениях развития». 

Укрепляя свою экономику и военный потенциал, Россия не закрывается от внешнего мира, а сосредоточивается и приглашает к сотрудничеству всех, кто готов участвовать в формировании основ нового миропорядка, обеспечивающего стабильность и безопасность всех участников международной политики. Однако «успех, реальный результат возможен лишь в том случае, если ключевые участники международной жизни смогут договориться о согласовании базовых интересов, о разумном самоограничении, покажут пример позитивного ответственного лидерства». 

 

Валдайскую речь Путина характеризует преемственность в подходах российского руководства к ключевым проблемам мироустройства, резкое осуждение односторонних действий, которые, ничего не решая, становятся «генератором новых человеческих трагедий и очагов напряженности». Это первое.

Второе. Западу давно уже пора свыкнуться с тем, что Россия сегодня – это не Россия 90-х годов прошлого века, она готова и способна последовательно отстаивать свои интересы и защищать своих союзников. Наконец, Валдайская речь - это предупреждение о небезопасности для цивилизации ставки на гегемонизм. 

Свою миссию в мире Россия видит в защите международного права, в основе которого должны лежать не только юридические нормы, но и «такие моральные принципы, как справедливость, равноправие, правда». Генезис украинского кризиса стал апофеозом безответственной политики США, и именно потому мировая политика оказалась сейчас на исторической развилке. Однополярный мир – это смерть цивилизации. Если мы не хотим преждевременной смерти, необходим возврат к новому равновесию. Только так можно сохранить планету, пригодной для жизни людей. 

Всем устроителям, а также обслуге морально обанкротившегося однополярного мира я хочу напомнить слова выдающегося польского философа С.Е. Леца: «Выиграть битву – не главное. Главное – не быть отравленным на пиру победителей». Думайте, господа!

________________

(1) Friedman T. The Lexus and the Olive Tree. L.: Anchor Books, 1999. 490 p.
(2) Bell C. American Ascendancy // The National Interest. 1999. P. 55.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: США  Россия  Путин 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.