Раздел Германии и разрушение Украины. Возможны ли параллели?
112

Раздел Германии и разрушение Украины. Возможны ли параллели?

В канун 70-летия Великой Победы над германским нацизмом человечество переживает эксперимент со сменой мирового порядка, попытки слома прежней системы мироустройства, подрыва международного права. 

«…Уверенности, что существующая система глобальной и региональной безопасности способна уберечь нас от потрясений, нет, – констатировал В.В. Путин на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» 24 октября сего года. – Эта система серьёзно ослаблена, раздроблена и деформирована». Инспирированный Западом украинский кризис и поддержка западными державами киевского режима придает этому разрушительному процессу опасную динамику. 

Механизмы обеспечения послевоенного миропорядка были выработаны союзниками по антигитлеровской коалиции на конференциях их лидеров в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Сегодня западные страны, чьи руководители поставили свои подписи под документами «Большой тройки», этот порядок и разрушают. Впрочем, не они одни: к ним деятельно подключилась и Германия. А ведь о ней разговор особый. Если её подпись и появилась в 1945 году под документами о новом мироустройстве, то только в Акте о её безоговорочной капитуляции. 

Лишь наивные люди могут видеть за активностью Германии на Украине её стремление защитить право украинцев на европейский выбор. Последнее – не более чем благовидный предлог для того, чтобы окончательно деформировать ту систему, которая в свое время набросила узду на германский милитаризм и должна была гарантировать мир от возрождения гитлеровского молоха войны. 

Все послевоенные десятилетия ФРГ стремилась освободиться от ограничений, которые были наложены на нее решениями стран-победительниц в Ялте и Потсдаме, и успешно избавлялась от них с помощью Вашингтона, Лондона, Парижа, Брюсселя. А ныне уже Берлин пользуется украинским кризисом, чтобы попытаться вместе с бывшими противниками «поставить на место» Россию – последнего гаранта Ялтинско-Потсдамской системы мироустройства.

Стремящимся взять реванш напомним, как державами-победительницами решался германский вопрос и кто в действительности стоял за то, чтобы на немецкой земле воцарились мир и согласие, а немецкий народ был бы гарантирован от рецидивов нацизма. 

Вопрос о послевоенном урегулировании и определении будущего Германии был впервые поставлен на Тегеранской конференции (28 ноября – 1 декабря 1943 г.). Ф. Рузвельт предложил расчленить Германию после разгрома на пять автономных государств. У. Черчилль тоже не хотел сохранения единой страны: «Я за расчленение Германии, - заявил он. - Но я хотел бы обдумать вопрос относительно расчленения Пруссии. Я за отделение Баварии и других провинций от Германии». Отторгнутые южные провинции страны («Бавария, Баден, Вюртемберг, Палатинат от Саара до Саксонии включительно») он предложил вместе с Австрией и Венгрией включить в так называемую Дунайскую конфедерацию. 

Эти планы советской делегацией поддержаны не были. Сталин заявил, что, даже если в конце концов страну будет решено разделить, в будущем «нет никаких мер, которые могли бы исключить возможность объединения Германии». Развитие негативного для немецкого народа сценария, таким образом, было предотвращено, и обсуждение германского вопроса союзники передали в Европейскую консультативную комиссию (ЕКК) в Лондоне, которая начиная с декабря 1943 г. занималась выработкой предложений по послевоенному устройству Европы.

В Тегеран советский лидер поехал не с пустыми руками и вносил там предложения не экспромтом. Для выработки конкретных проектов по германской проблеме решениями Политбюро ЦК ВКП(б) еще осенью 1943 г. были созданы три комиссии при НКИДе: по вопросам перемирия (руководитель – заместитель председателя СНК СССР К.Е. Ворошилов), по вопросам мирных договоров и послевоенного устройства (заместитель наркома М.М. Литвинов), по возмещению ущерба, нанесенного Советскому Союзу гитлеровской Германией и ее союзниками (заместитель наркома И.М. Майский). 

Комиссия Ворошилова играла приоритетную роль в выработке решений высшим руководством страны и в формировании реальных политических планов. Сам ее руководитель, будучи членом ГКО и Ставки ВГК, имел прямой выход на вождя и, в отличие от руководителей других комиссий, обладал большими политическими и аппаратными возможностями. 

Комиссия Ворошилова имела прямое отношение к переговорам союзников в рамках ЕКК, разрабатывая директивы для советского представителя. Разработанные ею проекты наиболее важных документов утверждались лично Сталиным.

При рассмотрении главного – германского – вопроса руководство комиссии исходило из двух принципиальных установок – сохранения единства германского государства и сохранения сотрудничества в рамках антигитлеровской коалиции, что соответствовало настрою самого Сталина. С учетом этого комиссия выработала весьма сдержанные, даже осторожные рекомендации по части использования труда военнопленных, переустройства экономической структуры, перевоспитания немецкого народа в антинацистском духе.

Комиссии М.М. Литвинова и И.М. Майского демонстрировали более жесткий подход (Литвинов настаивал, например, на раздроблении страны на несколько самостоятельных государств), за что были подвергнуты руководством НКИД, следовавшим сталинской позиции в отношении Германии, серьезной критике.

На Ялтинской (Крымской) конференции (4–11 февраля 1945 г.) союзниками были выработаны планы по победоносному завершению войны, решены главные вопросы послевоенного статута Германии, «включая полное разоружение, демилитаризацию и расчленение Германии, которое они признают необходимыми для будущего мира и безопасности». Советская делегация не стала настаивать на своей позиции по сохранению единой Германии в связи с тем, что союзники пока делили шкуру неубитого (хотя и смертельно раненого) зверя. Было совершенно ясно, что главные бои за послевоенное мироустройство еще предстоят. 

И в самом деле, германская проблема заняла центральное место на Потсдамской (Берлинской) конференции, проходившей 17 июля – 2 августа 1945 г. В основу ее решений легли идеи демилитаризации, демократизации, демонополизации и денацификации. «Большой тройкой» было решено полностью разоружить и демилитаризовать Германию, упразднить все ее вооруженные силы, СС, СА, СД и гестапо, ликвидировать военную промышленность, подорвав базу германского милитаризма, наказать военных преступников. Предотвращалась любая нацистская и милитаристская деятельность или пропаганда. Реконструкция политической жизни Германии предусматривалась на демократической основе. 

Вопрос о расчленении страны, в отличие от Ялтинской конференции, уже не рассматривался. Союзные державы заявили, что «не намерены уничтожить или ввергнуть в рабство немецкий народ», вместе с тем они обязались принять все меры к тому, чтобы «Германия никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всем мире». В решениях Берлинской конференции подчеркивалось: «в период оккупации Германия должна рассматриваться как единое экономическое целое»; «во всей Германии должны разрешаться и поощряться все демократические политические партии»; «будут учреждены некоторые существенно важные центральные германские административные департаменты». 

Последовавший в конце 1940-х годов раздел Германии был следствием инициативы западных держав. Точно так же объединение Германии в 1990 году было бы, наоборот, невозможно без благожелательной позиции Москвы.

И возникает вопрос: кто же сегодня угрожает европейской безопасности? Россия как правопреемник Советского Союза – победителя гитлеровской Германии и последовательного борца против возрождения неонацизма в любых его проявлениях? Или те, кто снисходительны к проявлениям неонацизма в центре Европы, усматривая в этом приобщение Украины к европейским ценностям? И не по модели ли раздела побеждённой Германии западные страны разрушают сегодня украинское государство?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.