Почему США не идут на урегулирование проблемы иранского атома
82

Почему США не идут на урегулирование проблемы иранского атома

Приближается очередной раунд переговоров между «шестёркой» и Ираном. Очередная встреча на уровне политических директоров пройдёт 17 декабря в Женеве. Заместитель министра иностранных дел ИРИ Сейед Аббас Аракчи заявил, что стороны в первую очередь проведут двусторонние консультации, имея в виду продолжение прямого диалога с американцами. Действительно, интрига переговоров связана в первую очередь с противостоянием США и Ирана, использующих «шестёрку» для выяснения своих отношений. 

Американо-иранское противостояние является главным препятствием на пути к успеху переговоров по иранской ядерной программе. Заявление Биньямина Нетаньяху о том, что Израиль сыграл «критическую роль» в срыве урегулирования проблемы иранского атома, указывает лишь на одну из причин неготовности американцев к результативному завершению переговоров, но есть и иные причины. Израиль, как и другой противник соглашения с Ираном - Саудовская Аравия, действует из-за кулис и не входит в шестёрку международных посредников. Вашингтон мог бы проигнорировать мнение своих союзников, но не делает это по соображениям, в которых ядерная программа Тегерана на самом деле не играет главной роли.

Давление США на Иран нужно рассматривать как часть более обширной стратегии. До сих пор непримиримая позиция Ирана была в известной мере выгодна Вашингтону. Иранская ядерная программа беспокоила многие страны, что позволяло Соединенным Штатам использовать это как предлог для наращивания давления на Исламскую Республику в своих интересах, среди которых всегда было стремление к смене режима в Иране. Кроме того, враждебность Тегерана давала Вашингтону большие преимущества в отношениях с Израилем и монархиями Персидского залива, всегда опасавшимися усиления Ирана. Кроме того, иранская ядерная программа использовалась американцами для прикрытия планов развёртывания глобальной ПРО по периметру российских границ в Европе. Теперь, когда Иран последовательно идёт к закрытию своего ядерного досье и перестает быть носителем ядерной угрозы, американская стратегия на Ближнем Востоке рушится на глазах.

Противостояние США - Иран, длящееся с 1979 года, сегодня перестало быть лишь фактом их двусторонних отношений. Ближний Восток переживает большие перемены и в Вашингтоне понимают, что уже не могут брать на себя всю ответственность за происходящее в этом регионе. Администрация президента Обамы вынуждена признать, что отсутствие у США отношений с Ираном является серьезным стратегическим изъяном. Во всяком случае, враждебные отношения с Тегераном перестали работать на ту систему регионального баланса сил, которую американцы когда-то выстроили. 

Египет от США дистанцировался, впервые за долгие годы пошел на налаживание военно-технического сотрудничества с Россией. В Сирии замыслы Вашингтона на скорое отстранение от власти союзного Ирану режима Башара Асада провалились, а совместные действия Москвы и Тегерана сорвали в 2013 году военную операцию против Дамаска. Турция не поддержала нефтяное эмбарго против Ирана, а еще раньше в 2010 году голосовала в Совбезе ООН против введения антииранских санкций (резолюция 1929). Анкара вопреки ожиданиям Белого дома идти на конфронтацию со своим восточным соседом не желает, членство Турции в НАТО – ещё не гарантия её атлантической солидарности с Америкой. Война в Ираке стоила США миллиарды долларов и унесла тысячи жизней американцев, но свержение Саддама лишь укрепило позиции Тегерана. Обеспечить мир в Афганистане оказалось также невозможным без иранского участия. 

Не случайно администрация Обамы начала проявлять заинтересованность в выходе из замкнутого круга враждебности в отношениях с Ираном. Переговоры «шестёрки» по иранской ядерной программе стали для Вашингтона удобной площадкой для начала торга с иранцами. На этой площадке ирано-американские контакты не вызывают резкого неприятия у оппонентов Обамы и его коллеги Роухани, а, кроме того, видятся на данный момент безальтернативными. Вместе с тем американские переговорщики настойчиво пытаются поставить перед иранцами на ядерных переговорах и многие другие вопросы, что, как убеждены в Тегеране, тормозит дело. Главным препятствием к подписанию окончательного соглашения иранцы называют не связанные напрямую с ядерной программой «чрезмерные требования» со стороны США.

Так, Вашингтон продолжает настаивать на том, чтобы соглашение «шестёрки» и Ирана по ядерному урегулированию коснулось и ракетной программы Тегерана. Замгоссекретаря США Уэнди Шерман, оправдывая это требование, апеллирует к резолюции 1929 СБ ООН. Эта резолюция была принята 9 июня 2010 года, когда Иран отказывался свернуть работы по обогащению урана. Сейчас ситуация поменялась: речь идет теперь о достижении соглашения, гарантирующего исключительно мирный характер иранской ядерной программы. В качестве основного контролирующего органа иранцы рассматривают МАГАТЭ и активно сотрудничают с этой организацией, имеющей мандат ООН. 

Позиция Тегерана находит поддержку Москвы. Россия неизменно подчеркивает право Ирана на использование мирной атомной энергии. Недавно было подписано новое российско-иранское соглашение о сотрудничестве в области мирного атома и заключен контракт на строительство второго и третьего энергоблоков АЭС в Бушере. Эти проекты показывают доверие России к намерениям Ирана гарантировать мирный характер своих ядерных программ. 

Россия выступает за нормализацию американо-иранских отношений, не стремясь строить стратегическое партнерство с ИРИ на антиамериканской основе. Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил об этом прямо: «На наш взгляд, полномасштабный политический диалог между Тегераном и Вашингтоном, в том числе по вопросам региональной безопасности, давно назрел. Убеждены, что оздоровление отношений между двумя государствами пошло бы на пользу стабильности на Ближнем Востоке и за его пределами…» 

Высказывались опасения, что Иран, в случае если Россия будет помогать нормализации отношений между Тегераном и Вашингтоном, может пожертвовать своими добрыми отношениями с Москвой. На наш взгляд, опасения безосновательные. Исламская Республика никогда не согласится на роль американского вассала, а равноправного партнерства с Вашингтоном у Тегерана быть не может – американские правила игры это исключают. В то же время выход из международной изоляции сделает Иран еще более влиятельной региональной державой, и, учитывая соотношение сил на Ближнем Востоке, это в интересах России. Отношения Москвы с Тегераном строятся на взаимной заинтересованности в тесном сотрудничестве, имеют положительную динамику, а в последнее время дополняются просто грандиозными планами расширения торгово-экономического сотрудничества. На рассмотрении находится совместные проекты общей стоимостью 70 миллиардов долларов. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.