Перечитываем Н.И. Ульянова. Искусственность идеи украинского сепаратизма
311

Перечитываем Н.И. Ульянова. Искусственность идеи украинского сепаратизма

Он прошёл через мясорубочные шнеки ХХ века и остался русским человеком, который на своём месте в европейско-африкано-американской эмиграции сумел возвести укрепрайон для защиты Русской цивилизации. Крепость эта – его фундаментальное научное исследование «Происхождение украинского сепаратизма» (1966); крепостные бастионы великолепно высоки, оснащены оружием, фундаменты глубоки, погреба полны, чудотворные родники неисчерпаемы. При этом наша крепость во многом нами не обжита, не изучена. Она нисколько не разрушена, хоть давно уже во вражеском тылу. Крепость пригодна для ведения войны и завоевания победы.

В Советском Союзе «Происхождение» впервые было опубликовано в суетливые времена «перестройки» в какой-то толстой газете. Монография была прочитана, но не усвоена: и автор «неизвестен», и трактовки этот автор даёт какие-то «непривычные». Потом газета долго хранилась в книжных шкафах, пока не растворилась в ремонтах. Труды Ульянова теперь давно уже хорошо переизданы, да и в Интернете – в изобилии. Пора перечитывать. 

1.

Николай Иванович Ульянов родился 110 лет назад – 23 декабря 1904 (5 января 1905 по н.ст.) в Петербурге. Семья бедствовала. Отец болел, много лет провёл в психиатрической больнице. Мать трудилась уборщицей. Революционная буря, породившая чудовищную смуту, которая в очередной своей ипостаси длится и поныне, застала Ульянова учеником народного училища. Некоторое время он мечтал о театре и даже постигал сценические премудрости у Мейерхольда. В университете он оказался последним учеником С.Ф. Платонова, автора научной школы в русской историографии, воспитанника знаменитого В.О. Ключевского. Платонов ценил в учёных исследовательскую остроту и умение восстанавливать картины минувшего на основе совершённых научных открытий. «Считаю работу выдающеюся», - написал Платонов в рецензии на дипломную работу Ульянова и рекомендовал её к печати на неделе русских историков в Берлине (1927). В свой час это аукнется. Платонов погиб в ссылке в 1933-м. Профессор Николай Ульянов в 1936 году был осуждён к 5 годам лагерей. Срок отбывал близ Полярного круга – на Соловках и в Норильлаге. Вышел с каторги в 1941-м, перед самым началом войны. По мобилизации строил оборонные сооружения под Вязьмой, попал в плен. Из немецкого лагеря на Смоленщине – после налёта партизан – удалось бежать. Оказавшись на свободе (как бы это парадоксально ни звучало, коль речь идёт о свободе в зоне войны), он отправился на поиски жены, Надежды Николаевны. Пройдя шесть сотен километров, он вывел жену из фронтового пригорода блокадного Ленинграда, из г. Пушкина. Ульяновы долго скрывались в деревне близ Чудского озера. В 1943-м немецкая администрация отправила их в Германию. Николай Иванович работал сварщиком, жена – по специальности (выпускница мединститута) в лагерном госпитале. В 1945-м, побывав в американском лагере для «перемещённых лиц» («ди-пи»), уклонившись от убийственной репатриации, Ульяновы скрылись в Марокко. Позже переехали в Канаду, затем в США. Ульянов много лет преподавал в Йельском университете. Умер 7 марта 1985 г. Похоронен на университетском кладбище. На светло-розовом граните православный крест и несколько строк из Георгия Иванова, в которых ужас смерти вплетён в ужас от потери России. 

Сюжет жизни Ульянова тем трагичней и насыщенней, что он был «очень культурный человек, но своеобразный, одиночка». Независимость его мысли поражала утончённых эстетов. Поэт Георгий Иванов писал Роману Гулю, что такая независимость «была – без преувеличений – у Чаадаева или К.Леонтьева. И это меня в нём всегда восхищает. А я не из любителей восхищаться, сами знаете».

Примечательно, когда Николай Ульянов возглавлял русскую редакцию радиостанции «Освобождение» (впоследствии русофобская «Свобода»), он воспротивился идеологической установке куратора из ЦРУ, отказался отождествлять «коммунизм» и «Россию», отказался подменять понятия и через три месяца был уволен.

Посмертная известность Ульянова растёт. В постсоветское время о нём опубликовано уже свыше полутора сотен работ. По оценочной шкале характеристики сместились от «третьестепенный писатель» (славист Никита Струве; впрочем, сказано по недоразумению, с досады) до «крупнейший представитель русской исторической науки» (современный исследователь, вдумчивый историк Пётр Базанов).

2.

Украинский вопрос «задел» Ульянова в Германии, в лагере. Из воспоминаний о нём сохранилась его фраза: «Особенно ужасны бандеровцы». В Марокко один из эмигрантов в частном письме заметил: «Много работает доц. Ульянов, историк, интересующийся гл. обр. национальным и украинским вопросом» (1949). В тот период Ульянов бывал в Париже, в средоточии осколков русской жизни, где сошёлся с крупнейшими деятелями культуры первой волны эмиграции: Борисом Зайцевым, Ириной Одоевцевой, Георгием Ивановым, Ниной Берберовой, философом Н.О. Лосским. Последний произвёл на Ульянова сильное впечатление, в том числе своими взглядами на украинский вопрос. Свою лепту в «Происхождение украинского сепаратизма» внесла и Канада, где Ульянов (1953-1955) читал лекции по истории русской революции, выступал с докладами в русском Свободном университете, вёл исследовательскую работу по средневековой малороссийской тематике и имел опыт живого личного общения с представителями украинских националистических группировок, коих было в Монреале больше, чем ныне во Львове. Позже Николай Лосский сфокусировал свою точку зрения в работе «Украинский и белорусский сепаратизм» (1958), в которой, в частности, отметил: «В наше время среди украинцев-эмигрантов сильно развился украинский национализм, пропитанный ненавистью к России, доходящий до утверждения, что враг номер один - не коммунизм, а русский народ. После падения советской диктатуры такие украинцы хотят отделения Украины от России и образования от неё самостоятельного государства. Но ведь в течение всей своей истории украинцы считали себя русскими и, соединившись в ХVII веке с Россией, естественно так слились с нею, что в большинстве случаев в общественной жизни даже и вопрос не подымался о том, кто великоросс и кто малоросс...» Эту статью Лосского можно считать исходным пунктом исследования Ульянова.

После выхода монографии «Происхождение украинского сепаратизма» националисты, будучи не в состоянии что-либо возразить по сути, прибегли к доносам. Ульянов пригласил их принять участие в публичной дискуссии; те благоразумно уклонились. Прочность позиций Ульянова с годами не умалилась. Когда книжку «Происхождение» на «Радио "Свобода"» дали для прочтения «одному из наиболее образованных членов украинской редакции, галичанину», тот нашёл лишь одну ошибку: Ульянов назвал примаса униатов Андрея Шептицкого, ратовавшего за раскол РПЦ, «младшим братом будущего военного министра в правительстве Пилсудского»; тот был старшим. 

3.

Монография читается как увлекательная повесть, главная героиня которой – «идея украинского сепаратизма», «интимная» тайна которой, отличающая её от всех других подобных явлений, – искусственность, выдуманность. 

О чем, собственно, речь? 

Н.И. Ульянов даёт совершенно неожиданный взгляд на казачество, предупредив: «Обычно, как только речь заходит о запорожском казаке, встает неотразимый образ Тараса Бульбы, и надобно глубокое погружение в документальный материал, в исторические источники, чтобы освободиться от волшебства гоголевской романтики». 

Исследователь показывает два укоренившихся взгляда на казачество. С одной стороны, усвоено, что казачество «явление дворянско-аристократическое - "лыцарское"», из чего следует сравнение запорожской Сечи со средневековыми рыцарскими орденами. С другой - что «казачество воплощало чаяния плебейских масс и было живым носителем идеи народовластия с его началами всеобщего равенства, выборности должностей и абсолютной свободы». Ульянов показывает, что обе эти точки зрения ошибочны – «не казачьи, и даже не украинские». Первая имеет польское происхождение. Вторая – революционно-демократическое. Сущность разноплеменного казачества – хищничество. Оно никогда не имело своей целью борьбу за свободу народа или за православие – против униатства или ислама, но всегда с готовностью служило и королю, и султану, охотно грабя кого угодно, продавая православных малороссов в рабство и закрепощая их в своих малороссийских или молдавских владениях. В поэмах К. Рылеева «алчные казачьи страсти прикрывались ризой гражданских добродетелей, сословные путчи гетманской эпохи возводились в ранг жертвенных подвигов во имя свободы, а добычники и разбойники выступали в обличии Брутов и Кассиев…». Первоисточник выдумок и прямых фальсификаций – знаменитая «История Русов», которая появилась в начале ХIХ века и воспитала многих, в том числе Тараса Шевченко. Ульянов показывает, что извращения «Истории Русов» - «результат не невежества, а умышленной фальсификации. Это нашло выражение, прежде всего, в обилии поддельных документов…».

Монография прослеживает путь «идеи» от сепаратистских настроений казацкой старшины XVII века до мечтаний о чуть ли не всемирном господстве.

Нынешний поборник идеи на всё это скажет: «Пусть так, идея отделения от Русского мира возникла как плод фальсификаций, но вот факт: государство-то ныне худо-бедно существует!»

Увы, существует квазигосударство, манипулируемая извне химерическая структура, о назначении которой большинство жителей Украины не ведает. Мы видим, что при всех самых благоприятных условиях создать государство на стыке ХХ и ХХI веков не удалось, как не удалось его создать и в ХVII веке.

«Казачья "демократия" была на самом деле охлократией (властью разбойной толпы. – О.Б.), - писал в 1966 году Николай Иванович Ульянов. – Не здесь ли таится разгадка того, почему Украина не сделалась в свое время самостоятельным государством? Могли ли его создать люди, воспитанные в антигосударственных традициях? Захватившие Малороссию "казаченки" превратили её как бы в огромное Запорожье, подчинив весь край своей дикой системе управления. Отсюда частые перевороты, свержения гетманов, интриги, подкопы, борьба друг с другом многочисленных группировок, измены, предательства и невероятный политический хаос…»

О неспособности создать своё государство после проведения очередного переворота уже в ХХI веке говорит и то, что ныне процесс возглавили Вальцманы, Турчиновы, Коломойские, Яценюки, Гройсманы, Аваковы плюс целая группа управленцев «евро-американцев». Правильнее сказать не «возглавили» - им было велено возглавить. Цель, с которой создаётся ныне это опасное государственное образование, - конструирование взрывного устройства под боком у России.

Вникаем в Ульянова…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Украина  Россия 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.