Расстрел Charlie Hebdo: трагический урок Европе
166

Расстрел Charlie Hebdo: трагический урок Европе

Кровавые события в Париже 7 января заставили вспомнить о том, что концепция «столкновения цивилизаций» как способа управления общественно-политическими процессами начала разрабатываться на Западе – не только в теоретическом, но и в прикладном плане – со времени появления в 1990 году работы британского востоковеда Бернарда Льюиса «Корни мусульманской злобы», где ислам был представлен как реакционная, не поддающаяся модернизации религия, питающая ненависть к Западу, ценности которого сформировались якобы под влиянием комплекса «иудеохристианства». 

        ***

Над созданием в голове европейца «образа врага»  работает огромный штат  информационных бойцов, среди которых парижский сатирический еженедельник Charlie Hebdo играет особую роль, ибо его главное оружие – антирелигиозная провокация под прикрытием свободы слова.  

Основанный в 1970 году левыми журналистами как орган «революционной критики», Charlie Hebdo  пережил второе рождение в 1992 году, когда редакцию возглавил Филипп Валь, последователь сиониста Бернара Анри-Леви, сыгравшего заметную роль в эскалации напряжённости в Ливии, а затем на Украине.  С тех пор фирменным знаком Charlie Hebdo стали оскорбления религиозных чувств мусульман и католиков.

Первый громкий скандал вокруг  Charlie Hebdo разразился в 2006 г., когда этот еженедельник опубликовал серию карикатур на пророка Мухаммеда, взятых из датской  газеты Jyllands-Posten. Публикация вызвала волну негодования и многочисленные протесты. Мусульманские организации потребовали запретить номер, но у сатирического издания оказались мощные покровители.

В 2009 году главным редактором Charlie Hebdo стал Стефан Шарбонье («Шарб»),  продолживший линию на разжигание чувств ненависти и антифранцузских настроений среди мусульман. В условиях развязанной Западом войны против Ливии Charlie Hebdo беспощадно и цинично высмеивал тех, кого бомбила авиация стран НАТО. Как написал один из исследователей, «Шарли был типичным органом пропаганды военного времени, когда карикатура на врага является классикой». 

Своё кредо Шарбонье  излагал предельно откровенно: «…мы стараемся заниматься провокациями каждую неделю. Провокация — это наш хлеб насущный». Своё издание он называл «последним обломком независимой прессы».

В 2011 г. редакция Charlie Hebdo впервые подверглась нападению – её забросали бутылками с зажигательной смесью, в результате чего произошёл пожар. Случилось это в ночь, когда должен был выйти номер с названием «Шариат Эбдо», редактором которого был указан… пророк Мухаммед. В 2012-м и 2013 году появились новые карикатуры на Мухаммеда, с осуждением которых выступили уже и религиозные организации, и политики. Однако редакция не реагировала… В последнем номере, вышедшем 7 января, в день,  когда «Шарб» и его коллеги были расстреляны из автоматов, Charlie Hebdo поместил в своём издании очередную провокационную картинку, где был изображён джихадист, который на реплику «Во Франции уже давно не было терактов» отвечает: «Подождите до конца января…»

И в том же номере от 7 января помещена передовица, посвященная новому роману  французского писателя Мишеля Уэльбека, скандально известного своим заявлением «Ислам – глупая и опасная религия». Книга Уэльбека «Покорность» (Soumission)  написана в жанре политической антиутопии:  предсказан приход в Елисейский дворец президента-исламиста, победившего на выборах 2022 года лидера националистов Марин Ле Пен. Новый глава государства начинает исламизировать Францию, а затем и другие европейские страны, вводя законы шариата, которые

европейцы покорно принимают. 

Книга поступила в продажу в тот же день, 7 января, но ещё до этого послужила причиной ожесточённой дискуссии, в ходе которой возмущённые мусульманские организации обвинили Мишеля Уэльбека  в разжигании  исламофобии и расовой ненависти.      

Теракт 7 января вызвал мощную и молниеносную реакцию во всём Западном мире. Представители различных политических сил Франции проявили  полное единодушие, заявив, что Франции и её демократическим ценностям, в первую очередь  свободе слова и печати, объявлена война, что наилучшим ответом на это будет национальное единство «перед лицом терроризма и варварства». Очень многие, от Папы Римского до Генерального секретаря ООН, поддержали эту позицию, охарактеризовав  теракт как варварское преступление. Во всех странах синхронно начались хорошо срежессированные акции Jesuis Charlie («Я Шарли»), участники которых были одеты в одинаковые футболки и несли одинаковые плакаты.

Однако никто на Западе после парижской трагедии 7 января ещё не высказался внятно по поводу извращённых представлений о «свободе слова», которая рождает безответственность, несущую в конечном счёте угрозу жизни людей и гражданскому миру. 

7 января 2015 года мощная волна протеста против «варварского исламистского фундаментализма»  была поднята практически в точности по сценарию  антиисламской кампании, развязанной  в США после 11 сентября 2001 года.

О том, что может последовать дальше, пишет курдский политолог из Ирака Рамазан Османов, 15 лет непосредственно наблюдающий за строительством американцами «Большого Ближнего Востока»: 

«Сейчас, пугая весь мир террористическим «Исламским государством», американцы официально получают право оккупировать Сирию и вновь Ирак… Согласно нашему анализу, халифат двинется на Кавказ и в Европу. Это будет Армагеддон. Здесь, на Ближнем Востоке, хоть кто-то воюет и сопротивляется. А в Европе исламисты достигнут бешеного успеха. Европейцы - кролики, которые отвыкли воевать. Если десять опытных террористов ИГ войдут в мирный европейский город, они его возьмут. Уж поверьте мне! Кроме того, у них повсюду сидят свои люди. Марсель и Брюссель - это уже арабские города, где даже полиция боится вмешиваться».

* * *

Среди европейских аналитиков очень немногие позволяют себе честно и трезво оценить ту ситуацию, которая сложилась после бойни в Париже. Среди немногих - Тьерри Мейсан, главный редактор сайта Réseau Voltaire, 7 января опубликовавший статью, в которой он предположил, что нападение на  Charlie Hebdo – это «французское 11 сентября». По его мнению, это была не месть журналистам, а провоцирование европейской гражданской войны в рамках стратегии «столкновения цивилизаций». Те, кто подготовили нападение, пишет Тьерри Мейсан, знали, что они вызовут раскол между французами-мусульманами (во Франции их около 6 миллионов) и французами-немусульманами. «Мы не знаем, кто заказал эту профессионально подготовленную операцию против Charlie Hebdo, но нам не стоит теряться в догадках. Следует рассмотреть все гипотезы, а на данный момент принять, что самой вероятной целью было разделить нас, а заказчики, вероятнее всего, находятся в Вашингтоне»,  заключает Тьерри Мейсан.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Франция 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.