Разведка Аргентины против агентуры США и Израиля
40 0 0

Разведка Аргентины против агентуры США и Израиля

Два громких самоубийства последнего времени – одно во Франции, другое в Аргентине - очень похожи. Был найден мёртвым комиссар французской полиции Фреду, успешный и востребованный профессионал, который расследовал теракт в редакции еженедельника Charlie Hebdo. По официальной версии, комиссар застрелился в служебном кабинете из табельного оружия, так и не завершив подготовку отчёта о громком террористическом акте в Париже. 

Накануне рокового выстрела в голову комиссар Фреду дал интервью, в котором рассказал, что в деле «много неожиданных нюансов, но мы всё раскроем». Может быть, именно из-за этого обещания покровители террористов и поторопились расправиться с комиссаром. Потом в СМИ была запущена версия о его неврастении, подавленности и «эмоциональном выгорании». Особого рвения в расследовании скрытых пружин гибели комиссара Фреду французские власти не проявили, хотя примерно в эти же сроки покончил с собой еще один полицейский агент, следивший за «воинами джихада». Аргументированная аналитика в блогах по горячим следам парижских событий, которая указывала на след ЦРУ и Моссада, постепенно исчезла из Интернета. 

Аналогичное по своей сути происшествие имело место в Буэнос-Айресе, где в январе выстрелом из пистолета покончил с собой прокурор Альберто Нисман, расследовавший давнее, 1994 года, дело о взрыве Еврейского культурного центра. Нисман сосредоточился на разработке «иранского следа» и версии о том, что президент Кристина Киршнер и министр иностранных дел Эктор Тимерман пошли на закулисный сговор с Ираном, чтобы нормализовать отношения с этой страной. Отказ Буэнос-Айреса от схемы конфронтации с Ираном, навязанной аргентинцам с самого начала расследования в 1990-х годах, вызвал резкое недовольство в Вашингтоне и Тель-Авиве.

Несмотря на тесные связи Нисмана с посольствами США и Израиля, регулярные поездки в эти страны для консультаций, прокурор не смог получить убедительных доказательств сговора Киршнер и иранцев. Крупно подвёл его и бывший шеф разведслужбы Аргентины Антонио Стиусо. Установлено, что перед смертью Нисман настойчиво звонил Стиусо, поскольку тот обещал прокурору распечатки секретных телефонных разговоров Кристины о «сделке с иранцами». Стиусо на связь так и не вышел, так как подобных материалов у него не было. Коллеги из окружения Стиусо ссылаются на то, что его самого подставила резидентура ЦРУ, пообещав передачу записей телефонных разговоров Кристины. Накануне слушаний в парламенте широко разрекламированные утверждения Нисмана о «преступном плане» президента Киршнер не получили даже минимального документального подтверждения. «Меморандум о взаимопонимании с Ираном», который был подготовлен аргентинскими юристами и дипломатами для выхода из тупика в отношениях с Тегераном и который ставят в вину Кристине, обсуждался в обеих палатах парламента и был одобрен.

На этом фоне все чаще звучала критика в адрес аргентинской разведки, не сумевшей получить убедительные доказательства об организаторах взрыва в Еврейском культурном центре. Сейчас критики не меньше – в связи со смертью Нисмана. В Аргентине с самыми острыми заявлениями по этому поводу выступил Хуан Габриэль Лабаке (Juan Gabriel Labaké), адвокат одного из обвиняемых по делу о взрывах в Буэнос-Айресе. Он заявил, что завершение работы прокурора над докладом и его смерть «меняет всю ситуацию». По оценке адвоката, Нисман «является жертвой зловещих сил, которые… убрали его, чтобы он не заговорил. Его заставили подготовить доклад, и потом он стал больше полезен мертвым, чем живым. Он был неприятным свидетелем и попутно дестабилизировал Национальное правительство. Неприятным для тех, для кого изготовил доклад. Для ЦРУ. Я не говорю, что ЦРУ убило Нисмана, но главным подозреваемым является ЦРУ». 

По словам Лабаке, он получил доступ к совместному документу ЦРУ и Моссада, подготовленному по всему кругу вопросов, связанных со взрывами в Буэнос-Айресе. С этим материалом адвоката ознакомил («под расписку») Нисман. По оценке адвоката, «это документ, полный фантазий, как многие другие, которые изготавливают разведывательные службы… Там же находятся показания двух иранских террористов, сбежавших из Ирана и укрытых ЦРУ на секретной военной базе в Ираке… Этих двух персонажей ЦРУ использует так, словно они являются ценными свидетелями, и на основе их показаний обвиняют Иран. Эти обвинения и повторяются Нисманом. 

Лабаке обнаружил другие тезисы из доклада ЦРУ и Моссада, дословно переписанные Нисманом, и передал в прокуратуру заявление, в котором обвинил прокурора (ещё при его жизни) в «предательстве, подрыве дружественных отношений аргентинского правительства с иностранным государством, в задержке правосудия, злоупотреблении властью, дискриминации и преследовании по религиозным мотивам». По мнению Лабаке, смерть Нисмана не будет последней в рассмотрении этого дела: «Чтобы быть уверенными в благополучном разрешении проблемы, им придётся ликвидировать ещё одного или двух». Адвокат вновь подчеркнул, что во всём подозревает ЦРУ.

Как заявила Кристина Киршнер, формируемое Федеральное разведывательное агентство Аргентины приступит к работе в апреле. Аргентинцы одобряют решительность мер по замене прежнего скомпрометировавшего себя серией скандалов Секретариата разведки (SI). Претензий у власти к SI накопилось предостаточно: это и самоволие Секретариата, и вмешательство руководства SI во внутриполитическую борьбу, и коррупция в аппарате. История Секретариата разведки, как и его предшественницы SIDE, полна фактами незаконного шпионажа, репрессий, использования фальшивых доказательств, торговли информацией и влиянием.

Как следствие, проникновение в SI иностранных спецслужб, в первую очередь ЦРУ и Моссада. Делалось это по разным каналам, включая официальные, под предлогом координации действий в борьбе с терроризмом и наркотрафиком. Эти легальные возможности использовались для изучения кадрового состава аргентинской разведки, характера её операций в странах Западного полушария, Европе и других регионах. Под вывеской «дружественного сотрудничества» спецслужбы США и Израиля вели целенаправленную вербовочную работу в руководящих структурах SI, в её оперативных и технических подразделениях.

Сейчас посольство США в Буэнос-Айресе прикладывает руку к тому, чтобы сомнительные обстоятельства смерти прокурора Нисмана всячески раздувались, установленные прежде факты опровергались, в оборот попадали всё новые свидетельства, цель которых - дестабилизация правительства Кристины Киршнер. 

Почему разворачивается атака на правительство Аргентины? Если взрыв башен-близнецов в Нью-Йорке был использован для оправдания вторжения США и НАТО в Афганистан, распространение хаоса на Ближнем Востоке, то террористическая атака во Франции стала сигналом к началу раскачивания континентальной Европы как части огромной зоны грядущей нестабильности от Гибралтара до Жёлтого моря. Усилия по свержению правительства Аргентины преследуют целью создать эффект домино в распространении хаоса в Латинской Америке, ослабить Бразилию и «популистские государства», демонтировать интеграционные объединения на континенте (Mercosur, Celac, ALBA, Unasur и др.). 

Способ подачи информации о смерти Нисмана задал телеканал CNN, который в Латинской Америке воспринимается как инструмент ведения грязных пропагандистских войн. Корреспондент Дрю Гриффин (Drew Griffin) так прокомментировал это дело: «Всё указывает на самоубийство. Однако в стране, где политика столь же запутана и полна интриги, как танго, конспиративные теории зарождаются в газетных киосках и барах. Каков вывод? Это убийство частично организовано Кристиной Фернандес де Киршнер». Ноах Мамет, посол США в Аргентине, при встречах с официальными аргентинскими лицами настойчиво напоминает о предложении Вашингтона оказать профессиональную помощь в расследовании обстоятельств смерти прокурора. И всякий раз подчёркивает, что аргентинское следствие не должно отклоняться от главной задачи - досконального выявления «иранского следа». 

Министр иностранных дел Аргентины Эктор Тимерман, отвечая на запрос американских законодателей, отверг какую-либо возможность допуска США к расследованию смерти Альберто Нисмана: «Не понимаю, почему они думают, что ФБР способно разрешать проблемы во всём мире». Президент Киршер отреагировала ещё резче: «Мы не являемся ни страной четвёртой категории, ни банановой республикой, чтобы кто-то приезжал к нам давать советы».

Её позиция вызывает неприкрытое раздражение в Вашингтоне и Тель-Авиве. Как признавалась Кристина, она не раз получала угрозы, определить источник которых разведке не удавалось. Президент Аргентины всегда отличалась стойкостью и мужеством, поэтому она просит аргентинцев иметь в виду: «Если со мной что-то произойдёт, не смотрите на восток, смотрите на север». То есть в сторону Соединённых Штатов. 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.