Закрытие Лондонского золотого фиксинга – признак радикальных изменений мировой финансовой системы
408

Закрытие Лондонского золотого фиксинга – признак радикальных изменений мировой финансовой системы

Одной из главных финансовых новостей прошедшей недели стало прекращение с 20 марта работы Лондонского золотого фиксинга (London Gold Fix - LGF) – системы фиксации цены на жёлтый металл. Система была создана в 1919 году, она немного не дотянула до своего векового юбилея. Принцип функционирования LGF был достаточно простым: цены на драгоценный металл устанавливались на встречах нескольких авторитетных участников лондонского рынка золота путем выставления заявок на продажу металла и его покупку. Цена фиксировалась в тот момент, когда суммарные объемы заявок на продажу и на покупку золота совпадали и возникала так называемая цена равновесия. В LGF было пять участников - компаний и банков, входивших в Лондонскую ассоциацию рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association - LBMA). Административным обеспечением работы LGF занималась компания London Gold Market Fixing Ltd. 

На протяжении многих десятилетий считалось, что LGF – идеальный инструмент ценообразования на мировом рынке золота. Котировки LGF использовались по всему миру, прежде всего, для установления цен на металл в контрактах на физическую поставку металла. К этим котировками привязывались также операции с производными финансовыми инструментами, основанными на золоте (так называемое бумажное золото). Котировки также использовались для учета запасов монетарного золота и оценки обязательств и требований, привязанных к драгоценному металлу (например, банковские депозиты, номинированные в золоте). 

О недостатках указанного механизма ценообразования обычно ничего не говорилось, а между тем со временем вопросов по поводу функционирования LGF возникало все больше. Особенно в последние 10-20 лет. 

Начиная с 1970-х гг., когда произошел демонтаж Бреттон-Вудской системы, золото де-юре перестало выполнять функцию монетарного металла и стало обычным биржевым товаром. Было бы логично перевести торговлю золотом (и ценообразование на металл) в режим обычных операций на товарной бирже. LGF в последние десятилетия выглядел как анахронизм, как старомодная надстройка, в чем-то дополняющая, а в чем-то заменяющая обычные биржевые торговые площадки, работающие с цветными и драгоценными металлами. 

Наиболее прозорливые эксперты отмечали, что LGF – идеальный для Ротшильдов инструмент контроля над рынками золота. Как известно, золотой стандарт был создан в XIX веке благодаря стараниям Ротшильдов. После наполеоновских войн эта семья сконцентрировала в своих руках основную часть европейского золота, а золотой стандарт их сказочно обогащал, так как создавал устойчивый спрос на драгоценный металл. Причем Ротшильды не продавали этот металл центральным банкам и казначействам разных стран мира, а давали в виде золотых кредитов. Первая мировая война временно остановила функционирование механизмов золотого стандарта. Однако Ротшильды не растерялись, они создали в 1919 году LGF, продолжая контролировать мировой рынок золота через механизм Лондонского золотого фиксинга. 

Главным в пятёрке влиятельных членов LBMA являлся лондонский банк Ротшильдов N M Rothschild & Sons, созданный в начале XIX века Натаном Ротшильдом. Остальные члены «золотой пятерки» также были связаны невидимыми нитями с кланом Ротшильдов. Можно сказать, LGF был семейным бизнесом Ротшильдов. Правда, в 2003 году банк N M Rothschild вышел из золотого фиксинга, но это не означало, что Ротшильды оставили золото. Они продолжали незримо контролировать LGF. Просто к тому времени накопилось множество разного рода злоупотреблений на рынке жёлтого металла. В любой момент ситуация могла выйти из-под контроля с риском возникновения вселенского скандала. Чтобы не быть вываленными в грязи, эти «финансовые гении» (Ротшильды) поспешили уйти в тень. В том же 2003 году было много интересных событий в мире золота, информацию по которым подконтрольные Ротшильдам СМИ всячески блокировали. Например, именно тогда были зафиксированы первые операции с так называемым «вольфрамовым золотом», но на первые полосы мировых СМИ скандальная тема «вольфрамового золота» вышла только лет десять спустя. 

Упразднение LGF связано с той большой игрой, которую ведут главные «хозяева денег» - клан Ротшильдов и клан Рокфеллеров (те и другие входят в состав ведущих акционеров ФРС). Главная ставка Ротшильдов в этой игре – золото, главная ставка Рокфеллеров – доллар как мировая валюта, сходящая с печатного станка Федерального резерва. Соотношение сил двух главных «хозяев денег» (они и партнеры, и конкуренты) определяется парой «доллар – золото». Известно, что с некоторых пор цена на жёлтый металл сильно занижена. К тому максимуму золотой цены, который был достигнут в начале 1980 года (850 долларов за тройскую унцию), рынок больше не приближался. Замечу, что речь идет о ценах сопоставимых, а не номинальных, давно переваливших за 1000 обесцененных долларов. Отсюда вроде бы следует вывод о выигрыше Рокфеллеров и ослаблении позиций Ротшильдов. Однако велика вероятность того, что это лишь тактическая уловка Ротшильдов, вознамерившихся превратить своё временное отступление в стратегический проигрыш Рокфеллеров. 

Есть много косвенных признаков того, что Ротшильды участвовали в игре на понижение золота, что автоматически вело к усилению доллара, но это не финансовый мазохизм. Последние два десятилетия Ротшильды, используя различные теневые и криминальные схемы, скупали драгоценный металл, для чего им, естественно, нужны были максимально низкие цены. На это, между прочим, работал и Лондонский золотой фиксинг. Золото качали из разных источников, но главными были золотые резервы центральных банков и казначейств. Наиболее крупным резервом был запас Казначейства США (по официальным данным, 8100 тонн), хранящийся в Форт-Ноксе. Аудиту хранилища Форт-Нокса не подвергались уже более шести десятков лет, и вероятность того, что кто-нибудь найдёт там те самые 8 тысяч тонн золота, которые фигурируют в официальных документах ФРС и Минфина США, по моим оценкам, намного меньше 1%. У одного из наиболее активных критиков денежных властей США конгрессмена Рона Пола оценка ещё ниже. 

Есть множество фактов, свидетельствующих о манипуляциях с золотом, в которых принимали участие ФРС, Казначейство США, Банк Англии, многие банки Уолл-стрит и лондонского Сити, «золотая пятёрка» LGF и др. В начале текущего десятилетия компромат по операциям с золотом настолько возрос, что органы финансового надзора и контроля США, Великобритании, ЕС вынуждены были как-то реагировать. Сразу же после окончания первой волны мирового финансового кризиса против «неприкасаемых» банков Уолл-стрит, лондонского Сити, континентальной Европы были начаты расследования по подозрениям в злоупотреблениях. Наиболее громкие скандалы – манипуляции банков с процентными ставками ЛИБОР и котировками валютных курсов. Были вынесены достаточно суровые вердикты, банки выплатили миллиардные суммы штрафов и отступных. Расследования возможных махинаций с золотом долго откладывались (рынок золота – святая святых мировой финансовой системы), но в конце концов дошло дело и до LGF. 

Когда в прошлом году запахло жареным, у одного из членов «золотой пятерки» нервы не выдержали. Речь идет о Deutsche Bank. Он пытался продать свое место в LGF, но желающих купить это место не нашлось. В августе 2014 года Deutsche Bank трусливо покинул LGF. Впервые вместо «золотой пятерки» возникла «четвёрка». Это Scotia Mocatta, HSBC, Societe Generale, Barclays Capital. Ещё до этого финансовый регулятор Великобритании - Financial Conduct Authority (FCA) – начал расследование в отношении Barclays Capital. Британские власти пытались тогда затушить разгорающийся скандал смехотворно малой суммой штрафа (около 30 млн. евро), наложенного на подконтрольный Ротшильдам банк Barclays. 

Свои расследования манипуляций на рынке золота стали вести также финансовые органы Швейцарии и Германии. В поле их зрения попали не только банки, участвующие в LGF, но и другие крупные игроки на рынке драгоценных металлов (золота, серебра, платины). Выяснилось, что эти игроки имели тесные связи, с одной стороны, с банками, входящими в LGF, с другой  - с центральными банками некоторых стран, а также с Банком международных расчетов (БМР). Информация взрывоопасная. По моему мнению, это ускорило принятие решения о закрытии золотого фиксинга. 

Многие, говоря о злоупотреблениях «золотой пятёрки» (позднее – «золотой четвёрки»), почему-то называют их «манипуляциями с ценами на золото». Да, возможности ценовых манипуляций там действительно существовали. Например, путем регулирования количества и объемов заявок на покупку и продажи драгоценного металла. Расследование манипуляций с котировками валютных курсов, проводившееся в 2012-2014 гг., показывает, что там «регулирование» поступления заявок имело место, так почему бы подобное «регулирование» не распространить на золото? Однако всё-таки главное злоупотребление заключалось не в манипуляциях с ценами, а в том, что участники LGF были монопольными владельцами инсайдерской информации о том, какими окажутся цены на «выходе». Процедура утряски цен могла длиться от нескольких минут до нескольких часов. Даже если участник рынка золота получал ценовую ориентировку с опережением на несколько секунд (до официального обнародования котировки), он мог заработать на этом громадные деньги. Особенно учитывая, что многие спекулянты любят работать с «бумажным золотом» (обороты такого золота в несколько раз превышают обороты на рынке физического золота). Скорее всего, зарабатывали на инсайде сами Ротшильды, передавая информацию подконтрольным им структурам.

Как будут развиваться события на мировом рынке золота дальше, сказать трудно. Новая система ценообразования, судя по поступающей информации, напоминает максимально прозрачный аукцион, к которому допустят как можно больше участников. Говорят, что главным участником этого «широкого золотого фиксинга» станут китайские банки и компании. Если так, то цена на золото должна быстро пойти вверх. Впрочем, посредством корректировки правил «широкого золотого фикинга» этот процесс можно регулировать, не допуская запредельных перегрузок. 

Многие закулисные моменты истории закрытия LGF пока не известны. Можно выстраивать лишь версии, и одна из версий такова, что перекачка золота в сейфы Ротшильдов уже закончилась. Механизмы занижения цен на драгоценный металл им больше не нужны. Они и стали главными инициаторами закрытия LGF. Логика тут такая: чем быстрее закроешь лавочку под названием LGF, тем меньше шансов, что кто-то докопается до грязных махинаций «финансовых гениев». 

Возможна и другая версия. Перекачка золота не была доведена до конца, но риск утечки информации о грязных махинациях с золотом резко возрос. Закрытие LGF происходило в спешном, авральном режиме, действовали по принципу «концы в воду». 

Третья версия. Закрытие LGF стало результатом обострения грызни между Ротшильдами и Рокфеллерами. Рокфеллеры решили нанести удар по ахиллесовой пяте Ротшильдов – LGF. В пользу этой версии говорит то, что уже в начале 2015 года было известно, что LGF прекращает свою работу. Можно было всё плавно спускать на тормозах, но неожиданно в феврале Министерство юстиции США начало широкомасштабное расследование, связанное с возможными махинациями на рынке драгоценных металлов. Под подозрение попали по меньшей мере 10 банков: Barclays, JPMorgan Chase, Deutsche Bank, HSBC, Credit Suisse, UBS, Goldman Sachs, Societe Generale, канадский Nova Scotia и южноафриканский Standard Bank. В списке, как видим, фигурируют и JPMorgan Chase, и Goldman Sachs, которые находятся под сильным влиянием Ротшильдов, особенно второй. 

В любом случае закрытие Лондонского золотого фиксинга – признак того, что мировая финансовая система находится на очень серьёзном переломе. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.