О некоторых последствиях соглашения в Лозанне
33 0 0

О некоторых последствиях соглашения в Лозанне

Успешное завершение переговоров в Лозанне по иранскому «ядерному досье» вселяет надежду на то, что работа Венского конгресса, установившего 200 лет назад основы современной дипломатической практики, ещё сохраняет своё значение. Хотя, казалось бы, после развала СССР мир стал свидетелем возвращения к древнему способу разрешения международных проблем с помощью «удавки» принуждения и «топора» прямых агрессий со стороны возглавляемого англосаксами сообщества сильнейших западных государств.

Как в добрые старые времена, напряженная работа дипломатов по вопросу об иранской ядерной программе привела к компромиссному решению. Хотя, заметим, весьма хрупкому и в чем-то неполному. До снятия санкций ООН с Ирана нужно ждать целый год, а что будет с «индивидуальными» санкциями, введёнными США, вообще непонятно. Их отмену еще должен одобрить конгресс. Тем не менее Лозанна - это повод поразмыслить о том, какие изменения могут произойти в мире в связи с достигнутым соглашением.

Изменения в первую очередь коснутся США как главного инициатора «дела об иранском атоме». Миру до сих пор не ясно, насколько серьезно Тегеран был намерен войти в клуб ядерных держав, но Вашингтон в полной мере воспользовался косвенными признаками таких намерений, чтобы загнать главного регионального противника Израиля в изоляцию. Кампания против Ирана, подозреваемого в том, что он работает над созданием атомной бомбы, была начата в 2003 году, когда у Ирана практически никакой научно-производственной базы не было, а привела она к тому, что в 2014 году персы вплотную подошли к этапу обогащения урана до 20%, что и требуется для создания ядерного оружия.

Для Барака Обамы на фоне неудач американской внешней политики в разных районах мира провал на иранском направлении грозил стать самым тяжелым. Здесь вашингтонская политика «удавки и топора» обнаружила свою несостоятельность с особой силой. Ее итогом стал призрак новой ядерной державы, постучавшийся в двери Белого дома.

Теперь президент Обама действует с несвойственной ему оперативностью. Судя по всем признакам, американские переговорщики получили жесткое указание добиться компромисса во чтобы то ни стало. И они добились его, пойдя на уступки Тегерану, - одну треть мощностей по обогащению урана иранцы за собой оставляют. Это вызвало взрыв возмущения в Израиле, где полагают, что персы вчистую выиграли всю партию. Они освобождаются от санкций, но сохраняют за собой право на обогащение урана. То, что МАГАТЭ на сей раз будет иметь полный доступ к контролю за иранскими ядерными объектами, израильских руководителей мало успокаивает.

Однако у Белого дома не было иного выхода. Барак Обама был вынужден проигнорировать озабоченности израильтян, чтобы добиться хотя бы одного внешнеполитического успеха за все шесть лет своей работы на посту президента. Тем более этот успех удачно вписывается в его образ лауреата Нобелевской премии мира. 

Вместе с тем забитый американцами «гол престижа» мгновенно вызвал к жизни процессы, обещающие серьезно изменить расстановку сил на Ближнем Востоке.

Соглашение еще не было подписано, а коалиция арабских государств во главе с Саудовской Аравией уже начала военную операцию в Йемене против военизированных формирований хуситов (йеменских шиитов). Саудовское королевство имеет все основания для беспокойства, так как взятие шиитами под контроль Баб-эль-Мандебского пролива может иметь для правящей династии катастрофические последствия. Старинный соперник Эр-Рияда – Тегеран – выходит на арену сразу с двумя новыми козырями на руках.

Во-первых, открывается перспектива свободного вывоза иранской нефти через Ормузский пролив, так как соглашение в Лозанне ликвидирует угрозу его блокады. Появление на мировом рынке больших объёмов нефти из Ирана ограничит маневр саудитов на этом рынке до минимума. Исчезает смысл их игры на понижение цен для устранения конкурирующей американской сланцевой нефти. Эта игра рассчитана максимум на один-полтора года, после чего саудовская казна начнет угрожающе худеть. Наступит необходимость поднимать цены, но Иран, привыкший к санкциям, в состоянии торговать дешевой нефтью гораздо дольше, что приведёт к удушению нефтяной отрасли Саудовской Аравии. Нужно отдать должное иранским руководителям. Они умеют рассчитывать свои шаги и в состоянии пойти на жесткие меры, не боясь урезать собственные аппетиты.

Во-вторых, бесспорным козырем Ирана является перспектива установления контроля хуситов над Баб-эль-Мандебским проливом – одной из самых уязвимых точек морского транзита нефти. Ситуация очень удобна для Тегерана, так как формально хуситы отношения к нему не имеют, хотя, действуя в своих интересах, они будут действовать и в интересах Ирана. В Вашингтоне не сразу осознали, что настоящей «ядерной бомбой» Тегерана являются шиитские анклавы на Ближнем Востоке. Поставленные в условия давления со стороны Израиля и радикальных суннитских организаций, они обнаружили незаурядную способность к самоорганизации. Это относится к ливанским шиитам, создавшим движение «Хезболла», сирийским алавитам, иракским шиитам, йеменским зейдитам, шиитам Катара. По большей части все они связаны негласными каналами сотрудничества с Тегераном.

Можно сказать, что в тот самый момент, когда соглашение в Лозанне стало неизбежным, Тегеран провел молниеносную стратегическую операцию: выдвинув хуситов на Баб-эль Мандебский пролив, он наложил руку на главную коммуникацию всего Ближневосточного мира. И США молча проглотили этот выпад - ведь соглашение стало неизбежным.

Замысел иранцев и способ реализации замысла не могут не вызвать уважения. Это тот уровень владения дипломатическими и военными рычагами, который утратили рыцари «топора и удавки». 

Для Саудовской Аравии складывается тяжёлая ситуация. Даже если у хуситов сегодня нет крупнокалиберной артиллерии, способной покрывать все 29 км этого пролива, то завтра она у них появится. Хотя, строго говоря, хуситам даже не понадобится топить ни одного саудовского танкера. Оседлав пролив, им будет достаточно поиграть мускулами, чтобы дестабилизировать мировой энергетический рынок. И это сделает позиции Ирана исключительно сильными.

Ближайшие недели покажут, в каком направлении будут развиваться события. Нельзя исключать, что за попытки возвращения Баб-эль Мандебского пролива под контроль проамериканских сил понадобится заплатить такую цену, что проще будет договориться с Ираном о правилах игры. А Иран, как известно, трудный переговорщик. 

Весьма ко времени пришлось иранцам и возобновление переговоров с Москвой о поставках систем ПВО С-300. Закупки предусматриваются примерно на миллиард долларов, что существенно укрепит переговорные позиции Ирана. 

Однако и это не всё. Израиль, пугающий мир призраком иранской ядерной бомбы, пока еще не говорит о том, что соглашение в Лозанне открывает новые возможности для расширения военного влияния Ирана в мире ислама. Увеличение потока нефтедолларов будет означать также более щедрое финансирование «Хезболлы» и других шиитских отрядов, сражающихся в Сирии, Ираке, Йемене. 

Тегеран - серьезный и решительный игрок, готовый к упорной работе в области традиционной дипломатии, но без колебания прибегающий к вооруженной силе в случае необходимости. По мере снятия с Ирана санкций ситуация на Ближнем Востоке начнет меняться в его пользу. Это станет уроком для США, которые слишком увлеклись приёмами борьбы с помощью «удавки и топора» и разучились бороться на равных на дипломатическом паркете. 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.