В Сирии США стали частью проблемы, а не её решения
18 0 0

В Сирии США стали частью проблемы, а не её решения

Представителю Госдепартамента Марку Тонеру становится всё сложнее комментировать американскую политику в отношении Сирии. После четырёх с половиной лет сирийского кровопролития Вашингтон все ещё продолжает жить иллюзией скорого смещения Башара Асада. Госдеп завёл новую песню об урегулировании конфликта, чтобы, как высмеивают эту инициативу сами американцы, «начать другой процесс». Асад не может оставаться у власти, говорит Тонер, но и не должен покидать свой пост немедленно. Сирийский лидер теперь нужен американцам как часть «переходного процесса», ведущего к его же, Асада, устранению. 

К чему именно Белый дом собирается перейти в Сирии,  Вашингтон не объясняет, не может он ничего сказать и о предполагаемых сроках так называемого переходного процесса. «США ищут политического урегулирования конфликта», - говорит Тонер, но то, что это действительно так, вызывает большие сомнения. По сути, в Сирии США уже стали частью проблемы, а не её решения.

Начнём с того, что Тонер на этом брифинге комментировал встречу по Сирии, которая прошла по американской инициативе в Вене 23 октября. В четырёхсторонних переговорах принимали участие главы внешнеполитических ведомств РФ, США, Саудовской Аравии и Турции. С выбранным форматом консультаций МИД России согласился. Министр Лавров оказаться за одним столом переговоров лицом к лицу со своими оппонентами не опасается. Ведь всем известно, что Россия предлагала более широкий переговорный формат - с участием Египта, Иордании, Ирака, Ирана, Катара и спецпосланника Генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. Пока не стостоялось.

Отсутствие в Вене представителей Тегерана особенно удивило. Тонеру пришлось специально объяснять нежелание Госдепа видеть в Иране одного из главных участников политического урегулирования в Сирии. «США пока не готовы к участию Ирана в переговорах по Сирии, но не исключают этого в будущем», - заявил журналистам представитель Госдепартамента. По мнению американцев, Иран может «стать частью процесса в какой-то момент». Когда и в связи с чем это может произойти, опять же не поясняется. Это блуждание дипломатии США только на первый взгляд выглядит растерянностью. На самом деле речь идет о твёрдой, неизменной линии Вашингтона, намеренного выдавить из переговоров союзников России или просто сторонников российских действий, направленных на прекращение войны в Сирии. Однако здесь Вашингтон явно проигрывает Москве. 

С позиций международного права политику России в отношении сирийского кризиса даже на Западе стали называть безупречной. Кремль уверенно отстаивает принципиальные основы своего политического курса. В отличие от Вашингтона Москва не опускается до  шантажа тех стран, которые имеют по Сирии особую позицию. Тем более не позволяет себе разговаривать с руководством этих государств языком ультиматумов, как делают это, к примеру, американские генералы в отношении правительства Ирака.

Побывавший на прошлой неделе в Багдаде председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал морской пехоты Джозеф Данфорд потребовал от Ирака прекратить сближение с Россией. Раздражение Белого дома тем, что иракское руководство решилось на взаимодействие с Москвой и Тегераном в интересах общей борьбы с террористами, нарастало с конца сентября, когда Россия, Иран, Ирак и Сирия создали общий информационный центр в Багдаде для координации усилий по разгрому «Исламского государства» (ИГ). Если бы Пентагон был заинтересован в борьбе с ИГ, то логичным было бы его присоединение к работе этого центра, в функции которого входят сбор и анализ информации об обстановке в ближневосточном регионе в контексте противодействия террору. 

Что же так не устраивает Вашингтон, который стал выкручивать руки премьер-министру Ирака Хайдеру аль-Абади, требуя от него отказаться от сотрудничества с Москвой?  

Объяснение этому дал  президент Путин.  «Всегда трудно вести двойную игру: объявлять о борьбе с террористами и одновременно пытаться использовать часть из них для того, чтобы расставлять фигуры на ближневосточной доске, как кажется, в своих интересах», - сказал Путин, выступая на встрече дискуссионного клуба «Валдай». Он добавил, что «невозможно добиться успеха над терроризмом вообще, если часть террористов использовать как таран для свержения неугодных режимов». 

Госдеп не комментирует действия генералов и их требования к Ираку не сотрудничать с Россией. Накануне уже успевший уйти в отставку координатор американской политики по борьбе с ИГ Джон Аллен также пытался убедить премьера аль-Абади отказаться от сотрудничества с русскими в борьбе с террористами. «Я не собираюсь обсуждать дипломатические беседы», — заявил тогда представитель Госдепартамента в ответ на просьбу объяснить действия Аллена. 

Американские генералы взять на себя роль дипломатов без санкции хозяина Белого дома, естественно, не могли, как не мог председатель Объединенного комитета начальников штабов США на свой страх и риск позволить себе открыто нарушать суверенитет Ирака. С призывом к правительству премьера аль-Абади обратиться за помощью к России выступили депутаты нескольких партий правящей коалиции, а также командование шиитского ополчения, играющего ключевую роль в войне против ИГ и контролирующего значительную территорию Ирака. Весомая часть иракской политической и военной элит не видят больше в Америке стратегического партнёра. Впереди - улучшение отношений Багдада с Москвой и дальнейшее наращивание сотрудничества Ирака с соседним Ираном. Как и в Сирии, иранская политика здесь не стала ближе к политике США.

Не получилось у американской дипломатии и разменять иранское ядерное досье на лояльность Тегерана в международных делах. Госсекретарь Керри надеялся получить Нобелевскую премию мира за успех на этих переговорах, но оказалось, что в глазах иранцев американская подпись под соглашением ничего не меняет в неизменном стремлении Америки к доминированию на Ближнем Востоке. По окончании заседания дискуссионного клуба «Валдай» состоялась беседа президента Путина со спикером Исламского консультативного совета Ирана Али Лариджани. Председатель парламента ИРИ – один из самых влиятельных иранских политиков, пользующийся доверием верховного лидера страны аятоллы Хаменеи и имеющий колоссальное влияние на внешнюю политику Ирана. Так вот, он охарактеризовал роль России на Ближнем Востоке как «очень ответственную и эффективную». Мы «выступаем за то, чтобы Россия активизировала свою роль в регионе, работу по укреплению стабильности и безопасности», - подчеркнул Лариджани.

Российско-иранское взаимодействие в Сирии, поддержанное руководством Ирака, становится важным фактором стабилизации положения на всём Ближнем Востоке. Не скрывает желания присоединиться к этой коалиции по борьбе с терроризмом и Египет. В том же направлении начала перестраивать свою дипломатию Иордания. Выживание многих арабских государств зависит сегодня от России больше, чем от США, которые продолжают предаваться иллюзиям собственной исключительности. 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.