Россия и Катар: новое в международной политике
113

Россия и Катар: новое в международной политике

Визит эмира Катара Тамима Бен Хамада Аль-Тани в Москву 17 – 19 января и его переговоры с Владимиром Путиным незамеченными пройти не могли. И это касается не только двусторонних отношений. Главными темами переговоров двух лидеров стали перспективы политического урегулирования сирийского кризиса и положение на нефтегазовом рынке. Было подтверждено намерение обеих сторон активизировать усилия в решении существующих здесь проблем. 

Визит катарского эмира происходил в преддверии очередного раунда многосторонних переговоров по Сирии, предстоящих в конце января. На новом этапе участие в переговорах должны принять представители руководства Сирийской арабской республики (САР) и делегация сирийских оппозиционных сил. До сих пор, однако, в рядах самой оппозиции нет единства по вопросу о том, какие группы оппозиции будут представлены на переговорах. Остаются разногласия и между странами, участвующими в переговорном процессе: Россия, Иран, Ирак, Сирия, с одной стороны, Саудовская Аравия, Катар, Турция, страны Запада – с другой. Прежде всего, нет согласия в отношении того, какие сирийские оппозиционные группировки считать террористическими, а какие – «умеренной оппозицией». Что касается Катара, то этот эмират, оказывая существенную финансовую поддержку наиболее радикальным исламистским силам, играет в затянувшемся сирийском кризисе, который уже принял глобальные очертания, одну из ключевых ролей. Вот почему январские переговоры эмира Катара с президентом России, возможно, будут иметь существенное влияние на развитие ситуации в Сирии. 

Эмират Катар невелик (площадь -11,5 тыс. кв. км, население - около 2 млн. человек), но влияние государства определяют не только размеры площади и населения. Обладая крупными запасами углеводородов (третье место в мире по запасам газа после России и Ирана, около 3,7 млрд. баррелей доказанных запасов нефти) и солидными финансовыми ресурсами, помноженными на незаурядную политическую энергию эмира, Катар представляет собой влиятельную силу не только на Ближнем Востоке, но и в Европе. 

В период правления эмира Хамада бен Халифа, а затем его сына, нынешнего эмира Тамима Катар стал одним из привилегированных партнеров Франции как в экономике, так и в политике (свободно говорящий по-французски эмир Тамим Бен Хамада Аль-Тани обучался в парижской Сорбонне и сохранил любовь к Франции). Катарские инвестиции на десятки миллиардов евро вкладывались в самые передовые инновационные направления французской индустрии, такие как авиация, новейшие вооружения, а также в недвижимость (дворцы XVII века, наиболее престижные магазины в центре Парижа на Елисейских полях), гостиничную отрасль, игорный бизнес, средства массовой информации (Радио Европа-1, журнал Paris Match, канал Аль-Джазира на французском языке) и даже в спорт (покупка в 2011 году футбольного клуба Paris Saint Germain – PSG). Министры, известные государственные и политические деятели Франции, бизнесмены, журналисты регулярно приглашаются в Катар на различные симпозиумы, где заключаются сделки, налаживаются и укрепляются деловые и личные связи. Надо сказать, что это касается не только французского истеблишмента. Столица Катара город Доха на побережье Персидского залива стал деловым центром и элитной зоной отдыха мирового значения, где охотно встречаются представители влиятельных политических и деловых кругов. 

Сравнительно новым направлением инвестиций Катара является социальная сфера Франции, а именно, развитие пригородов больших городов, в которых проживает основная часть французской арабо-мусульманской диаспоры. Руководство Катара намерено, в частности, финансировать строительство «Дома Катара» в Париже и строительство мусульманского культурного центра «Ан-Нур» в Мюлузе, где планируется построить грандиозную мечеть. 

Здесь надо отметить, что далеко не все во Франции испытывают в связи с этим восторг. Часть французского политического истеблишмента выражает озабоченность по поводу действительных намерений Катара и целей его капиталовложений в инфраструктуру и места мусульманских культов французских пригородов, указывая на риск потери французскими властями своего суверенитета в районах, где уже и так существуют серьёзные проблемы. В частности, партия «Национальный фронт» (НФ) устами его лидера Марин Лё Пен называет сложившееся положение «катаризацией» Франции. Марин Лё Пен, уже заявившая о своём намерении баллотироваться в президенты Франции на выборах в апреле 2017 года, считает, что финансово-экономическая поддержка Катаром французских районов с преобладающим мусульманским населением на самом деле имеет целью «продвинуть мусульманский фундаментализм в сердце Франции». 

Что касается российско-катарских отношений, то в последние годы они развивались достаточно неоднозначно. Были, например, возмутительные инциденты с нарушением дипломатической неприкосновенности российского посла в аэропорту катарской столицы. Катар, будучи членом Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в котором задаёт тон Королевство Саудовская Аравия (КСА), поддержал, как и все члены ССАГПЗ, вмешательство НАТО в Ливии и продолжает поддерживать так же, как и КСА, вооруженные исламистские группировки в Сирии и бомбардировки Йемена саудовскими ВВС. 

На мировом нефтегазовом рынке Катар следует в русле политики Саудовской Аравии, которая является стратегическим союзником США. На этом направлении вряд ли стоит ожидать каких-либо изменений. В то же время интересы Эр-Рияда и Дохи отнюдь не тождественны. Опираясь на значительные финансовые возможности, Катар преследует как на Ближнем Востоке, так и в других районах мира свои собственные интересы. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.