Почему США выступают по отношению к МВФ в роли Герострата
253 1 0

Почему США выступают по отношению к МВФ в роли Герострата

Как известно, в декабре прошлого года Международный валютный фонд под давлением своего главного акционера – Соединенных Штатов – внес серьезное изменение в правила своей деятельности. Отныне МВФ может продолжать сотрудничество с теми странами, которые по тем или иным причинам не выполняют своих обязательств перед государствами-членами Фонда (официальными кредиторами).

Семь десятилетий МВФ выполнял функцию не только международного кредитора, но, что еще более важно, гаранта последней инстанции по кредитам, которые выдавали одни государства другим. В 1956 году основные государства-кредиторы объединились в Парижский клуб – неформальную международную организацию, которая наряду с Международным валютным фондом стала заниматься вопросами обеспечения возвратности займов и кредитов, выдаваемых официальными (суверенными) кредиторами. При этом МВФ оставался последней «линией обороны». В случае отказа получателя суверенного кредита от его обслуживания или погашения МВФ прекращал всякие отношения с таким отказником, он становился изгоем в мире международных финансов. 

Механизм защиты интересов официальных кредиторов работал достаточно безотказно до тех пор, пока в нем нуждались США и другие государства Запада были основными официальными кредиторами на мировом финансовом рынке. Они и сегодня остаются крупными кредиторами развивающихся стран. Общая задолженность стран мира Парижскому клубу, куда входят 20 государств, составляет 304 млрд. долл. (по состоянию на 31 декабря 2014 года; без учета процентов по просроченному долгу).

Однако в конце ХХ века на арену международных финансов в качестве официальных кредиторов стали многие другие государства.

Во-первых, это экспортеры сырья. С конца прошлого века они стали создавать так называемые суверенные фонды, в которых аккумулируется валютная выручка от экспорта нефти и других природных ресурсов. Средства фондов стали размещаться в виде инвестиций и займов. Число суверенных фондов исчисляется в мире многими десятками. Наиболее крупные из них – суверенные фонды ОАЭ, Норвегии, Саудовской Аравии, Кувейта.  По самым минимальным оценкам, на сегодняшний день совокупные активы суверенных фондов мира составляют 6-7 триллионов долларов. 

Во-вторых, это Китай. У КНР самые крупные золотовалютные резервы, в том числе в виде суверенных фондов. В Китае три крупных суверенных фонда, на которые в совокупности приходится  почти 1,2 трлн. долл. Часть средств китайских суверенных фондов проходит через несколько крупнейших банков КНР, которые занимаются международным кредитованием. Выдаваемые этими банками кредиты относятся к категории официальных, или суверенных, кредитов.

Международная кредитная активность Китая в ХХI веке вышла на недосягаемый уровень. Неожиданно Китай оказался самым крупным в мире официальным кредитором. Когда это произошло, никто не успел заметить.

Многих на Западе привела в возбуждение сенсационная публикация под названием «Китайское кредитование берет новые высоты», появившаяся в Financial Times от 17 января 2011 года. По подсчетам газеты, в период с 2009 по 2010 год государственные кредитные организации Китая - China Development Bank и China Export-Import Bank - выдали правительствам и компаниям развивающихся стран кредиты на сумму как минимум 110 млрд. долл. Причем в эту оценку включены только те кредиты, которые были официально подтверждены китайской стороной и/или реципиентами этих средств. Фактические объемы китайских официальных кредитов, по мнению Financial Times, могли быть существенно больше. Для сравнения газета привела другую цифру: за период с середины 2008 по середину 2010 года Всемирный банк предоставил другим странам (примерно те же клиенты, что и у Китая) лишь 100,3 млрд. долл. 

Вскоре о сенсации Financial Times забыли. Западу фиксация внимания на этих фактах не выгодна – не хочется признавать свой проигрыш на рынке международного кредита. Китай также не хочет лишней огласки, которая затруднила бы его кредитную экспансию, успех которой во многом объясняется тем, что  Китай предоставляет инвестиции и официальные кредиты на условиях, существенно более выгодных, чем те, что предлагают МВФ, Всемирный банк или государства-члены Парижского клуба. Во многих случаях китайские кредиты вообще оказываются беспроцентными. Западные эксперты называют это «кредитным демпингом» Китая. 

Китайские кредиты, прежде всего, направлены на установление контроля над источниками сырья и энергоносителей в странах Азии, Африки, Латинской Америки. Погашение кредитов нередко осуществляется поставками нефти и других природных ресурсов после завершения инвестиционных проектов. Вторым направлением кредитной экспансии Пекина является развитие транспортной инфраструктуры, необходимой для доставки товаров по экспорту и импорту Китая. Речь идет о широком спектре инвестиционных проектов в рамках Нового шелкового пути. Наконец, китайские банки развития активизируют экспорт сложного оборудования (например, энергетического); для этого широко используются экспортные кредиты.

Китай для многих развивающихся стран уже давно стал главным торговым партнером. Так, торговый оборот Китая со всеми африканскими странами в 2014 году составил 166 млрд. долл. Только по линии своего Export-Import Bank в период с 2001 по 2010 г. Китай предоставил африканским странам кредитов на сумму 62,7 млрд. долл. Это на 12,5 млрд. долл. больше, чем сумма кредитов, предоставленных Всемирным банком тем же странам. Похожая ситуация и в Латинской Америке. 

China Export-Import Bank сообщил, что на начало 2016 года в его портфеле имелось зарубежных кредитов в рамках мегапроекта «Один пояс, один путь» (One Belt, One Road) на общую сумму 520 млрд. юаней (79 млрд. долл.). Кредиты предназначены для финансирования около 1000 инфраструктурных проектов в 49 государствах мира.

Ещё один пример. В ходе двухдневного африкано-китайского форума, проходившего в Йоханнесбурге в декабре 2015 года, председатель КНР Си Цзиньпин заявил о том, что Пекин намерен предоставить странам Африки финансовую помощь на общую сумму 60 млрд. долл. Часть ее будет приходиться на кредиты с нулевой процентной ставкой.

Теперь вернемся к тому, с чего начали, - к изменению правил Международного валютного фонда. Вашингтон утратил свои позиции ведущего кредитора в большинстве стран мира. Его место везде уже занимает Китай. Дядя Сэм не один год искал способ противодействия китайской кредитной экспансии. Идея изменить правила работы МВФ, легализовать суверенные дефолты и лишить Фонд функции гаранта по суверенным кредитам давно уже зародилась в голове главного акционера МВФ. Этим можно очень существенно насолить Пекину,  вытесняющему американцев из многих развивающихся стран.

Создав прецедент на Украине (неуплата долга по суверенному займу России), можно подвигнуть развивающиеся страны на то, чтобы они «кинули» своего китайского кредитора. А после этого можно ожидать возникновения конфликтов между Китаем и развивающимися странами-должниками. 

Подобное «реформирование» МВФ подобно игре с огнем. Под вопрос ставится не только существование Фонда, но и вся международная финансовая система, которая, лишившись «гаранта последней инстанции», может в одночасье рухнуть. Действия США очень напоминают поведение Герострата, который, чтобы заставить поверить в свою «исключительность», сжег в своём городе знаменитый храм Артемиды. Для дяди Сэма Международный валютный фонд на протяжении семидесяти лет имел такую же значимость, как для жителей Эфеса в древней Греции храм Артемиды. 

* * *

P.S. 20 января МВФ отменил так называемую «системную оговорку» (systemic exemption), которая была принята в 2010 году и позволяла Фонду «в исключительном порядке» кредитовать страны с непосильными долгами при наличии реальной угрозы распространения кризиса на смежные экономики. Принятие данного решения еще больше запутывает политику МВФ. Эксперты расходятся во мнениях о том, как отмена «системной оговорки» повлияет на продолжение сотрудничества МВФ с Украиной.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.