Термоядерное испытание в КНДР: вызов миру или путь к самосохранению (II)
102

Термоядерное испытание в КНДР: вызов миру или путь к самосохранению (II)

Часть I

Последствия «ядерного грома» для КНДР, Корейского полуострова и всей Северо-Восточной Азии

Ввиду нарушения Пхеньяном существующих резолюций СБ ООН, запрещающих КНДР проведение ракетно-ядерных испытаний, принятие Советом Безопасности нового, более жёсткого документа, видимо, неизбежно. Сейчас в закрытом режиме ведётся его сложное согласование, основными разработчиками проекта резолюции, как всегда в таких случаях, выступают США и КНР. Вряд ли мы ошибёмся, если предположим, что сейчас эти державы ведут упорный торг, в ходе которого Вашингтон проталкивает максимально жёсткий вариант санкций, а Пекин стремится к умеренному и сбалансированному документу.

На Западе осуществлённый северокорейцами 6 января взрыв ядерного устройства охарактеризовали как «безответственную хулиганскую выходку молодого Кима», как «суровую угрозу всеобщему миру» и потребовали «безжалостного наказания» непокорного режима. Получить представление о позиции Белого дома в данном вопросе можно, ознакомившись с рекомендациями ведущего сотрудника Heritage Foundation Брюса Клингера 13 января с. г. на слушаниях в палате представителей Конгресса США. Слушания носили название «Ответ США на ядерные провокации Северной Кореи». Стремясь опровергнуть тот вполне очевидный факт, что жёсткие и продолжительные санкции против КНДР не достигли цели и не остановили развитие северокорейской ракетно-ядерной программы, Клингер пытался доказать, что «санкции не работают только потому, что их недостаточно». Рекомендации сводились к тому, что необходимо ввести полномасштабную блокаду КНДР, для чего её надо вернуть в официальные американские списки стран, поддерживающих терроризм, занимающихся преступной экономической деятельностью и отмыванием денег. 

Поиском и предоставлением доказательств причастности Пхеньяна к указанным криминальным деяниям Брюс Клингер, как водится, себя не обременил, но утверждал, что, приняв рекомендуемые им меры, Вашингтон получит способность «намертво» затянуть финансовую удавку, полностью перекрыть Пхеньяну возможности осуществлять какие-либо валютные транзакции, исключить его из международной системы межбанковских переводов SWIFT и т. д. Для этого, как подчёркивал докладчик, США должны располагать правом накладывать санкции на третьи страны и отлучать экономических субъектов этих стран от финансовой системы США в случае каких-либо контактов с фирмами КНДР. Нетрудно догадаться, что острие этой карательной политики нацелено против компаний и финансово-экономических организаций в первую очередь Китая и России.

Палате представителей Конгресса США было рекомендовано также повсеместно досматривать и задерживать воздушные и морские суда КНДР. То есть речь снова заходит о попытке расширения юрисдикции США на весь мир, об упорном стремлении навязать свою волю, свой диктат. А ведь именно такая политика и привела к нынешней международной ситуации, которая заставляет не только КНДР, но и ряд других, особенно небольших стран  задумываться об обеспечении своей безопасности за счёт приобретения оружия массового поражения. Если данное положение дел не изменить,  число таких государств будет неизбежно увеличиваться. Специалистам-корееведам не сложно просчитать и ответ Пхеньяна в случае принятия к нему предлагаемых драконовых мер. Ответом станет форсирование утверждённого Верховным народным собранием республики в 2013 году курса на параллельное развитие экономики и создание ядерных сил сдерживания («пёнчжин носон»).

На этом фоне отрезвляюще выглядит сдержанная позиция России, которая по-прежнему настаивает на переговорных вариантах урегулирования корейской проблемы в целом и её ядерного компонента в частности. В комментарии МИД РФ признаётся, что проведение в КНДР ядерного испытания стало «новым шагом Пхеньяна на пути развития ядерного оружия, что является грубым нарушением норм международного права и имеющихся резолюций Совета Безопасности ООН. Подобные действия чреваты обострением положения на Корейском полуострове, которое и без того характеризуется весьма высоким потенциалом военно-политической конфронтации». Вместе с тем в этом документе российской внешней политики сделан акцент на необходимости поиска дипломатических путей выхода из сложившегося положения: «Призываем все заинтересованные стороны сохранять максимальную выдержку и не совершать действий, способных вызвать неконтролируемое нарастание напряженности в Северо-Восточной Азии. Вновь подтверждаем нашу позицию в пользу дипломатического урегулирования проблем Корейского полуострова в рамках шестистороннего переговорного процесса и скорейшего запуска диалога, направленного на формирование надежной системы мира и безопасности в регионе».

Ещё более определённо данная установка прозвучала в телефонном разговоре заместителя министра иностранных дел РФ И. Моргулова с американским коллегой: «С российской стороны подчеркнута безальтернативность политико-дипломатического решения имеющихся на полуострове проблем в рамках шестистороннего переговорного процесса, а также необходимость избегать шагов, способных привести к росту конфликтного потенциала в регионе». 

Рационально мыслящие эксперты в США также пришли к выводу о том, что продолжавшиеся 25 лет попытки Вашингтона остановить и повернуть вспять ядерную программу Пхеньяна с помощью санкций и давления завершились полным провалом. Единственными примерами успеха, достигнутого американцами за эти годы, были эпизоды, связанные с переходом США к субстантивному диалогу с Северной Кореей: односторонний вывод американского тактического ядерного оружия из Южной Кореи при Дж. Буше-старшем (1991) открыл дорогу к подписанию Совместной декларации КНДР и Республики Корея о безъядерном статусе Корейского полуострова в 1992 году, а заключение Рамочного соглашения между США и КНДР в 1994 г. на десять лет приостановило ядерную программу Пхеньяна. Период действия данного соглашения (1994-2002) оказался самым спокойным в послевоенной истории Корейского полуострова. Об этом следует помнить.

Серьёзные учёные в США и ряд отставных американских дипломатов США призывают своё правительство осознать необходимость комплексного дипломатического урегулирования корейской проблемы в качестве единственного пути решения ядерного вопроса. Увы, на сегодняшний день в Белом доме к таким рекомендациям не прислушиваются.  А это означает, что при отсутствии содержательного американо-северокорейского диалога и продолжающейся конфронтации у Пхеньяна сохраняются побудительные мотивы и полная свобода рук для дальнейшего развития национальной ракетно-ядерной программы. 

Надежды Вашингтона на то, что рано или поздно Пекин присоединится к Западному блоку в попытках удушить Северную Корею всеобъемлющими санкциями, наглухо закроет свою границу с КНДР и т.д., не имеют под собой, на наш взгляд, абсолютно никаких оснований. 

Реализм подсказывает, что и сегодня, в условиях, созданных четвёртым северокорейским ядерным испытанием, требуется проявлять сдержанность, продолжать искать дипломатические решения. И это не умиротворение «возмутителя спокойствия», не поощрение «плохого поведения» нарушителя резолюций СБ ООН. Это рациональное понимание того очевидного факта, что недопустимо игнорировать всецело обоснованные озабоченности Пхеньяна по поводу его безопасности.  Выход из сложившейся ситуации (по сути дела, тупиковой)  возможен только на основе равноправных переговоров в шестистороннем формате, который оправдал себя  в период 2003-2009 годов и к которому можно вернуться вновь.  Для этого требуется только одно - наличие доброй воли всех без исключения участников «шестисторонки». 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.