Украина: кто под масками революции? (I)
168

Украина: кто под масками революции? (I)

Премьера телевизионного фильма «Ukraine: Les Masques de la Revolution», снятого французским режиссёром Paul Moreira и вызвавшего громадный резонанс, состоялась во Франции 1 февраля 2016 года. Фильм очертил для своего зрителя проблему незаконных вооружённых формирований на Украине и, главное, дал понять, что история украинских боевиков берёт начало на Евромайдане.

С самого первого дня майданный протест имел две стороны. 

Лицевой стороной было выступление граждан, недовольных коррумпированной государственной властью и желающих подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, которое, как обещали украинские политики, гарантировало безвизовый режим и повышение социальных стандартов. Пасторальная картинка Майдана была заранее тщательно спланирована и предназначалась, в первую голову, для европейцев. В Европе должны были увидеть красивое лицо Майдана. Вдохновлённую «европейским выбором» молодёжь. Окрылённую демократией интеллигенцию. Возмущённых коррупцией «простых тружеников». Зачарованных размерами европейских пенсий стариков. В этой части Майдан был грандиозным шоу для жителей Европы.

Однако для запланированной смены режима этого потенциала протеста было недостаточно. Организаторы Майдана и не рассчитывали, что мирные граждане возьмутся за оружие. Задача была иной: при помощи средств массовой информации рассказать европейцам красивую сказку жестокого и алчного правителя, окружившего себя верными псами-полицейскими, под дубинками которых корчится в муках прекрасный, но глубоко несчастный украинский народ.

…Вот молодые красавицы в вышиванках и веночках угощают милицию домашними пирожками и слезно просят «любить, а не бить». Вот плохонько одетый старик нацепил на голову кастрюлю – его уверили, что милиция получила приказ стрелять по безоружным людям. Вот крепкий мужичок с казацким чубом гордо демонстрирует боевые ордена и медали – он воевал в Афганистане, а теперь здесь, на Майдане, «следит за порядком».

Вот музыкант, играющий на пианино прямо на улице. Пробирало до слёз, до рыданий даже. 

Таким видел Майдан европейский зритель в сюжетах CNN, BBC World, Euronews. Так Майдан выглядел в европейских газетах. Свободолюбивый украинский народ против безжалостного диктатора, погрязшего в коррупции. Народ, рвущийся припасть к истокам европейских ценностей и жаждущий одной судьбы с народами стран Европейского союза.

Оборотную сторону Майдана Европе не показывал никто. Только немногие журналисты на протяжении последних двух лет решились рассказать европейцам правду о событиях на Украине. Среди этих немногих – и Paul Moreira.

Правда очень не походила на сказку. Оборотной стороной Майдана были боевики. Те самые «маски революции». Они и обеспечили успех государственного переворота. Люди в масках действовали с самого начала беспорядков. Вооружённые цепями и дубинами, они стаями набрасывались на милиционеров, отставших от своих сослуживцев, сбивали их с ног, жестоко избивали. Жгли их коктейлями Молотова. Захватывали здания.

18-19 февраля 2014 года по Киеву прокатилась волна убийств сотрудников милиции. Судя по точности выстрелов – в голову и шею, на стороне Майдана к этому времени уже действовали снайперы. И сколько бы украинские политики ни рассказывали, что якобы простые люди, защищая себя, вынуждены были на Майдане вооружиться, эти рассказы - ложь. Все милиционеры были убиты профессионально - наёмными убийцами.

К моменту переворота (18-21 февраля 2014 года) Майдан уже полностью сформировал вооружённые отряды: «сотни самообороны», «Правый сектор», группировка С14 (боевики партии «Свобода»), Социал-националистическая ассамблея, «Патриот Украины», «Белый молот», бригады ОУН, УНА-УНСО и другие группироваки. Кроме того, с декабря 2013 года в Киеве действовали крымско-татарские «воины джихада», только что вернувшиеся из Сирии. 

Участники этих формирований были рассредоточены в санаториях под Киевом и в отелях, расположенных поблизости от центральной площади Независимости. Достаточно вспомнить, как боевики «Правого сектора» выносили из отеля «Днипро» зачехлённые снайперские винтовки, которые представили изумлённой прессе как «музыкальные инструменты».

В огромном здании, расположенном прямо на Майдане – в киевском Доме профсоюзов, целые этажи были заняты вооружёнными людьми. Вход на этажи блокировала охрана, тоже вооружённая.

Оружие, по данным украинского МВД, хранилось везде: в Доме профсоюзов, в захваченном здании Киевской государственной администрации, в отелях и санаториях, где проживали боевики. Большое количество оружия поступило на Евромайдан после того, как в западных областях Украины были разграблены милицейские склады и склады воинских частей. Координатором боевиков Майдана был его комендант – Андрей Парубий, который после переворота стал руководителем Совета безопасности Украины, а нынче является первым заместителем главы украинского парламента.

«Самооборона», на первый беглый взгляд, была вооружена самодельными дубинками, переделанным под боевое травматическим оружием и ракетницами, а средствами защиты служили деревянные щиты и пластмассовые строительные каски. Однако эта картинка работала только на камеру, дабы создать впечатление очень уязвимого протеста, когда народ вынужден защищать себя сам подручными средствами. В тени оставались огнестрельное оружие, отравляющие вещества, взрывчатка, бронежилеты, топоры, гранаты. У боевиков «Правого сектора», например, была отличная армейская экипировка, включая бронежилеты высокого класса защиты.

По сводкам МВД, за время Евромайдана получили ранения более 1200 милиционеров, причем более 600 – до начала «горячей» фазы переворота. После первой же попытки штурма администрации президента на Банковой 1 декабря 2013 года были госпитализированы 124 сотрудника правоохранительных органов с травмами разной степени тяжести, пятеро из них находились в тяжёлом состоянии.

«Неизвестные снайперы», которые действовали на Майдане, стреляя по сотрудникам милиции 20 февраля 2014 года из здания консерватории, расположенном прямо на площади, где и проходил протест, тоже находились под командой Андрея Парубия. По завершении стрельбы на поражение группа примерно из двух десятков человек спокойно покинула здание консерватории. При себе у снайперов были контейнеры для переноски оружия.

После того как переворот стал свершившимся фактом, Киев и прилегающие к столице области содрогнулись от террора боевиков Майдана. Начались беспорядочные нападения на милицию и мирных граждан. Народный депутат Геннадий Москаль в конце февраля 2014 года называл майданные «сотни» бандами преступников, имеющими на вооружении обрезы и автоматы Калашникова. Эти бандформирования занимались разбоями, грабежами, они останавливали автобусы, требуя от пассажиров сдать деньги и ценности «на революцию», а в случае отказа применяли насилие.

Киевляне вынуждены были собственными силами патрулировать свои жилые районы, поскольку милиция не могла больше защищать население – события на Майдане снесли не только украинскую власть, но и украинскую систему охраны общественного порядка.

Победили «маски революции» – боевики с топорами и автоматами. «Мы здесь власть!» – гордо чертили они на фасадах столичных зданий.

7 апреля 2014 года в связи с протестами граждан против нового режима, начавшимися в Харькове, Луганске, Донецке, Одессе, исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов объявил о создании «антикризисного штаба» и проведении «антитеррористических мероприятий». Спустя неделю появился указ о введении в действие решения Совбеза Украины о начале «антитеррористической операции» с привлечением армии. Однако Конституция Украины это прямо запрещала. Понадобилась новая картинка для европейцев – картинка «народной войны» с «террористами» Донбасса. И эта картинка появилась.

На протяжении полутора месяцев боевики Майдана превратились в «добровольческие батальоны». Одновременно был развернут мощный волонтёрский сектор с крупнейшими центрами в Киеве и Виннице. Самыми многочисленными и хорошо вооружёнными формированиями стали батальоны «Донбасс» (более 600 человек), имени Кульчицкого (более 500), «Айдар» (более 500), «Днепропетровск» (более 400), «Днепр-1» (4000), «Днепр-2» (более 400), «Азов» (более 500), «Киевская Русь» (два батальона численностью более 500 и более 450 человек), «Золотые ворота» (более 300 человек). Кроме этого, несколько тысяч человек составляли Добровольный украинский корпус (ДУК) «Правый сектор», а еще несколько тысяч вошли в состав батальонов, бригад, рот и групп с низкой или вообще не установленной фактической численностью (от 30 до 1000 человек).

Один из центров управления и снабжения батальонов находился в Днепропетровске. Организацией войны с Донбассом и «зачисткой» территорий Донецкой и Луганской областей, а также Днепропетровска и Запорожья от «сепаратистов» занимался олигарх Коломойский, двигавший на украинской шахматной доске отряды боевиков, которых он же и содержал.

Очень скоро вооружённые «добровольцы» стали участниками скандалов, связанных с похищениями людей, жестокими расправами, мародёрством, захватами промышленных объектов. Усугубляло их положение дезертирство с фронта и откровенное нежелание подчиняться командованию АТО. Из Европы всё чаще стали раздаваться призывы распустить и разоружить незаконные вооружённые формирования… 

(Окончание следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.