Украина: кто под масками революции? (II)
163

Украина: кто под масками революции? (II)

Часть 1

Киев, не решаясь распустить пропитанные «духом  Майдана» бандформирования, предпринял ряд шагов с тем, чтобы, с одной стороны, создать видимость законности, с другой – избавиться от постоянных обвинений в сотрудничестве власти с нацистами и уголовниками.

Во-первых, большинство батальонов были формально зачислены в состав милиции и армии. Это не изменило ситуации по сути – как и прежде, боевики подчинялись только своим командирам и хозяевам, но теперь у каждого из них были удостоверения  милиционера или военнослужащего украинской армии. При этом почти все региональные формирования, ставшие в одночасье милицейскими, числились патрульными, но фактически были нацелены на выполнение боевых задач в зоне «антитеррористической операции».

В то же время власть так и не смогла найти управы на «Правый сектор», батальон ОУН и батальон имени Дудаева, которые отказались подчиняться МВД и ВСУ и до сих пор действуют исключительно от собственного имени.

Общее количество вооружённых боевиков в этих батальонах по сей день остаётся неизвестным. В прессе можно отыскать данные о 44 формированиях, встроенных в ВСУ, 32 – в МВД и трёх – не подконтрольных властям. Кроме этого, в зоне АТО и за ее пределами действуют десятки групп, бойцы которых – ряженые «участники АТО». Все в камуфляже, с шевронами каких-нибудь «Полтавских скифов» или «1-й штурмовой». С оружием в руках. Просто банды.

Во-вторых, Киев предпринял несколько попыток ликвидировать наиболее одиозные батальоны «Азов», «Айдар», «Торнадо», «Шахтёрск», «Чернигов». Так, перед батальоном «Золотые ворота» была поставлена задача уничтожения боевиков «Азова», за которыми тянулся длинный шлейф особо тяжких преступлений и слава нацистов. Однако надежды на то, что нацисты перестреляют друг друга, провалились.

«Милицейский» батальон «Шахтёрск» просуществовал четыре месяца и был расформирован. Стало невозможно скрывать, что костяк «Шахтёрска» составляли уголовники, приговорённые к большим срокам заключения за разбои, грабежи и изнасилования. Правда, после расформирования боевики «Шахтёрска» перетекли в «милицейские» патрульные роты «Торнадо» и «Святая Мария». Там же оказались и экстремисты из украинской партии «Братство», запрещенной в Российской Федерации. Позже была расформирована и рота «Торнадо» – за совершение тяжких преступлений. 

Военный прокурор Украины Анатолий Матиос  заявил в интервью, что «Торнадо» – это бандитская организация, которая терроризировала жителей Луганской области. По его словам, когда потерпевших освободили после четырёх месяцев пребывания в застенках у «Торнадо», «это были тени, а не люди, они боялись всего… это были полностью разрушенные личности». 

Отпетый уголовник – командир «Торнадо» получал милицейские удостоверения как минимум дважды:  первый раз в батальоне «Шахтёрск», второй – в роте «Торнадо». Остаётся добавить, что в прежние времена, до Майдана, он занимался тем же самым, чем и на Донбассе со своим батальоном, – разбоями по предварительному сговору группы лиц. Пять раз привлекался к уголовной ответственности.

Всего в патрульной роте «Торнадо» бесчинствовали пятьдесят ранее судимых за тяжкие преступления боевиков. Все они числились милиционерами. В ответ на обвинения военной прокуратуры в адрес министра МВД Украины Авакова в том, что милицейское ведомство закрывает глаза на  состав вооруженных формирований, тот отмахнулся – мол, не было времени на проверки биографий боевиков. «А что, тогда были другие варианты? Аккуратненькие и неторопливые?» – возразил Аваков. Вариантов не было. «Революции достоинства» нужны были бандиты и убийцы. И только после того, как они выполнили поставленные перед ними задачи, они стали мешать.

Не однажды пытались новые власти распустить батальон «Айдар», головорезы которого, только по официальным данным прокуратуры и полиции, совершили десятки преступлений – вооруженные похищения людей, грабежи, убийства, бандитизм, нападение на предприятия и отдельных лиц вне зоны АТО и в самой зоне, разбой, вооружённые захваты чужого имущества (данные МВД и прокуратуры). За полгода войны на Донбассе, к середине октября 2014 года, бойцы «Айдара» успели совершить 57 уголовных преступлений, 31 из которых – тяжкие и особо тяжкие. Все преступления совершались в корыстных целях. Не на передовой.

Головорезы «Айдара» в ответ на угрозы расформирования каждый раз обещали устроить вооружённый мятеж в столице – и власть из страха перед международным скандалом отступала, силясь упечь за решётку наиболее дерзких преступников из «Айдара» или хотя бы отобрать у них милицейские удостоверения. К началу 2016 года 54 айдаровца, по утверждению военной прокуратуры, были привлечены к уголовной ответственности. Еще часть преступников перетекла в другие батальоны или просто сбежала с оружием.  Как и в скандальном «Торнадо», 15 боевиков которого находятся в розыске.

А остатки «Торнадо» штурмуют суд, где в закрытом режиме, дабы не вызывать взрыва в СМИ, слушается дело «побратимов», которым грозит 15 лет лишения свободы.

В-третьих, Киев пытался «утилизировать» батальоны, заставляя их воевать. Однако особенность «добровольцев» состоит в том, что они действуют, как им вздумается, не подчиняясь командованию АТО.

Так, батальон «Днепропетровск», который был включён в состав ВСУ и участвовал в убийстве мирных граждан и сотрудников милиции Мариуполя 8-9 мая 2014 года, в массовом порядке дезертировал с фронта, причем с оружием в руках. 

Четверть батальона «Киевская Русь», выведенного из зоны АТО в октябре 2014 года, не вернулась в строй. Именно этот батальон регулярно обстреливал Киевский район города Донецка. Ещё на этапе формирования «Киевской Руси» батальон состоял из «добровольцев», прошедших где-то школу снайперов и отлично владеющих оружием. Однако в условиях ожесточённых военных действий, после боев под Дебальцево в сентябре 2014 года, настроения «патриотов» круто изменились.

«Больше месяца батальон находится на ротации, бойцы получили отпуска, из которых, к сожалению, вернулись не все. Некоторые начали «косить» от дальнейшей службы. Так поступили примерно 25 процентов бойцов. Есть и такие, кто после отпуска просто исчезли и мы до сих пор не знаем место их нахождения…» – рассказал журналистам командир «добровольцев».

«Днепр-1», наиболее мощный из всех существующих на Украине батальонов, в январе 2015 года отказался, как и «Правый сектор» («ПС»), участвовать в боях за Донецкий аэропорт. «Правый сектор» вообще отказался воевать под командованием ВСУ. Численность боевиков «ПС», выполняющих боевые задачи, остаётся тайной. Спикерами ДУК называются разные цифры – от 600 до 1000 человек, один-два батальона, притом что у «ПС» таких батальонов порядка двадцати. Остальные заняты «мирными политическими акциями по всей Украине», а ещё – стычками с гражданами и перестрелками с милицией в Закарпатье.

Боевики «милицейского» батальона «Киев-2» сбежали из-под Дебальцево. Батальон «Прикарпатье» в полном составе удрал из-под Иловайска. Одним словом, «утилизация» «добровольцев», задуманная властями, не удалась. 

Вооружённые боевики берегут свои шкуры. Впереди на Украине ещё так много интересного, им ли погибать на фронтах?

В-четвёртых,  киевские власти пытаются упечь в тюремные камеры хотя бы тех, к кому имеет претензии прокуратура, и тех, кто слишком уж неприлично демонстрирует приверженность «идеалам Третьего рейха».

Однако и здесь всё непросто. На Украине до сих пор не вынесено ни одного судебного решения по громким преступлениям с участием боевиков «Правого сектора», «Айдара», «Шахтёрска», «Торнадо», С14, «Киева-2». Не получили правовой оценки и издевательства над священнослужителями, чинившиеся боевиками батальонов «Днепр-1» и «Донбасс». Кто-то невидимый, но всесильный блокирует судебные приговоры.

Боевики со своей стороны осаждают суды и требуют отпустить на волю преступников, которых называют «политзаключенными». 20 февраля 2016 года они собирают в Киеве вече в защиту «побратимов».

Возможно, сборище батальонов, приуроченное ко второй годовщине украинского вооруженного переворота, – это реакция на заявленный несколькими днями раньше антиправительственный митинг радикалов «Свободы». Конкурирующие вооружённые формирования играют мускулами, шантажируя власть возможностью ещё одной революции – неистовой и кровавой. 

Режим страшится любого политического кризиса, который мгновенно вызовет вооружённое противостояние политических группировок и их хозяев олигархов, управляющих «масками революции». Спланированная инкорпорация вооружённых формирований в состав армии и полиции не удалась, а тем временем министр МВД Украины Арсен Аваков открыто шантажирует президента Порошенко, заявляя, что в случае отставки правительства новому милицейскому министру будет сложно найти общий язык с вооружёнными формированиями, поскольку-де отношения с командирами боевиков строились «на неформальной основе».

Сегодня украинские незаконные вооружённые группировки требуют «неформальных отношений» с государством. Решающее испытание сил приближается…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Украина  ОУН-УПА 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.