Ангела Меркель и от мёртвого осла уши
107

Ангела Меркель и от мёртвого осла уши

История знает много случаев, когда крупные политики теряли ощущение реальности и предавались иллюзиям, создавая этим для своих народов большие проблемы. Яркий пример - результаты западной политики по демократизации незападных стран, то есть стран, принадлежащих к иным цивилизациям, нежели евро-американская. 

Иллюзии успеха «цветных революций» и пользы свержения законных глав государств привели к катастрофическим последствиям для многих стран, вызвали потоки беженцев в Европу. Сегодня массы новоприбывших создают угрозу уже всему зданию Европейского союза (ЕС). Однако, вместо того чтобы подвергнуть серьёзному анализу глубокие причины миграционного кризиса, европейцы возводят новые иллюзорные замки, теперь уже в отношении способов урегулирования возникших проблем.

Очень показательными в этом отношении стали дебаты на последнем саммите ЕС в Брюсселе. Там было всё что угодно, но только не коллегиальное обсуждение причин кризиса. Участники разбились на несколько групп, защищавших каждая свои интересы.

И если Ангела Меркель пыталась хоть как-то соблюсти реноме Евросоюза, предлагая распределить беженцев группами по всем 28 странам-членам ЕС, то у большинства других это понимания не встретило. 

Греция, Италия, Македония и Австрии - страны, на которые обрушиваются первые удары идущей с Ближнего и Среднего Востока волны беженцев, - настаивают на максимально полном закрытии границ и, соответственно, минимально возможном допуске беженцев в Европу.

«Младоевропейцы» - Чехия, Польша, Словакия, Венгрия - категорически отказываются принимать беженцев в сколько-нибудь значительных количествах и настаивают на сохранении режима Дублинского соглашения, при котором заботу о беженце берет на себя та страна, которая первой его приняла.

Ряд стран-членов ЕС воздержались от высказывания определённой позиции, но и желания поддерживать Ангелу Меркель не выразили.

А сухой остаток этих дискуссий, о котором умолчал заключительный меморандум саммита, выглядит так, что европейцы не хотят видеть на своей территории незваных гостей. И если бы не подвергаемый пока сомнению постулат европейской политической культуры, гласящий, что Европа - колыбель прав человека, дискуссия закончилась бы простым закрытием границ для всех пришельцев из неблагополучных стран.

Собственно, именно этот постулат и подвергается сегодня опасности ревизии. Средний европеец оказался не готовым принять людей, вынужденных бежать из своих стран, если для этого нужно поделиться частью своего благосостояния. Какие уж тут права человека! К тому же социально-экономическая система Европы подточена неолиберализмом, ограничившим социальные преимущества, которые были достигнуты европейцами ранее, в ходе состязания "двух мировых систем", заставлявшего европейские капиталистические страны сохранять у себя эти преимущества. Европа уже давно не является витриной того «общества благоденствия», приманками которого соблазнились когда-то народы Советского Союза и других стран социализма.

По сути дела, кризис с беженцами обнажил несостоятельность европейской экономической политики, зависящей от долларового диктата США. Сейчас обнажаются противоречия между европейскими странами, обнаруживается неспособность Европейского союза действовать единым фронтом.

Очередной саммит ЕС ничего нового не принес и был не совсем обычным лишь по одной причине – фрау Ангела Меркель не смогла скрыть свою растерянность. Её реплика насчёт того, что она «не совсем понимает», по каким причинам восточноевропейские государства столь резко реагируют на проблему беженцев и отклоняют «справедливое распределение нагрузки», продемонстрировала растерянность канцлера Германии вполне отчётливо. Речь шла о позиции стран Вышеградской четверки. Хотя чего тут не понять? Эти страны, в отличие от «еврограндов», в ближневосточные дела не вмешивались, Ливию не бомбили, в травле сирийского президента не участвовали, с Турцией в грязные игры не играли. А теперь им предлагают взять на себя «справедливую часть нагрузки». Восточноевропейцы просто отвергли попытку заставить их расхлебывать заваренную не ими кашу. «Европейская солидарность» дала сильнейшую трещину со времени существования Евросоюза.

То же самое и в отношениях с Турцией. Ангела Меркель пытается убедить своих европейских коллег, что по вопросу о беженцах с Турцией вот-вот будет достигнута договоренность, что турки за три миллиарда долларов обустроят беженцев в комфортабельных лагерях на своей территории и не пустят их в Европу. Как тут не вспомнить популярное присловье про уши от мёртвого осла? Ведь туркам куда проще продолжать выкачивать деньги из беженцев, организуя им трансферт в Европу, чем стоять с вытянутой рукой перед европейской кассой.

В то же время, будучи дочерью своего народа, Ангела Меркель не может дожидаться понимания со стороны других европейцев. Как следует из её заявления на пресс-конференции, она готова к проведению эксперимента с «принудительным расселением» в странах Европы 160 тысяч беженцев. Ведь куда это годится, что Швеция согласилась принять всего 19 эритрейцев и на том решила поставить точку?! Немецкая история богата опытом принуждения других государств, но времена меняются, и заставить те же Швецию, Финляндию или Норвегию принять больше беженцев, чем они хотят, будет чрезвычайно сложно. Об этом свидетельствует, в частности, практика отфутболивания норвежцами беженцев, проникающих в Норвегию северным путем через Мурманскую область. 

Саммит ЕС показал, что в Европе сейчас безуспешно пытаются лечить не болезнь, а ее последствия. О самой болезни в главных центрах евроатлантического мира предпочитают молчать. Ведь если начать о болезни говорить, то придётся признавать, что вся политика американского «Большого брата» очень напоминает поведение того самого упрямого животного, уши от которого принято обещать в подарок недоброжелателям.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.