Конец униатства
56 0 0

Конец униатства

Одними из наиболее резких критиков встречи в Гаване Папы Римского Франциска и Патриарха Московского и всея Руси Кирилла стали украинские униаты. Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) со своими 4 миллионами прихожан - крупнейшее из униатских сообществ, находящихся под юрисдикцией Ватикана. Теперь УКГЦ ставит в упрёк папскому престолу то, что «ради примирения с Русской православной церковью» (РПЦ) он «бросает украинских униатов на произвол судьбы».

Глава УГКЦ «верховный архиепископ» Святослав Шевчук сделал резкое по отношению к Ватикану заявление: «Такое ощущение, что за нашими плечами кто-то торгует нашими душами». По словам Шевчука, «когда Ватикан и Москва организуют встречи или подписывают какие-то совместные тексты, нам (униатам. – Д.М.) нечего ожидать от этого чего-то хорошего». Особое недовольство Шевчука вызвали разделы подписанной папой и патриархом декларации, касающиеся Украины в целом и УГКЦ в частности. Шевчук негодует, что он не был привлечен к выработке указанного документа, хотя он и является членом Папского совета по делам единства между христианами. Этот совет, занимавшийся в лице кардинала Курта Коха выработкой совместной декларации со стороны Ватикана, обошёлся без Шевчука. «Меня никто не просил высказать своего мнения,  жалуется глава украинских униатов, - и, по сути, как это было и раньше, говорили о нас – без нас, не дав нам голоса».

Дело в том, что Ватикан впервые публичным актом юридически закрепил свой отказ от продолжавшейся почти полтысячи лет экспансии на каноническую территорию Православной Церкви посредством унии – перехода под юрисдикцию папы при сохранении восточнохристианской обрядности. Отказался Ватикан и от политики прозелитизма в целом. В гаванском документе недвусмысленно сказано: «Недопустимо использовать неподобающие средства для принуждения верующих к переходу из одной Церкви в другую, пренебрегая их религиозной свободой и их собственными традициями. Мы призваны воплощать в жизнь завет апостола Павла и «благовествовать не там, где уже было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании» (Рим. 15:20)». 

В отношении же греко-католиков декларация констатирует: «Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства». При этом в декларации отмечено, что уже созданные «в результате исторических обстоятельств» униатские церковные общины «имеют право существовать» и далее - не распускать же их по образцу 1945 года. Однако если сам римский первосвященник признает эту практику несостоятельной, то униатские общины обречены на маргинализацию и постепенное угасание. Сознавая это, Святослав Шевчук при всей своей обиде на Рим не спешит полностью отвергать кормящую руку. «Мы пережили не одно подобное заявление, переживём и это. Нам нужно помнить, - призывает Шевчук свою паству, - что наше единство и полное общение со Святейшим Отцом, наследником апостола Петра, не является предметом политического соглашения, дипломатической конъюнктуры и не зависит от чёткости некоего текста Совместной декларации». И здесь глава украинских униатов лукавит: заявлений, подобных сделанному в Гаване, за всю историю унии со стороны Ватикана не было.

В данном случае вряд ли речь идёт об иезуитской хитрости, которой славится Ватикан. Проблемы, стоящие сегодня перед католицизмом, подсказывают, что страница перевернута и Ватикану не до экспансии на каноническую территорию Православия. Сохранить бы то, что имеется, особенно в Старом Свете, где пустуют и закрываются христианские храмы. Более того, можно полагать, что отдаление Ватикана от УГКЦ связано не только с пониманием исторической исчерпанности феномена унии, но и с неоднозначным поведением верхушки украинских униатов, подрывающей авторитет римо-католичества.

Из всех конфессий на Украине УГКЦ - самая политизированная и воинственная. Пресловутая «галицийская пассионарность» подчинила себе Киев, что во многом объясняется чрезвычайно высокой степенью идеологического воздействия клира УГКЦ на всю общественную жизнь и настроения в Западной Украине. Крайний национализм униатов, граничащий с ксенофобией и нетерпимостью к другим народам и конфессиям, плохо вяжется с официальным римским универсализмом. Причастность многих капелланов УГКЦ к нагнетанию страстей на майдане и оправданию жестокостей так называемой АТО хорошо известны. Это сочетается с религиозной безвкусицей верхушки УКГЦ: Шевчук, например, объявил Иисуса Христа… «первой жертвой небесной сотни».

О политическом экстремизме униатских верхов говорит и то, что Святослав Шевчук крайне предвзято истолковал пункт гаванской декларации, в котором выражается скорбь по поводу противостояния на Украине, а стороны конфликта призываются к «благоразумию, общественной солидарности и деятельному миротворчеству». «Сегодня многие, - заявил Шевчук, - обращались ко мне по этому поводу и говорили, что чувствуют себя преданными Ватиканом, разочарованными половинчатостью правды в этом документе и даже косвенной поддержкой со стороны Апостольской Столицы агрессии России против Украины. Я, конечно, понимаю эти чувства». А предшественник Шевчука кардинал Любомир Гузар прямо призвал бороться с Россией до победного конца, заявив, что «если матери не благословят своих детей на войну, то не будет украинского государства».

У папского престола не может не вызывать раздражения и своеволие УГКЦ, которая смотрит на Ватикан как на «дойную корову», преследуя при этом собственные интересы. Поддерживая киевский режим, УКГЦ настойчиво требует повышения своего статуса до патриархата, «как у других восточных церквей». Святославу Шевчуку, именуемому ныне «верховным архиепископом», хотелось бы носить титул патриарха, как у маронитов. О том же после избрания папы Франциска заявлял и бывший глава УГКЦ кардинал Любомир Гузар. Добившись этого, украинские греко-католики просто вышли бы из-под опеки Рима, лишив его значительной сферы влияния. 

Впрочем, на Украине имеют хождение и более экстравагантные проекты: например, проект объединения канонической Украинской Православной Церкви Московского патриархата, раскольников из УПЦ КП («киевский патриархат») и неканонической религиозной организации «Украинская автокефальная православная церковь» (УАПЦ) вместе с УКГЦ в «единую поместную церковь». Подобное всесмешение нанесло бы смертельный удар по православию на Украине. На областном уровне шаги на пути такого псевдоцерковного строительства предпринимаются. В городе Ровно, например, местными представителями трёх указанных религиозных организаций и представителями Ровенской областной государственной администрации был подписан «Меморандум о создании Украинской поместной церкви». Ровенская инициатива провалилась (ряд ее участников отозвали свои подписи под «меморандумом»), но попытки «объединить» Церковь и раскол продолжаются.

Что же касается зафиксированного в гаванской декларации прохладного отношения Ватикана к украинскому униатству, то в первую очередь оно объясняется отсутствием у данного религиозного течения исторической перспективы. Можно сказать, что если Европа устала от нынешнего киевского режима, то Ватикан устал от УГКЦ. Отмирание униатства произойдёт не сразу, но смысл своего существования оно утратило.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.