Антисистема. Сила и слабость «Исламского государства»
104

Антисистема. Сила и слабость «Исламского государства»

28 февраля вооруженные формирования террористической организации ДАИШ («Исламское государство») совершили стремительный рейд на местечко Абу-Грейб близ Багдада и в течение суток удерживали позиции в городе.

Абу-Грейб – фактически пригород иракской столицы, расположенный в двадцати километрах от центра Багдада. Во времена американской оккупации он был печально известен своей военной тюрьмой, куда бросали участников патриотического сопротивления.

Молниеносный захват террористами Абу-Грейба тем более может удивить, что в последнее время боевиков ИГ вроде бы заметно потеснили. В марте прошлого года иракские добровольцы отбили у них Тикрит (родной город Саддама Хусейна). В конце декабря иракская армия в союзе с шиитскими вооруженными формированиями «Хашед аш-шааби» наконец-то освободила стратегически важный центр Рамади в провинции Анбар. Курдским ополченцам-пешмерга удалось отбить у террористов горный район Синджар.

Почему же ИГ, как призрак, появляется вновь, когда все уже готовы его похоронить? Ответ подсказывает недавняя история Ирака.

Американцы, оккупировав Ирак в 2003 году, не только свергли режим Саддама Хусейна, но и демонтировали все государственные институты, разгромив армию и государственные службы. С работы были уволены 180 тысяч бывших членов партии Баас, в основном суннитов. Среди них были не только офицеры армии и спецслужб, но и врачи, учителя.

Представители суннитской общины в Ираке, в одночасье оказавшиеся в результате интервенции США «гражданами второго сорта», взялись за оружие. Кровавая распря между шиитами и суннитами до поры до времени была американцам выгодна. Руководствуясь древним принципом «разделяй и властвуй», оккупанты предпочитали, чтобы шииты и сунниты воевали друг с другом, а не с ними. Это и стало источником мощного всплеска исламского радикализма в Ираке.

Свергнув Саддама Хусейна, американцы создали вакуум власти и влияния. В шиитской общине вакуум заполнило духовенство Неджефа и Кербелы. Среди суннитов после запрета партии Баас увеличивалось влияние радикальных ваххабитских и салафитских проповедников. На поле битвы, как стервятники, стали слетаться джихадисты из других стран. «Аль-Каида в Месопотамии» во главе с печально известным Абу Мусабом Заркауи развернула масштабный террор.

В результате к осени 2006 года ситуация стала нетерпимой даже для американцев. На базе суннитских племен провинции Анбар были организованы вооруженные отряды «Сахва» («Пробуждение») во главе с шейхом Абдель Саттаром Абу Риша численностью в 90 тысяч человек. За три года удалось победить «Аль-Каиду», но правительство Нури аль-Малики и не думало о том, чтобы отблагодарить своих спасителей. Вместо этого против суннитов начались новые жестокие репрессии. Отряды «Сахва» были расформированы и лишены довольствия. Суннитские регионы Ирака были отрезаны от элементарных коммунальных услуг, даже электричество подавалось там всего на 5 часов в сутки. В суннитских городах регулярно проводились зачистки, по ложному обвинению в «терроризме» в тюрьмы бросали невинных людей. В 2014 году в иракских тюрьмах ожидали исполнения смертного приговора двенадцать тысяч человек, обвинённых в «терроризме». Большинство обвинений были сфальсифицированы.

Расправившись с теми, кто носил оружие, правительство Малики стало ликвидировать умеренных суннитских политиков, уже интегрированных в органы власти. В конце 2011 года по обвинению в «терроризме» иракские спецслужбы захотели посадить за решетку вице-президента страны Тарика аль-Хашими, бежавшего в Турцию. Чуть позже подобная участь стала грозить министру финансов Рафа аль-Эсауи, не желавшему принимать участие в коррупционных схемах и под угрозой ареста уехавшему в Иорданию.

По существу, с приходом американцев иракские сунниты оказались в более бесправном положении, чем палестинцы на оккупированных Израилем территориях.

В итоге пожар сопротивления в суннитских районах Ирака разгорелся с новой силой. Не последнюю роль в этом сыграла подпольная организация партии Баас во главе с Иззатом Ибрагимом ад-Дури, планировавшая после захвата Мосула объявить о восстановлении Иракской Республики на широкой надконфессиональной основе, как это было при Саддаме. Не получилось. Руководство восстанием перехватили джихадисты, в чём им помогли Турция и некоторые монархии Персидского залива. Баасисты были частью ликвидированы, частью перевербованы террористами.

В чем сила «Исламского государства»?

Во-первых, в сочетании регулярных и иррегулярных методов борьбы. К первым относятся продуманная военная тактика и дисциплина: среди командиров ДАИШ немало бывших офицеров армии Саддама Хусейна. Иррегулярные методы связаны с практикой террора (использование террористов-смертников, запугивание населения на захваченных территориях, массовые казни). В-третьих, в поддержке либо лояльности части суннитских племен, качнувшихся к ИГ в надежде избежать дискриминации и репрессий со стороны правительства в Багдаде.

А в чём слабость ДАИШ?

В том, что пресловутое «Исламское государство» - это никакое не государство и государством никогда не станет. ИГ – это классическая антисистема (термин Льва Гумилёва). ИГ отрицает созидание и не имеет никакой положительной программы. Удел антисистемы – паразитирование на хищническом использовании природных богатств и грабительские походы против соседей.

После успешных ударов российских ВКС в Сирии, когда пути контрабанды нефти в Турцию были перерезаны, экономическая ситуация на территориях, занятых джихадистами, близка к катастрофе. В Мосуле чувствуется нехватка базовых продуктов и лекарств. Резко взлетели цены. По информации беженцев, спасающихся с оккупированной джихадистами территории, если до конца прошлого года средняя иракская семья в городе могла прожить на 500 долларов в месяц, теперь уже и тысячи долларов мало. Для территории с разрушенной экономикой и массовой безработицей это преддверие голода. Террористы, первое время искавшие популярности у местного населения и восстанавливавшие коммунальные службы, сейчас забросили эту затею. Вновь пошли перебои с электроэнергией, а малейшие признаки недовольства гасятся террором. Так что иракским суннитам нет никакого резона класть свои головы за «Исламское государство».

Вместе с тем они с недоверием относятся к любым попыткам подключить их к антитеррористической деятельности. Как уже сказано, острием борьбы против ИГ в Ираке является шиитская милиция «Хашед аш-Шааби». Большинство суннитов не любят ее и не доверяют ее бойцам.

Объективно перед Ираком стоит задача вовлечь в борьбу с террористами суннитское ополчение, но для этого населению Мосула и Анбара нужны гарантии самоуправления и соблюдения его прав. Подобных гарантий режим Нури аль-Малики, ставленника американцев, дать не может.

Чтобы победить в Ираке террористов, нужно прежде всего лишить их поддержки местного населения, оторвать от ИГ суннитские племена и бывших баасистов, объявив им амнистию и гарантировав их участие во власти в новом Ираке (либо через суннитскую автономию, либо путем широкого представительства в центральном правительстве). Только создав государство, соблюдающее интересы всех общин и религий, можно убить дракона антисистемы под названием «Исламское государство», рождённого американской оккупацией Ирака.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.