Раздел Сирии и Ирака
215

Раздел Сирии и Ирака

Статья «Время серьезно задуматься над разделом Сирии», появившаяся на днях в журнале Foreign Policy, действительно наводит на серьёзные размышления. Автор статьи сетует на то, что после войны, которая привела к гибели 470 тысяч человек (впрочем, точную статистику жертв никто не вел), разрушению целых городов и потоку в 6 миллионов беженцев, совместное проживание различных религиозных общин на территории Сирии более невозможно. 

В статье предлагается разделить Сирию на территории, населенные алавитами (включая в них почему-то Дамаск), и суннитские районы. Проект предлагается осуществить либо в форме полного раздела государства, либо в форме создания рыхлой конфедерации по типу Боснии и Герцеговины. Автор статьи Джеймс Ставридис, четырехзвездочный адмирал и бывший командующий войсками НАТО, - не последняя фигура в американском военно-политическом истеблишменте.

Свои взгляды на будущее Сирии генерал Ставридис изложил сразу же после того, как госсекретарь США Джон Керри упомянул 1 марта на слушаниях в Комитете  по внешней политике сената США о существовании «плана Б» по Сирии. Дескать,  если российско-американский план по «прекращению враждебных действий» в Сирии не сработает, придется прибегнуть к разделу страны, так как противоборствующие политические силы не смогут жить в рамках одного государства. 

Идея раздела Сирии, Ирака и других государств на Ближнем Востоке появилась в головах американских стратегов ещё в 1980-е годы. Первым её высказал Бернард Льюис, патриарх американского востоковедения, в течение долгого времени бывший членом и консультантом американского Совета по международным отношениям (Council on foreign relations, CFR), организации, негласно формирующей внешнеполитическую повестку большинства администраций США.

В своё время тезис Льюиса о «принципиальном характере противостояния между исламом и христианством», сформулированный в книге «Корни исламского гнева» (1990), повлиял на теорию С.Хантингтона о «столкновении цивилизаций». В начале 2000-х годов Льюис стал одним из главных советников администрации Джорджа Буша-младшего по ближневосточным вопросам. Американский журналист Джекоб Вайсберг пишет, что «его взгляды оказали наиболее сильное интеллектуальное влияние на решение вопроса о вторжении в Ирак в 2003 году».

В 1979 году Б.Льюис впервые представил Бильдербергскому клубу свой план политического переформатирования Ближнего Востока. Целью плана было одновременное противодействие исламской революции в Иране и Советскому Союзу, осуществившему в том же году ввод войск в Афганистан. Противостоять исламскому Ирану предполагалось по линии разжигания шиитско-суннитских противоречий и поддержки движения «Братья-мусульмане». Противостояние Советскому Союзу мыслилось через создание «дуги кризиса», подходящей непосредственно к советским границам. В этой схеме раздел национальных государств на Ближнем Востоке рассматривался  как вариант «балканизации» по линии религиозных, этнических и клановых разломов.  

Модель Льюиса получила дальнейшее развитие уже после распада Советского Союза. В 1992 году он опубликовал в журнале Foreign Affairs, органе  Совета по международным отношениям, статью «Переосмысляя Ближний Восток», в которой предложил новую карту Ближневосточного региона. 

Льюис планировал отколоть от Сирии территории, населенные друзами и алавитами, сделав их самостоятельными мини-государствами; основать карликовое маронитское государство на территории соответствующих районов Ливана; создать независимый Курдистан в регионах Турции, Ирака, Сирии и Ирана, населенных курдами; отделить районы Ирака, населенные шиитами, для создания там независимого государства; создать независимое арабское государство в Иране, в провинции Хузестан, на территории которой расположена большая часть иранских нефтяных месторождений; расчленить Пакистан, выделив независимый Белуджистан и объединив пуштунские районы, лежащие по обе стороны афгано-пакистанской границы в единое государство. 

«Наиболее радикальным средством противостояния фундаментализму, - писал Льюис, -  является «ливанизация». Большинство государств Ближнего Востока – Египет здесь исключение – представляют собой недавние и искусственные конструкции... Если центральная власть в государствах Ближнего Востока ослабеет, то исчезнет последняя скрепа, удерживающая государственное единство. Ведь в этих странах нет ни развитого гражданского общества, ни приверженности к государству-нации, ни общей идентичности. Тогда государство дезинтегрируется, как это случилось в Ливане, в хаотическое скопление борющихся друг с другом сект, феодов, регионов и партий».

Прямая цель подобных проектов - предотвратить появление в регионе сил, способных бросить вызов гегемонии США. Недаром сразу после исламской революции в Иране американцы принялись раздувать пламя ирано-иракской войны, успешно делая это на протяжении восьми лет (1980-1988). Тем самым решалась двойная задача: не допустить роста могущества Ирана и ослабить сильный баасистский режим Саддама Хусейна в Ираке. 

После войны, чтобы не дать Багдаду чрезмерно усилиться, Запад организовал операцию «Буря в пустыне», а в 2003 году под фальшивым предлогом борьбы с «оружием массового поражения Саддама» оккупировал эту страну, уничтожив ее суверенитет. Почти то же повторилось с Сирией. 

В 1990 году сирийские войска с полного согласия Вашингтона, согласно Таифскому соглашению, остались в Ливане для поддержания мира в этой стране. Обусловлено это было двумя обстоятельствами. Во-первых, Дамаск участвовал в операции «Буря в пустыне», направленной против Ирака. Во-вторых, правительство Хафеза Асада обязалось в то время не вести никаких враждебных действий против Израиля. Через десять лет ситуация поменялась. Дамаск взял курс на стратегическое партнерство с Ираном и поддержку ливанского сопротивления в лице «Хезболлы». Сирийские миротворцы в Ливане сразу же стали для Вашингтона оккупантами. США своими санкциями вначале вынудили сирийцев вывести армию из Ливана, а затем уже в 2011 году приступили к демонтажу суверенитета Сирии. 

От планов раздела не застрахованы и самые верные американские союзники, например Саудовская Аравия. Сегодня, когда США не зависят от поставок нефти с Ближнего Востока и отказались от прямой конфронтации с Ираном, Эр-Рияд уже не так важен для Америки в качестве стратегического партнера. Не случайно в американских СМИ стали появляться карты, на которых территория  Хиджаза (Саудовская Аравия)  передана Иордании, а Восточная провинция королевства вместе с южным Ираком включена в состав «шиитского арабского государства».

На самом деле решение проблем Арабского мира требует прямо противоположного тому, что предлагают в США. 

Раздел ныне существующих государств Ближнего Востока на бессильные карликовые государства лишь породит новые кризисы – этнические и религиозные чистки и гоббсовскую «войну всех против всех». В такой войне новым удельным княжествам обязательно понадобится «третейский судья», на роль которого Вашингтон предложит себя. 

В перспективе выходом из глубокого кризиса, который переживает сейчас Ближний Восток, может стать создание арабского «большого пространства» (Grossraum), но это уже тема отдельного серьёзного разговора.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.