Новости | 20.03.2016
1 0 0

Саудовская Аравия против Ирана: США предлагают «холодный мир»

Секторальный раскол между суннитами и шиитами Ближнего Востока в эти дни судьбоносных процессов в Сирии и Ираке принял практически завершённый характер. После одностороннего разрыва дипотношений с Ираном в январе, Саудовская Аравия открыла новый фронт сдерживания «шиитской экспансии» в регионе. Сначала на заседании глав МИД Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), а затем и на внешнеполитическом саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) саудовцы перешли в дипломатическое наступление. Ливанское движение «Хизбалла» причислено арабскими странами, за редким исключением, к «террористическим организациям». Не согласился с таким вердиктом лишь Ирак, а выступивший ранее против Ливан, как можно было понять из заявлений премьер-министра этой страныТаммама Салама в интервью телеканалу Al Arabiya (7 марта), пошёл на попятную.

Эр-Рияд жёстко отреагировал на позицию главы МИД Ирака Ибрагима аль-Джаафари, который 11 марта в штаб-квартире ЛАГ в Каире публично отказал саудовцам в «террористической» трактовке «Хизбаллы». Аль-Джаафари позволил себе открытый выпад в сторону арабских монархий и их признанного лидера. Как передал иракский портал Shafaq News, он заявил, что террористами являются не члены «Хизбаллы», а те, кто решили отнести эту организацию, борющуюся в первых рядах с ДАИШ (арабский акроним «Исламского государства»), к террористическим. После заседания ЛАГ, которое, кстати, саудовская делегация на половине выступления иракского министра демонстративно покинула, аль-Джаафари попробовал разрядить обстановку. Но гнев саудовцев уже вырвался наружу. Багдад был заклеймён в качестве «прислужника» Тегерана, и в Эр-Рияде даже намекнули, что уже пожалели о восстановлении работы своего посольства в иракской столице, о котором было объявлено за несколько дней до разрыва саудовцами всех связей с иранцами.

Правителям крупнейшей арабской монархии было от чего придти в ярость. Дело в том, что навешивание на «Хизбаллу» ярлыка «террористической организации» последовало в качестве реакции на успехи шиитов Ирана, Ирака и Ливана в Сирии. Горечь пилюли усилилась для Саудовской Аравии, когда она осознала не только масштабы и глубину проникновения Ирана в Сирию и Ирак, но и почувствовала признаки надвигающейся кооперации России и США в ближневосточном регионе. В намечающемся партнёрстве Москвы и Вашингтона саудовцам места не находится. Зато их главный геополитический оппонент — Иран получает повышенные знаки внимания далеко не только с российской стороны.

Думается, Служба общей разведки Саудовской Аравии значительно раньше узнала о предложениях США в адрес России по Сирии, чем это стало достоянием широкой общественности после интервью главы МИД РФ Сергея Лаврова телеканалу РЕН ТВ (13 марта). Напомним, российский министр поделился информацией о заявке американской стороны на разделение сфер ответственности в Сирии. «На каком-то этапе американцы предлагали нам осуществить „разделение труда“. Российские воздушно-космические силы должны сконцентрироваться на освобождении Пальмиры (город Тадмор в провинции Хомс — EADaily), а американская коалиция при российской поддержке сосредоточится на освобождении Ракки, — сообщил Лавров. — Это доказывает, что у них (американцев) какое-то прозрение наступает. США понимают, что нужно не просто обмениваться информацией, чтобы друг друга не сбивать, а реально координировать свои действия по борьбе с терроризмом, иначе ничего не получится».

Саудовцев нет ни в Ираке, ни в Сирии. Но там широко представлены иранцы и их ближайшие союзники, включая бойцов-шиитов иракского ополчения и ливанской «Хизбаллы». Получается, иранцы могут найти и уже находят себе нишу в сложном ландшафте интересов региональных и глобальных сил в Сирии и Ираке. А саудовцы, с их внешнеполитическими амбициями, накопленными авуарами и сверхсовременным вооружением, остаются за бортом актуальных процессов.

До объявления о выводе основной части военной группировки России из Сирии оттуда поступали сообщения иного характера. С 27 февраля, вступления в силу соглашения о прекращении огня, до 14 марта, когда президент РоссииВладимир Путин отдал приказ приступить к перебазированию части авиагруппировки в места постоянной дислокации, удары ВКС РФ значительно активизировались. Параллельно наблюдалась концентрация проиранских сил на сухопутных театрах военных действий. Причём, происходило это при самой тесной координации с воздушной компонентой ведения наступательных операций против ДАИШ и «Джебхат ан-Нусры». Так, на стратегически важном направлении в провинции Хомс, в районе Тадмора (Пальмира), за который джихадисты дерутся до последнего, ибо он находится на пересечении транспортных артерий, помимо частей самой сирийской армии, сосредоточены бойцы-шииты иракского ополчения «Имам Али» и ливанской «Хизбаллы». С декабря 2015 года пресса аравийских монархий усердно обращала внимание партнёров на Западе (и не только), что в район Тадмора для помощи в планировании и непосредственном ведении наступательной операции прибыли более 60 российских советников из состава подразделений морской пехоты и спецназа ГРУ Генштаба ВС РФ.

Больше всего саудовцев настораживает появление не столько проиранских ополченцев из Ирака и Ливана на «самых неожиданных» участках сирийского фронта, а бойцов специальных формирований Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Ирана. КСИР «пустил корни» в Ираке, и стал проецировать отсюда влияние на Сирию.

Саудовцы резко повысили ставки в игре против Ирана и его «сателлитов» в регионе, когда военнослужащие КСИР были замечены на сирийских театрах военных действий, например, прилегающих к Ракке. Хотя каких-нибудь несколько недель назад об иранских спецподразделениях в этих районах никто не слышал. После разговоров о якобы начавшемся «откате» КСИР и «Хизбаллы» из Сирии, столкнуться с фактами оперирования этих организаций под Тадмором и на подступах к Ракке — было сродни потрясению для саудовцев. Как результат, Эр-Рияд и его «свита» в ССАГПЗ и ЛАГ пришли в крайнее раздражение, самым ярким проявлением которого и стало объявление, чуть ли не «крестового похода» против «Хизбаллы» и рост антииранской истерии в монархиях Персидского залива.

Близкие к «Хизбалле» источники назвали подогреваемые арабскими монархиями слухи о выводе бойцов движения из Сирии «фальшивыми» и обусловленными соображениями ведения «психологической войны». Дополнительную нервозность саудовцам придали комментарии высокопоставленных представителей Ирана по поводу «неожиданности» вывода российских войск из Сирии. Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявил, что Тегеран ожидал вывода части ВКС РФ. По его словам, «вывод войск из Сирии был запланирован и скоординирован заранее, это было абсолютно ожидаемо». Борьба в Сирии ещё не окончена, иранские и российские военные советники продолжат помогать Дамаску в битве против террористических группировок, подытожил Шамхани. Из его слов выходит, что Иран был подготовлен к такому развитию событий, в то время как многих решение Москвы застало врасплох.

В настигшем их дискомфорте от неожиданного решения Москвы, саудовцы далеко не одиноки. Как признался начальник Генштаба ВС Израиля Гади Айзенкот, начало вывода российской группировки из Сирии стало «полной неожиданностью» для израильской стороны. Как и в Эр-Рияде, в Тель-Авиве незамедлительно встали вопросы возможного усиления иранских позиций в Сирии с учётом фактора «отступления» из арабской республики российских войск. Израиль хотел бы получить от России заверения, что вывод её войсковой группировки не будет сопровождаться усилением там Ирана и ливанского движения «Хизбалла», которые сражаются на стороне правительственных сил, заявил источник в делегации израильского президента, когда тот находился с рабочим визитом в Москве.

Ситуация после 15 марта, начала вывода части российской авиагруппы с базы «Хмеймим», далеко не однозначна для саудовцев. С одной стороны, их союзники из так называемой «умеренной» оппозиции, собранные под флагами «Свободной сирийской армии», «Джейш аль-Ислам» и др. могут вздохнуть посвободнее, перегруппировать силы и, при возможности, пойти в наступление в северных и южных провинциях Сирии. Однако, не всё так очевидно. Интенсивность поддержки сирийской армии с воздуха, видимо, в самом деле претерпит существенные изменения (1). Но образовавшийся с уходом основной части российской авиагруппы «вакуум» может заполнить не кто иной, как Иран. У Тегерана нет ресурсов и соответствующего военного инструментария, дабы заменить россиян в воздухе, направив в Сирию свою ударную авиацию. По большому счёту, её у иранцев нет, а то, что есть (2), может стать лёгкой добычей для враждебных Ирану группировок на земле. Случай с подбитым 12 марта сирийским МиГ-21 — наглядное тому подтверждение.

Но Тегеран может попытаться скомпенсировать «уход» россиян из сирийского неба новым всплеском активности на земле. В таком случае, саудовцы рискуют столкнуться с ещё более зримыми сигналами распространения в регионе «иранской экспансии», создания сплошной шиитской линии Иран — Ирак — Сирия — Ливан, которая бы «разрезала» суннитские страны региона с Востока на Запад. Подобный сценарий, решительно неприемлемый для Саудовской Аравии, далеко не столь гипотетичен, как может показаться на первый взгляд. В Ираке у иранцев создан мощный плацдарм для наращивания влияния на сирийском фронте. В шиитских «Силах народной мобилизации» Ирака (ополчение «Аль-Хашд аш-Шааби»), по самым скромным оценкам, под ружьём находятся 40 тыс. бойцов. Примерно половина из них состоит в организации «Бадр» под командованием Хади аль-Амири, другая — в подчинении у Абу Махди аль-Мухандиса, ещё одного военачальника ополчения иракских шиитов. МВД Ирака практически полностью под их контролем. Сунниты удерживают позиции в иракском Минобороны, но при сохранении нынешней тенденции на рост влияния проиранских сил военное ведомство может ожидать «участь» местного МВД.

Помимо удобных стартовых позиций в Ираке и постоянного очага боеготовности в Ливане («Хизбалла»), на руках у иранцев ещё один сильнейший военно-политический козырь. Это фактическое самоустранение США, главного гаранта безопасности Саудовской Аравии, от её конфликта с Ираном. Позицию Вашингтона даже трудно назвать «позитивно нейтральной» по отношению к аравийскому партнёру. На громкие заявления из Белого дома о приверженности делу защиты союзника от экспансионистских устремлений Ирана, саудовцы в последнее время просто перестали обращать внимание, так как понимают, что они ничего не значат.

США предоставят Саудовской Аравии и Ирану возможность самим решать свои проблемы и вести «осмысленный диалог». Продолжив эту мысль, официальный представитель Госдепартамента Джон Кирби в середине января отметил, что США не будут «успокаивать» Саудовскую Аравию в конфликте с Ираном. Такое заявление Кирби сделал через пять дней после того, как Саудовская Аравия «по ошибке» нанесла авиаудар по посольству Ирана в Йемене. Инцидент произошёл вслед за разгромом саудовской дипмиссии в Тегеране, который, в свою очередь, стал реакцией иранской толпы на казнь в Саудовской Аравии местного шиитского богослова Нимра ан-Нимра и ещё нескольких «заговорщиков».

На вопрос о том, считают ли США, что Иран в данной ситуации проявляет «одностороннее благоразумие», Кирби заявил, что об уровне благоразумия стоит спрашивать Саудовскую Аравию. При этом представитель Госдепа предположил, что Иран «может делать и больше для поддержания стабильности в регионе». «Мы осознаём напряжение, вызванное этими казнями. Мы понимаем, в чём заключён источник напряжения в этой ситуации, в том числе в историческом смысле. Поэтому госсекретарь Керри призывает этих ребят решить этот вопрос дипломатическим путём», — заявил Кирби в ходе пресс-конференции.

Фамильярный тон Госдепа, уравнивающий одних «ребят» с другими и призывающий их решить «этот вопрос» самим, лишь подчёркивает тревожность реальности для саудовцев. «Хорошие ребята» должны сами разобраться с «плохими», и не рассчитывать на помощь «кулаками» третьей стороны.

Чтобы внести окончательную ясность, президент США Барак Обама 10 марта, в интервью американскому журналу The Atlantic, предложил Саудовской Аравии «холодный мир» с Ираном, заявив при этом: «Вы правы, Иран — источник всех проблем, и мы поддерживаем вас в делах с Ираном. Но при этом американские партнёры в Заливе, наши традиционные друзья не имеют возможности самостоятельно потушить пожар или одержать решительную победу самостоятельно, а это будет означать, что нам надо будет приходить и использовать нашу военную силу для улаживания дел. А это не в интересах не только США, но и Ближнего Востока».

После внесения «Хизбаллы» в список «террористических организаций», саудовцы и их союзники в ССАГПЗ и ЛАГ не горят желанием вступать в прямой конфликт с шиитским движением Ливана, провоцируя Иран на жёсткий ответ. Несомненно, их от этого, не в последнюю очередь, удерживает невнятная позиция действующей администрации США. Приход новых людей в Белый дом саудовские власти ожидают с большим нетерпением. В этом с ними солидарны израильтяне, для которых «Хизбалла» уже давно «террористическая организация». А пока, до смены политических декораций в Вашингтоне, противостояние аравийских монархий с «иранским фактором» продолжает разворачиваться по канонам ведения «опосредованной войны». «Хизбалла» в арабском мире последовательно демонизируется, организация шейха Хасана Насраллы сталкивается с постоянными попытками её дискредитации. К примеру, на днях кувейтская газета Al Qabas сообщила о задержании в Эль-Кувейте крупнейшей за последнее время партии наркотиков, следы поставки которой якобы ведут к «Хизбалле» и её боевикам в Сирии.

Впрочем, никто не застрахован от того, что на определённом этапе конфликт между шиитами и суннитами Ближнего Востока, в эпицентр которого постепенно придвигается «Хизбалла» и вопрос растущего присутствие Ирана в Сирии, перейдёт в «горячую фазу». И тогда одними громкими заявлениями на арабских форумах и пропагандистскими атаками в СМИ саудовцам отделаться явно не удастся.

(1) Кстати, и с выводом контингента ВС России из Сирии не всё так однозначно. В последние несколько дней на аэродром «Хмеймим» российскими тяжёлыми транспортными самолётами Ан-124 были доставлены несколько современных боевых вертолётов Ми-28Н и Ка-52 из состава армейской авиации ВКС России. Это первое известное появление ударных винтокрылых машин данного класса в Сирии, отметили информированные военные источники в Сирии. Если сведения о переброске Ми-28Н и Ка-52 подтвердятся, скорее, правильнее говорить не о выводе, а перегруппировке российских сил в САР под цели новой военно-политической ситуации в стране.

(2) Ударная авиация ВВС ИРИ включает самолёты советского производства. Это бомбардировщики Су-24, истребители-бомбардировщики Су-22 (все находятся на хранении в ожидании модернизации) и штурмовики Су-25. На вооружении остаётся значительное количество истребителей американского производства: F-14А, F-4D/E и F-5. По общепринятому мнению военных аналитиков, ВВС Ирана нуждаются в глубокой модернизации, как ни один другой вид войск Исламской Республики.

По материалам: eadaily.com

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.