В образе голубя мира: Барак Обама на Кубе
36 0 0

В образе голубя мира: Барак Обама на Кубе

Да, официальный визит президента США на Кубу – событие исторического масштаба. И не только потому, что Барак Обама решился на установление отношений с Гаваной, признав, что более чем полувековая конфронтация с Кубой была со стороны Вашингтона ошибкой. Главный итог заключается в другом: противостояние империалистического супертяжеловеса и небольшого карибского государства обернулось провалом усилий США по разгрому кубинской революции.

Поворот в кубинской политике США созревал постепенно. Ставка на силу не сработала. Международная солидарность с Кубой, прежде всего со стороны латиноамериканских и карибских народов и правительств, стала угрожать Соединённым Штатам региональной изоляцией в Западном полушарии.

Требования латиноамериканцев о прекращении антикубинской политики США прозвучали на саммитах американских стран в Порт-оф-Спейне (Тринидад и Тобаго) в 2009 году, в Картахене (Колумбия) в 2012 году. Латиноамериканские лидеры настояли на снятии блокады и включении Кубы в число участников VII Саммита в Панаме в 2015 году, и администрации Обамы пришлось капитулировать: кубинская делегация во главе с Раулем Кастро приняла участие в саммите.

В материалах западных агентств, подводящих итоги визита Обамы на остров, акцент делается на его «спасительных результатах» для кубинской экономики. Мол, по мере углубления взаимоотношений на остров хлынут американские инвестиции, сотни компаний из США начнут заново осваивать кубинский рынок, внедрять инновационные технологии, попутно способствуя демонтажу «обветшалых» идеологических концепций. И никаких упоминаний о том, по каким причинам все минувшие десятилетия кубинское руководство проводило жёсткую антиамериканскую политику. Ни слова об операции ЦРУ и Пентагона по высадке в апреле 1961 года десанта на Плайя-Хирон, когда кубинские вооружённые силы под командованием Фиделя Кастро нанесли сокрушительное поражение интервентам.

Провокаций против Кубы было много и после этого. Так, Ли Харви Освальду, подставной марионетке ФБР в запланированном убийстве президента Кеннеди, создавали имидж «прокастровского агитатора». Через кубинское консульство в Мехико Освальд пытался оформить визу для поездки в Гавану. Сотрудники консульства проявили бдительность, и поездка сорвалась. Можно себе представить, какие обвинения и репрессии обрушились бы после гибели Кеннеди на революционное правительство Кубы, если бы спецслужбы США «доказали» работу Ли Харви Освальда на Гавану.

Ещё два примера из сотен других: в марте 1962 года на рассмотрение Объединённого комитета начальников штабов США был представлен проект межведомственной операции «Нортвудс». Планировалось проведение диверсий внутри и по периметру базы США в Гуантанамо, теракты в Майами и Вашингтоне, имитация «атак ВВС Кубы» на американские самолёты или корабли, потопление судна с кубинскими беженцами и т.д. Целью операции было развязывание вооружённого конфликта с Кубой.

Жертвой другой операции - «Парти» - должен был стать Рауль Кастро, командующий Революционными вооружёнными силами. Покушение намечалось на 26 июля 1962 года во время его выступления на митинге в городе Сантьяго-де-Куба. Террорист должен был убить Рауля очередью из автомата. После этого с территории Гуантанамо был бы открыт огонь по кубинской воинской части, расположенной неподалёку. Американцы считали неизбежным после этого нападение кубинцев на базу, что должно было стать предлогом для вторжения армии США на остров.

ЦРУ разрабатывало изощрённые планы покушений на Фиделя Кастро. Взрывающиеся сигары, водолазный костюм, заражённый туберкулёзной палочкой, шариковая ручка, в которую был вмонтирован микроскопический шприц с ядом, - счёт идёт на десятки смертоносных комбинаций по ликвидации лидера революции. Куба олицетворяла собой вызывающий вариант антиамериканского поведения в Западном полушарии, и задача ставилась спецслужбами США конкретно - полная ликвидация режима и жестокое подавление его сторонников.

Серьёзным препятствием для нормализации отношений между Гаваной и Вашингтоном остаётся экономическая, торговая и финансовая блокада, действующая против Острова свободы уже 55 лет, с 1961 года. Эмбарго было введено после национализации революционными властями собственности граждан США. «Самый продолжительный геноцид в истории человечества» - такие плакаты висят на улицах Гаваны.

Ущерб, нанесённый американской блокадой Кубе, по имеющимся подсчётам, превышает 800 млрд. долларов. Отменить эмбарго может только конгресс США.

Не меньшую проблему в двухсторонних отношениях представляет военно-морская база США в Гуантанамо. Кубинцы требуют возвращения этой территории, незаконно отторгнутой более ста лет назад. С января 2002 года на территории базы размещается тюрьма для лиц, обвиняемых Вашингтоном в терроризме и других преступлениях. В январе 2009 года Обама обещал закрыть тюрьму, но не сделал этого.

Правительство Кубы настаивает на прекращении всех американских программ, направленных на дестабилизацию и изменение политического, экономического и общественного порядка в стране. 8 марта газета «Гранма» (Гавана) писала: «Политика «смены режима» должна быть окончательно предана забвению. Также должны быть оставлены попытки сформировать внутреннюю политическую оппозицию, финансируемую за счёт американских налогоплательщиков. Нужно положить конец радио- и телевизионной агрессии, направленной против Кубы и явно нарушающей международное право, а также незаконному использованию телекоммуникаций в политических целях».

Гавана требует также прекратить пропагандистские операции США, поощряющие побеги с Кубы. Так называемая политика «сухих и мокрых ног» гарантирует предоставление убежища беженцам с острова в случае, если они достигают территории США; если беженцев перехватывают в море до высадки на сушу, их возвращают кубинским властям.

О результатах визита Обамы на Кубу, с точки зрения её врагов, написал для агентства Infobae Карлос Альберто Монтанер, кубинский публицист в изгнании, сотрудничающий с ЦРУ. По мнению Монтанера, Куба после визита Обамы ни на миллиметр не сдвинется со своих социалистических и антиимпериалистических позиций, сохранит поддержку Венесуэлы, «источника огромных субсидий для кубинцев». Куба, как подчеркнул её министр иностранных дел Бруно Родригес, «защитит технологический суверенитет» интернет-сетей, что, по оценке Монтанера, означает «контроль политической полиции за каналами связи».

«Обама не рассчитал, как следует, в какое осиное гнездо он влез, - пишет Монтанер. - Он односторонне объявил о конце «холодной войны» с Кубой, несмотря на то, что она оказывает военную помощь северокорейцам, помогает террористам Ближнего Востока, поддерживает сирийца Башара Асада и иранских айятолл… Куба также дирижирует оркестром стран социализма XXI века (Венесуэлой, Боливией, Эквадором и Никарагуа), однозначно антиамериканских и заинтересованных в продолжении битвы, которую не завершил Союз Советских Социалистических Республик».

Перспективы у кубинско-американского диалога Монтанер не видит. Цель покончить с «тоталитарным режимом» и заменить его «на реальную демократию», по его мнению, не достигается с помощью односторонних уступок: «Умиротворение никогда не было хорошей политикой, как это подтвердила в Северной Корее династия, основанная Ким Ир Сеном…»

То положительное, что звучало в кубинских выступлениях Обамы, Монтанер отнёс к проявлению вежливости в отношении принимающей стороны. Президент США отметил огромные успехи Кубы в области образования и здравоохранения и подчеркнул, что «судьба Кубы будет решаться не Соединёнными Штатами или какой-либо другой страной. Куба – это суверенное государство, которое может гордиться собой. Будущее Кубы будет решаться самими жителями Кубы».

Обама явно наслаждался каждой минутой своего пребывания на Кубе. Встреча с Раулем Кастро, общение с кубинскими диссидентами (оказывается, не все они сидят в тюрьмах!), выступление с речью о «демократических ценностях и свободах» в Большом театре Гаваны (транслировалось по государственному телевидению), прогулка по улочкам Старого города, бейсбол, фотографирование, в том числе на фоне барельефа Эрнесто Че Гевары (для будущей книги президентских мемуаров), - всё в рамках двухдневной программы визита, согласованной с кубинцами. И ещё Обама выразил желание встретиться с Фиделем Кастро. Легендарный вождь кубинской революции, однако, на просьбу президента США не откликнулся.

Примечательно, что за два дня до приезда Обамы в Гавану с официальным визитом на острове побывал президент Венесуэлы Николас Мадуро, и у него состоялась двухчасовая беседа с Фиделем Кастро. Фидель вручил венесуэльскому президенту высшую награду Кубы – орден Хосе Марти.  Были подписаны соглашения о расширении сотрудничества в сфере экономики, культуры и здравоохранения между Кубой и Венесуэлой. В свою очередь Рауль Кастро выразил безоговорочную поддержку правительству Мадуро, критически отозвавшись об «исполнительном указе» Барака Обамы, в котором Венесуэла рассматривается как «угроза для безопасности США».

Кубинское руководство чётко обозначило генеральную линию своей внешней политики: мы хорошо помним, кто наши настоящие друзья, на кого можно положиться, кто никогда не оставит нас в беде.

Несмотря на преобладание антикубинских сил в истеблишменте США, нормализация двусторонних отношений набирает силу. Как подчёркивают обе стороны, имеющиеся противоречия не препятствуют народам Кубы и США жить в мире на основе взаимного уважения. Под этим углом зрения рассматривает процесс кубинско-американского сближения и Москва. Пресс-секретарь президента России заявил: «С Кубой Россию связывают многие десятилетия дружеских партнёрских отношений, сейчас они приобретают новый характер, обширное поле для сотрудничества. Мы заинтересованы в том, чтобы дружественная нам Куба сохраняла добрые отношения со всеми соседями. И в первую очередь с США».

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.