Освобождение Алеппо и будущее Сирии
1040

Освобождение Алеппо и будущее Сирии

13 декабря части Сирийской арабской армии, действовавшие при поддержке ВКС России, практически завершили освобождение Восточного Алеппо, который более четырёх лет (с июля 2012 года) находился под контролем боевиков-исламистов. Северная столица Сирии (её экономический центр) вновь перешла под контроль правительства. О реакции населения Алеппо на это событие свидетельствуют импровизированные митинги и празднества на улицах города. А в Дамаске в этот день впервые за четыре военных года были переполнены кафе и рестораны, на улицах города состоялось автомобильное ралли. 

После занятия Алеппо правительство сосредоточивает в своих руках контроль над тремя крупнейшими городами страны – Дамаском, Алеппо и Хомсом. Основными очагами сопротивления остаются Идлиб и провинция Дераа на юге страны. Однако в отсутствие турецкой поддержки боевики в Идлибе попадают в котёл и смогут продержаться в городе не более полугода. Что касается южного фронта, то здесь нет радикальных исламистов. Местные боевики достаточно умеренны (остатки бывшей ССА) и идут на перемирия с правительственной армией. Российские военные, используя свой успешный миротворческий опыт в Хмеймиме и сотрудничество с иорданскими спецслужбами, смогут договориться с ними о сдаче оружия. 

Исключение составляют регионы северо-восточной Сирии (провинции Ракка и Дейр эз-Зор), долгое время находившиеся под контролем «Исламского государства» (ИГ), а сейчас превращённые в арену геополитического соперничества Турции, США, сирийских курдов и местных суннитских племён. Здесь, видимо, ещё долго будут кипеть мятежные страсти.

Наиболее важным политическим следствием освобождения Алеппо является неминуемая легитимация правительства Башара Асада в глазах тех, кто ещё недавно прилагал все усилия, чтобы свергнуть сирийского президента. Труднее всего будет примириться с Дамаском Саудовской Аравии, слишком много поставившей на сирийскую карту. Впрочем, и здесь, судя по всему, наступает некоторое переосмысление. В последние два месяца министр иностранных дел КСА Адель аль Джубейр не выступал с большими заявлениями по Сирии. Обращает на себя внимание его отсутствие, как и отсутствие его коллеги из ОАЭ, на конференции «друзей Сирии», состоявшейся недавно в Париже. По-прежнему непреклонным остаётся Катар, министр иностранных дел которого шейх Мухаммед бин Абдуррахман Аль Тани заявил, что «правительство Катара будет вооружать сирийскую оппозицию, даже если США примут решение выйти из этого конфликта». Однако возможности Катара сейчас уже не те, что были в 2013-2014 годах. Поубавились они и у Анкары, главная цель которой - установление буферной зоны против курдов в северной Сирии.

Вторым следствием освобождения Алеппо неизбежно будет переосмысление умеренной сирийской оппозицией линии своего политического поведения. В течение пяти лет светские сирийские оппозиционеры, либералы и левые, были для Запада удобной ширмой для поддержки экстремистов, участвовавших в гражданской войне. Вначале Сирийский национальный совет, затем Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил (НКОРС), затем Сирийская национальная коалиция позиционировались в качестве полноценных партнёров по переговорам, участвовали во встречах «Клуба друзей Сирии» наравне с главами государств, присутствовали на приёмах в Конгрессе США. 

11 ноября избранный американский президент Дональд Трамп заявил, что его администрация, скорее всего, прекратит поддержку умеренных оппозиционных групп в Сирии. «Мы понятия не имеем о том, кто эти люди», - сказал Трамп. Избранный президент США, конечно, слукавил. И Государственный департамент, и ЦРУ прекрасно знают лидеров сирийской оппозиции, но в изменившейся ситуации приходится признать, что это – битые карты. 

В течение последнего года основным покровителем умеренной сирийской оппозиции была Саудовская Аравия (КСА), но с некоторых пор позиции КСА в регионе ослабли. В связи с падением цен на нефть ухудшилась и экономическая ситуация в королевстве. Основным направлением внешней политики КСА стал Йемен, при этом в Эр-Рияде не знают, как выйти из бесперспективной с военной и политической точек зрения войны. 

Отсюда вытекает, что дальнейшее ослабление умеренной оппозиции и её раскол неизбежны. Видимо, наиболее здравомыслящая часть оппозиционеров станет искать компромисс с правительством Асада. Политическая система Сирии после завершения военного конфликта не останется прежней. Потребуются демократизация политической жизни, создание коалиционного правительства, более внимательный учёт требований суннитского большинства. 

Согласно информации, которую приводит в газете «Рай аль-йаум» Абдельбари Атван, после установления окончательного контроля над Алеппо Башар Асад планирует приехать в этот город, чтобы провозгласить там программу будущих реформ. Предполагается также провести в Дамаске конференцию с прямыми переговорами между правительством и частью сирийской оппозиции. По итогам конференции должна быть принята новая конституция Сирии, а затем проведены президентские и парламентские выборы. По данным А.Атвана, в конференции должен принять участие ряд лидеров сирийской оппозиции: бывший председатель НКОРС Ахмед Джарба, бывший пресс-секретарь МИД Сирии Джихад аль-Макдиси, а также Хасан Абдель Азим, представляющий внутреннее крыло оппозиции.

Выбор этих фигур достаточно удачен. Ахмед Джарба, возглавлявший НКОРС до 2015 года, является уроженцем провинции Ракка и представителем влиятельного и многочисленного (до 2 миллионов человек) бедуинского племени Шаммар, проживающего на территории Сирии, Ирака и Саудовской Аравии. К этому племени принадлежала мать покойного короля Саудовской Аравии Абдаллы бин Абдель Азиза, отсюда особые отношения бывшего короля с Шаммар. Хасан Абдель Азим является ветераном сирийской политической сцены (родился в 1932 году). В 1957 году закончил юридический факультет Дамаскского университета и стал одним из первых сирийских адвокатов, получивших образование на родине. Ещё в 1960-е годы вместе с Джамалем Аттаси он сформировал Арабскую социалистическую демократическую юнионистскую партию (позже Арабский социалистический союз), ставившую целью объединение Сирии и Египта. В 1985 году Хасан Абдель Азим стал заместителем генерального секретаря этой партии, а в 2000 году после смерти Д.Аттаси - её генеральным секретарём. 

Ещё одно следствие освобождения Алеппо состоит в том, что военные успехи сирийской армии углубляют раскол в рядах джихадистов. Примером может служить перепалка, вспыхнувшая между двумя религиозными авторитетами «Джебхат ан-Нусры» Абу Марья аль-Кахтани и шейхом Усамой Баркауи (Абу Мухаммед аль-Макдиси). Абу Марья аль-Кахтани является шариатским судьей «Джебхат ан-Нусры», в то время как Абу Мухаммед аль-Макдиси – признанный идеолог джихадистского салафизма в Иордании и авторитетен для многих боевиков «Джебхат ан-Нусры». Кахтани недавно издал фетву, предписывающую джихадистам сражаться вместе с Сирийской свободной армией, в частности с «Бригадой Нуреддина аз-Зенги», ведущей вместе с турками наступление на Джараблус и Эль-Баб. 

Шейх Макдиси в ответ издал собственную фетву, объявляющую недействительными постановления Абу Марья аль-Кахтани. В «Твиттере» он начал резкую полемику с Кахтани, призвав его «выйти из рядов воинов джихада и примкнуть к Сирийской свободной армии, а лучше вообще покинуть землю Сирии и ее народ, чтобы не наносить вред делу моджахедов, призывая их воевать на стороне безбожной светской армии». Эта идейная схватка двух идеологов «Джебхат ан-Нусры» ярко отражает раскол в рядах данной группировки. 

После побед армии в Алеппо перед Сирией стоят две важнейшие задачи, от выполнения которых зависит будущее этой страны: национальное примирение и восстановление экономики. Выиграть войну недостаточно, нужно ещё выиграть мир.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.