Кто на самом деле выигрывает от «одной из плохих сделок» по СНВ
1748

Кто на самом деле выигрывает от «одной из плохих сделок» по СНВ

По информации агентства Reuters, Дональд Трамп в ходе состоявшегося 28 января первого телефонного разговора с Владимиром Путиным раскритиковал действующий ныне Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), назвав его «одной из плохих сделок, заключенных администрацией Барака Обамы», поскольку он-де выгоден только России. 

Если такая оценка данного договора новым президентом США действительно имела место (в чём есть сомнение, учитывая мутность источника информации – анонимный бывший чиновник администрации), то стоит обратить внимание на внешний антураж телефонного разговора. Оставшийся неназванным источник сообщил, что, когда во время разговора Путин поднял вопрос о возможном продлении договора СНВ-3, Трамп сделал паузу и обратился к своим помощникам за разъяснением, что это вообще за договор. После короткой консультации разговор возобновился, тогда-то и прозвучали слова Трампа насчёт «неудачной сделки». 

Сцена, если она не была срежиссирована, явно отдаёт мистификацией. Можно ли поверить, что Трамп, считающий 70% того, что делал его предшественник, неудачным, не знает существа Договора СНВ-3 – едва ли не важнейшего шага Обамы в сфере ядерного разоружения? Тем более что таких договоров у США нет больше ни с одним государством мира. Договор этот – единственный в своём роде, накладывающий ограничения на американский ядерный потенциал. И этот важнейший договор не известен человеку, обещающему Америке вновь сделать её великой? Позвольте не поверить. Это всё равно как если бы опытный застройщик Трамп забыл имя главного инвестора, вложившегося в его очередной небоскрёб на Манхэттене.

К слову сказать, выдвинутый Трампом на пост госсекретаря Рекс Тиллерсон во время слушаний в сенате, где обсуждалась его кандидатура на этот пост, не просто продемонстрировал знание предмета (иное было бы удивительным), но и заявил, что поддерживает договор СНВ, подчеркнув, что для США важно «оставаться в сотрудничестве с Россией». 

Примечательно, что когда агентство Reuters обратилось в пресс-службу Белого дома за комментариями, то корреспондента агентства отослали к официальному сообщению, опубликованному по итогам телефонного разговора президентов. А там об обсуждении существующего договора СНВ или намерениях заключить новый речи нет. 

Однако кому-то же понадобилось вбросить этот сюжет в информационное пространство, причём именно в такой тональности – неудачная сделка, выгодная лишь России! Не исключено, что это сделал кто-то из сотрудников администрации, отталкиваясь от тех оценок, которые Трамп высказывал ещё в предвыборной кампании. Тогда будущий хозяин Белого дома заявлял, что Россия «перехитрила» Соединённые Штаты с договором, поскольку тот якобы позволяет России, в отличие от США, продолжать производить ядерные боеголовки. Это совершенно не так, но СНВ-3 накладывает ограничения на обоюдной основе – и в этом смысле договор действительно может не нравиться Трампу.

А теперь о существе договора СНВ-3. Для претензий к нему (действительных или приписанных Трампу) у американской стороны нет ни малейших оснований. Вступивший в силу в 2011 г. и рассчитанный на 10-летний срок действия договор установил следующие потолки: по 700 развёрнутых стратегических носителей (межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и тяжёлых бомбардировщиков) с каждой стороны и по 1550 ядерных боезарядов на них. К 1 сентября 2015 г. (более свежие данные сторонами не раскрываются) Российская Федерация имела 526 развёрнутых носителей и 1628 боеголовок на них, США – 762 носителя и 1538 боеголовок. 

Отсюда видно, что Россия, действительно, имеет право развернуть дополнительное число носителей, тогда как США должны их немного сократить. Не это ли имел в виду Д. Трамп, когда ещё до своего вступления в должность президента США зондировал реакцию Кремля на идею «очень значительного» сокращения ядерного оружия? Так ведь ни о каком одностороннем преимуществе здесь не может быть и речи, поскольку количественный потолок определён российской стороной не произвольно и не в одностороннем порядке, а на паритетных договорных началах. 

Что же касается проблемы сокращения стратегических ядерных сил (СЯС), то Москва не раз заявляла, что готова рассматривать очередные шаги в этом направлении, но при выполнении вполне определённых условий. Выдвигая эти условия, российская сторона стремится не к односторонним преимуществам, а к повышению уровня безопасности в мире.

Россия настаивает на включении в переговорный процесс всех стран, обладающих ракетно-ядерным потенциалом. Условием к дальнейшему продвижению РФ и США в направлении взаимного ограничения СЯС она считает также отказ США от дальнейших шагов, ведущих к коренному изменению ситуации в области стратегической стабильности. В первую очередь, Москва настаивает на строгом соблюдении американской стороной положения договора СНВ-3 о необходимости учитывать тесную взаимосвязь между СНВ и ПРО. Положение особенно актуально ввиду усилий американской администрации по развёртыванию в Европе и Азии элементов НПРО, подрывающих баланс стратегического сдерживания. Вопреки утверждениям Вашингтона, Москва считает НПРО не оборонительной системой, а частью ядерного стратегического потенциала Америки, вынесенной на периферию (самый свежий пример – заявление МИД РФ от 9 февраля о том, что Москва рассматривает появление в Румынии американского комплекса ПРО «Иджис» как угрозу). 

В этом ряду и другие меры США и НАТО, подрывающие стратегическую стабильность: наращивание под предлогом кризиса на Украине военного присутствия США в Восточной Европе, создание новых передовых пунктов управления натовскими войсками в Восточной Европе и прочее. Пока все эти угрозы сохраняются, Москве думать о дальнейшем снижении количественных и качественных параметров своих стратегических ядерных сил – смерти подобно.

Слова Дональда Трампа о его стремлении к сотрудничеству с Россией, естественно, были с удовлетворением восприняты в Москве. С тех пор, однако, внешне всё выглядит так, будто в проведении политики на российском направлении Белый дом взял паузу. В этом есть очевидный элемент психологической игры. И ограничиваться одним ожиданием того, что из-за океана поступят очередные «позитивные сигналы», значило бы оказаться неготовыми к моменту, когда линия на возвращение Америке роли глобального лидера будет обозначена новой американской администрацией с предельной ясностью.

Фото: defence.ru

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.