Дэвид Рокфеллер. Динозавр сделал своё дело…
15682

Дэвид Рокфеллер. Динозавр сделал своё дело…

На пороге нового акта мировой драмы

20 марта на 102-м году жизни скончался патриарх клана Рокфеллеров – Дэвид Рокфеллер (1915-2017). Ушедший из жизни миллиардер был продолжателем дела его деда, основателя династии Рокфеллеров – Джона Дэвисона Рокфеллера (1839-1937). Продолжение дела заключалось в приумножении капитала, но усопший не был ординарным капиталистом. Он был, прежде всего, был «креативной» фигурой и внёс заметный (некоторые считают – решающий) вклад в формирование идейных, политических и экономических тенденций развития Америки и мира последнего полустолетия. Не побоюсь сказать, что этот вклад более существенен, чем вклад большинства американских президентов послевоенной эпохи.

Самое главное – Дэвид Рокфеллер дал старт проекту глобализации и до конца жизни развивал этот проект. К тому моменту, когда он вошёл в активную пору своей жизни, у него было всё для этого необходимое.

Во-первых, Рокфеллеры с самого начала создания Федеральной резервной системы США имели значительную долю в акционерном капитале этой частной корпорации. В результате двух мировых войн (развязанных при активном участии семьи Рокфеллеров) они укрепили свои позиции в Федеральном резерве, отодвинув на второе место Ротшильдов. Рокфеллеры контролировали главный банк Уолл-стрит – Чейз Манхэттен (Chase Manhattan Bank). Дэвид работал в этом банке с 1946 года, а в 1961 году занял пост президента и руководил банком до 1981 года.

Во-вторых, уже были созданы неформальные, но очень влиятельные институты «глобальной элиты», позволявшие продвигать новые идеи и проекты. В Америке это, прежде всего, Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations, CFR), учреждённый в 1921 году. Это также Бильдербергский клуб. В 1954 году, в возрасте 39 лет, Дэвид Рокфеллер стал президентом CFR; а в 1970-1985 гг. он возглавлял совет директоров Совета, а затем до конца жизни был его почётным председателем. В Бильдербергском клубе Дэвид Рокфеллер был постоянным участником всех ежегодных его встреч, начиная с первой, и членом комитета управляющих клуба – высшей инстанции, которая определяет списки участников каждой очередной встречи бильдербергеров.

В-третьих, следует отметить значение Фонда Рокфеллеров – одного из крупнейших благотворительных фондов Америки. Вообще, американские благотворительные фонды – очень хитрая институция. Крайне непрозрачны их финансовые операции, не до конца раскрывается их официальная благотворительная деятельность. Серьёзные эксперты называют такие фонды «внутренними офшорами» Америки. Все три поколения Рокфеллеров занимались «благотворительной» деятельностью, и приоритетом здесь была поддержка системы высшего (особенно экономического) образования в США. Опорными пунктами Рокфеллеров в системе высшего образования стали Чикагский университет и Гарвардская школа бизнеса. Приоритетными являются и некоторые проекты в области медицины и генетики. Ещё Джон Рокфеллер-старший учредил в 1901 году институт медицинских исследований, позднее преобразованный в Университет имени Рокфеллера. Генетические исследования, спонсируемые Рокфеллерами, носят закрытый характер.

В-четвёртых, Рокфеллеры в отличие от многих «классических» капиталистов не жалели вкладывать деньги в политиков, интеллектуалов, СМИ. Окупаемость таких инвестиций в долгосрочной перспективе, по их мнению, выше, чем при покупке ценных бумаг на фондовой бирже.

Одним из больших достижений Дэвида Рокфеллера можно считать создание в 1973 году Трехсторонней комиссии (Trilateral Commission). Это частная международная организация, состоящая из представителей Северной Америки, Западной Европы и Азии (в лице Японии и Южной Кореи), официальная цель которой – обсуждение и поиск решений мировых проблем. Комиссия дополняет деятельность Совета по международным отношениям и Бильдербергского клуба. Дэвид Рокфеллер с момента создания комиссии был её президентом. В актив Рокфеллера можно занести и создание в 1968 году Римского клуба.

Дэвид Рокфеллер никогда не занимал никаких должностей во властных структурах Америки, но его люди там были всегда. Более того, президенты в Америке сменялись, а эти люди оставались на своих местах. И в первую очередь здесь нужно указать на Генри Киссинджера и Збигнева Бжезинского. Первого можно назвать бессменным представителем Дэвида Рокфеллера в области не только публичной, но и теневой дипломатии. Второй – идеолог, наукообразно формулировавший основные установки миллиардера, а в 1977-1971 гг. занимавший пост советника по вопросам национальной безопасности при президенте Джимми Картере.

 Надо ли говорить, что во всех своих начинаниях Дэвид опирался на мощь клана, где среди четырёх его братьев наиболее влиятельным был Нельсон Олдрич Рокфеллер, губернатор штата Нью-Йорк в 1959-1973 гг., а в 1974-1977 гг. вице-президент США в администрации Джеральда Форда.

Первые шаги к осуществлению проекта глобализации, ставшего главным делом его жизни, Дэвид Рокфеллер сделал в 70-е годы ХХ века. Не без его участия произошёл демонтаж Бреттон-Вудской валютно-финансовой системы. Он – один из главных закулисных инициаторов проведения в 1976 году Ямайской конференции, на которой было принято решение о замене золотодолларового стандарта на бумажно-долларовый. После этого стало возможным выпускать бесконечно много зелёной бумаги, получая эмиссионный доход с каждого доллара буквально из воздуха.

Оставалась такая «мелочь», как создание устойчивого и растущего спроса на зелёную бумагу; его призвана была обеспечить экономическая и финансовая глобализация. Первый шаг Дэвиду Рокфеллеру помог сделать тогдашний государственный секретарь США Генри Киссинджер, спровоцировавший в 1973 году арабо-израильскую войну. За ней последовал четырёхкратный рост цен на нефть (так называемый энергетический кризис). Далее ловкий Генри провёл переговоры с первыми лицами Саудовской Аравии и других стран-экспортеров нефти, убедив их продавать нефть исключительно за доллары. Таким образом, бумажно-долларовый стандарт фактически стал нефтедолларовым.

Нефтедоллары, которые начали зарабатывать страны ОПЕК, потекли в американские банки, в том числе в Чейз Манхэттен, и активно выдавались в виде кредитов странам третьего мира. В начале 1980-х гг. в результате резкого повышения ключевой ставки ФРС был спровоцирован мировой кредитный кризис, на котором неплохо поживились те же американские банки, включая Чейз Манхэттен. Взращенная в подконтрольных Дэвиду Рокфеллеру Чикагском университете и Гарвардской школе команда экономических либералов и монетаристов начала формировать идеологию финансовой и экономической глобализации. К середине 80-х годов эта идеология оформилась в виде «вашингтонского консенсуса», а МВФ стал продвигать её по всему миру. Суть идеологии – в сумме постулатов, включающих минимизацию роли государства, ликвидацию барьеров для движения не только товаров, но и капитала, приватизацию государственной собственности, всемерное развитие финансовых рынков, свободное плавание валютных курсов, демонтаж антимонопольного законодательства и т.п. За несколько десятилетий глобализации (примерно 40 лет) финансовые рынки выросли до астрономических размеров, превратились в «пузыри», а реальная экономика деградировала.

Эти процессы непрерывно усиливали социально-имущественную поляризацию в мире. Число миллиардеров росло, но ещё быстрее росло число людей, не имеющих минимальных средств существования. Собственно, это и было заложено в проект глобализации. Все доклады, которые выходили под эгидой Римского клуба (наиболее известный из них – «Пределы роста» 1972 года), заканчивались примерно одним и тем же выводом: рост народонаселения и промышленности на планете неизбежно приведёт в ближайшие годы (десятилетия) к исчерпанию природных ресурсов и экологическому кризису. Единственный выход из ситуации – остановить рост экономики и народонаселения на планете. Особенно в странах третьего мира, где проживает большая часть населения Земли. Иначе говоря, заморозить тот разрыв в уровне экономического развития, который образовался межу «богатым Севером» («золотым миллиардом») и «бедным Югом» (периферия мирового капитализма). Проплаченные Дэвидом Рокфеллером сторонники «нулевого роста» пошли ещё дальше. Они стали утверждать, что «нулевого роста» народонаселения недостаточно, он должен быть «отрицательным» (в расчётных показателях, выведенных людьми Рокфеллера, чаще всего называется цифра 2 – 2,5 млрд. человек). Иначе говоря, началась почти не закамуфлированная пропаганда геноцида. Однако дело не ограничивается пропагандой. Я упомянул выше Университет имени Рокфеллера, который занимается секретными медико-генетическими исследованиями. Эксперты утверждают, что эти исследования сродни той евгенике, которая практиковалась в Третьем рейхе (культивирование «высшей расы» и плановое уничтожение всех «генетически неполноценных»).

Не стоит, однако, вслед за поклонниками конспирологии представлять Дэвида Рокфеллера сверхчеловеком, который «всё мог». Он не жалел денег на то, чтобы стать «вечным», и поменял много сердец, но миллиарды не помогли: седьмое сердце остановилось навсегда. Да и последние два десятилетия жизни приносили ему много неприятностей. В 2000 году финансовое положение его любимого банка Чейз стало настолько шатким, что пришлось пойти на объединение с другим банком Уолл-стрит – J.P. Morgan. Так появилась новая вывеска – JPMorgan Chase. Были у Дэвида активы и в нефтяной промышленности, но он постепенно выходил из капитала нефтяного бизнеса, полагая, что скоро звезда этой отрасли закатится. Сделать ставку на что-то новое и перспективное он не успел. И, наверное, самый сильный удар он получил в ноябре 2016 года, когда узнал, что победу в президентской гонке одержал Дональд Трамп, чьи заявления о намерениях положить конец финансовой и экономической глобализации, занявшись экономическим восстановлением Америки, перечёркивали дело всей жизни Дэвида Рокфеллера.

Сейчас трудно говорить, насколько Трампу удастся воплотить в жизнь его декларации. Однако символично, что приход Трампа в Белый дом и смерть Дэвида Рокфеллера почти совпали по времени (20 января и 20 марта). 2017 год может оказаться исходной точкой перелома в истории США и всего мира. Скорее всего, финансовая и экономическая глобализация в её прежнем виде больше продолжаться не будет. Со сцены сходят не только люди, но и институты эпохи глобализации. Я имеюв виду банки Уолл-стрит, главных акционеров ФРС. Конечно, формально они могут сохраниться, даже под прежними вывесками: JPMorgan Chase, Bank of America, Bank of New York Mellon, Citigroup, Goldman Sachs, Morgan Stanley, State Street, Wells Fargo и т.д. Однако методы их работы изменятся; скорее всего, появятся у них и новые хозяева. Я уже об этом писал.

Речь идёт о выдвижении нового клана, который я условно называю «Силиконовой долиной». Это представители «хай тек», сконцентрированные на создании цифрового мира с помощью информационно-компьютерных технологий (ИКТ). Важная часть этого цифрового мира – цифровые деньги, цифровые банки. Банки Уолл-стрит сегодня не готовы к решительным переменам, которые диктует «цифровая революция». Наглые и агрессивные парни из Силиконовой долины называют традиционные банки «динозаврами ХХ века» и собираются занять их место под солнцем. Финансовая и экономическая глобализация уже в прошлом. Следующий акт мировой драмы – построение мирового электронного концлагеря. А для людей из Силиконовой долины Дэвид Рокфеллер – динозавр ХХ века. Динозавр сделал свое дело и тихо ушёл в небытие. На смену алчным динозаврам финансового капитализма и финансовой глобализации торопятся ещё более алчные и агрессивные шакалы цифрового мира.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Рокфеллер 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.